ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– В общем, для такого вывода не надо быть большим спецом в конспирологии, – вяло возразил я.

Мое возражение, как ни странно, только подстегнуло собеседника. Заскучавший Виктор уже пару раз за спиной у Азуара повертел пальцем у виска. И один раз поставил ему рожки.

– Нет, конечно! Но ведь о чем в основном твердят столпы конспирологии? Человечество идет от рая в бездну, и через это очищение– опять к раю! И к апокалипсической войне нас движет тайная борьба добра и зла! Черного и белого!

– Но это общие принципы жизни! Вся наша жизнь– это постоянное познание добра и зла, постоянная борьба одного с другим! И добро, побеждая в этой борьбе, все больше отдаляет страшный суд, – вдруг вмешался в разговор Виктор.

Выдав тираду, он гордо посмотрел на меня, не обратив внимания на вставшие от удивления дыбом мои волосы. Ну, жук. Где набрался?

– Вот это и есть главное заблуждение! – Азуару, казалось, только и нужна была тирада Виктора, – не абстрактной борьбой добра со злом определяется наше бытие! Нет! Как пишут конспирологи – именно конкретной, тайной борьбой и задается наша жизнь. Тайной борьбой двух сил! Конкретных сил. И их нельзя называть – добро и зло. Просто две силы! Это и инициация против контр-инициации, это и война кштариев против брахманов. Это дневной дозор против ночного! И только в момент истины эти силы откроют себя!!! Именно тогда и настанет судный час! Все, что происходит вокруг, это неспроста! И не зря эта Антарктида дурацкая скакнула в теплые моря пятьдесят лет назад, не зря греют ракетами атмосферу. Ой не зря! Это все потому, что центр борьбы перемещается!

– Ну, уж Антарктида-то тут при чем? – не выдержал я.

– Как при чем?! Испокон веков на Земле королевы Мод был вход в подземное царство Ариев! Вы думаете, Гитлер в Чили сбежал? Нет, батенька мой! Он туда, под крылышко к Зигфриду. И тарелки пускал оттуда! – постепенно уверенность и азарт моего собеседника начинал смахивать на паранойю.

– Вот только не надо нам говорить, что её, эту Антарктиду немецко-фашистские захватчики перетащили. Там наши люди! Друзья у меня там! – Виктор не выдержал такого и опять вмешался в беседу.

– Вы правильно заметили, молодой человек! Куда им! Просто, некто великий вмешивается в извечную борьбу! Новый игрок на полях, – мужик выдав фразу, стал раза в два больше размером и гордо осмотрел окрестности.

– И кто это, вы знаете? – я уже чувствовал, какой будет ответ.

– Я видел их.

– Где?

– Не важно. Это рептилоиды из шестого измерения.

Когда спустя час мы подъезжали к нашей дачной базе, Виктор, услышав лай соседской собаки, задумчиво произнес:

– Нет, все-таки, наверное, это все собаки…

– Что, собаки? – не понял я.

– Ну, заговор этот… Вон посмотри – вроде, просто звери, а люди и кормят их, и поят, и дерьмо за ними подбирают… А те только гавкают…

День подошел к логическому концу.

Глава двадцать восьмая

– Майер, мне все надоело… – Сай почти спокойно выслушал наш с Виктором рассказ про ловцов рептилий и даже не улыбнулся.

– Что тебе надоело? – я сделал вид, что не понял.

– Ты знаешь, я с самого начала подозревал, что все, что я услышу от тебя, полная туфта… То, что ты делаешь, вызывает только противление мира! – Сай начал беситься.

– Ага, а когда от Чиркова выходили, мы случайно под град попали? Если бы не вертушка та, спорил бы ты со мной…

– Ты бы больше в КГБ лазил, тогда бы зад не так подсмолили! Да неужели ты не понимаешь, что лезешь, куда не надо? Вот и мерещится хренотень всякая, – Сая несло.

Тут меня внезапно осенило!

– Витя, помнишь, когда нас с твоей фурой накрыло, ты ещё треугольник монтировкой раздолбал? – с надеждой спросил я.

– Ну как не помнить. Если бы фуру мою не сожгли тогда, я бы спокойно до сих пор дальнобойничал… И забот не знал, – кажется, он тоже начинал впадать в пессимизм.

– А помнишь, – с еще более оптимистичными нотками вопросил я, – ты выломал такую фиговину, типа турбинки? Чтоб не летала?

– Как не помнить…, – Виктор даже удивился, – она вон, в ящике с инструментом. Я её, наверное, к прикуривателю в «Волгу» подключу – вместо кондиционера.

– Давай сюда, развинтим!

– А собрать сумеем? Хорошая же вещь! – Виктор явно не любил, когда портят вещи.

– Как разберем, так и соберем, тащи, – мне казалось, что сейчас что-то произойдет.

– Ну и что, – сказал Сай, когда Виктор принес эту штуковину, – вентилятор от компа?

– Сейчас узнаешь! – я уже вооружился отвертками и пинцетами. Благо, Виктор припер весь ящик с инструментами.

Мы склонились на странным предметом, разложив его на газетке, как на простынке операционного стола.

– Стой!!! – Виктор заорал над ухом так, что я проткнул палец острым пинцетом. – Взорваться может!

– По-моему, от твоего вопля больше вреда, чем от любого взрыва, – промычал я, облизывая проколотый палец. – Не интерферируй.

– Не буду, – согласился Виктор.

Он, очевидно, не понял значения моей реплики и стал делать различные странные вещи – перекладывать инструменты, потом закрыл рукой свет…

– Витя, никогда не делай то, не знаю чего. Я просил не мешать, – успокоил я его.

– А… так бы и сразу, – ему полегчало.

Турбинка представляла собой странную конструкцию из пластика. Вернее, я назвал для себя этот материал пластиком. По всем видимым приметам он был пластиком. В черном кольце вращались две многолопастные фигуры. Вроде пропеллеров. Было совершенно непонятно, как же они крепились на оси. После долгого рассматривания я ковырнул то место, где по идее должна быть ось. Без особого усилия удалось вытащить маленькую заглушку, которая обнажила пружинку, фиксирующую всю конструкцию.

– Ты смотри, какая работа тонкая! – прошептал Виктор.

– Да, не простой фен для головы, – согласился я.

Вот фиксирующую пружинку отсоединить оказалось совсем не просто. После нескольких неудачных попыток острие пинцета поддело пружинку, и она, тренькнув, улетела в неизвестном направлении. Одна из турбинок легко скользнула по оси, обнажив скрытое электронное нутро.

– Ну и что скажем? Кто-нибудь может мне сказать – кто на такое способен? Какие силы должны быть задействованы, чтобы такое наваять? – с легким торжеством заявил я. Ну очень я верил в то, что мы не просто заблуждаемся.

– Дай-ка, – вдруг раздался голос молчавшего до сих пор Сая, – у меня лупа есть в ножике, я рассмотрю поближе.

Сай долго ковырялся в электронных кишочках привода, вытащил круглую пластину. К ней сходились провода. Провода были соединены с чем-то, очень похожим на микросхемы. Очевидно, эта пластина вместе с микросхемами и управляла турбинкой.

– Майер! – Сай швырнул детальку на стол. – Я говорил – все это глупые игры. Все! Мне надоело! Прощай! И совет мой опять прост. Не лезь, куда не надо! Все это ты сам провоцируешь. – Сай резко вышел и хлопнул дверью…

– И чего это он так? – Виктор озадаченно взял в руки выброшенную плату.

Надеясь на свое зрение, он стал тщательно рассматривать устройство.

– О! Тут значки какие-то! Может, ты поймешь?

Я, вооружив глаза, стал изучать предмет раздора. Действительно, сквозь линзу было хорошо видно, что тончайшие проводки от катушки, которая, видимо, приводила в действие пропеллеры, сходились на плате и были подключены к микросхеме. Маленькой и аккуратной. На микросхемке со множеством ножек были выбиты какие-то загогулинки и можно было разобрать надпись: «Made in CHINA»

Печально остаться одному именно так. Продемонстрировав всем окружающим, что ты полный дурак. И хоть Виктор и кричал мне, уходящему, вдогонку, мол, вернись, да наплюй, может образуется. Но я ничего не мог с собой поделать. Может, я просто схожу с ума? Ничего особенного не происходит вокруг, только случайные совпадения выстраиваются в моем больном разуме в псевдологическую цепь. Да и общение с людьми, вроде Аякса, ясности ума не способствует.

33
{"b":"35198","o":1}