ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Потерянное озеро
Неправильные
Джунгли. В природе есть только один закон – выживание
Искусство словесной атаки. Практическое руководство
Единственная, или Семь невест принца Эндрю
Мой любимый враг
Хранитель детских и собачьих душ
Ее худший кошмар
Тёмные птицы
Содержание  
A
A

– И как же?

– Превратить в ревнивого дурака. Ты ревнуешь к человеку, с которым я спала до того, как встретила тебя. Это вообще кажется тебе разумным?

– Но дело в том, что…

– Да? – переспросила Землэ с таким подчеркнутым терпением, что Стивен вдруг вновь почувствовал себя маленьким мальчиком.

– …он – зло, – неуверенно закончил Стивен.

– В самом деле? Не знаю. Конечно, он наш враг, поскольку желает заполучить то же, что и мы. Но я не предавала тебя; напротив, я предала его ради тебя. Так что перестань быть мальчишкой и попытайся для разнообразия побыть мужчиной. Для этого не нужен опыт – вполне достаточно мужества.

Этой ночью все было иначе. Стивен долго лежал без сна, мучительно ощущая дыхание Землэ и каждое ее движение. Иногда он проваливался в неглубокую дрему, но громкий вздох или поворот ее тела тут же будили Стивена.

«Она не спит. Она меня простила…»

Однако Стивен не был уверен, что нуждается в прощении. Она спала с прайфеком. Вне всякого сомнения, это грех, даже если Хесперо – оживший скаслой. И как раз перед…

Стивен вздохнул. Дело ведь совсем в другом, верно?

Прикосновение Хесперо, опередившего Стивена. Прикосновение мужчины, который знает, как доставить удовольствие женщине.

Так он и метался между раскаянием и гневом, пока камень не расползся под ним, словно паутина, и что-то не потянуло его вниз.

Кожа Стивена вдруг стала липкой и влажной, его плоть и кости наполнила боль, словно от лихорадки. Паника заставила его искать хоть какую-то опору, но вокруг была лишь пустота. Однако он не падал, а парил в окружении невидимых ужасов.

Он попытался закричать, но что-то набилось ему в рот.

Стивен уже был на грани безумия, когда утешающий голос начал нашептывать ему какие-то слова, неразборчивые, но вселяющие уверенность. Затем перед глазами возникла полоса света, и его сердце успокоилось.

Зрение прояснилось, и он увидел Ведьмин Рог, почти таким же, каким тот был в закатном свете, только снега на нем стало больше. Стивен, словно птица, планировал к нему над долиной, над поселениями, потом у него слегка закружилась голова, и он оказался над склонами горы, приближаясь вдоль извивающейся тропы к дому на дереве. Возникло бледное лицо с глазами цвета меди, лицо хадивара, и теперь он знал, что Землэ была права, это означало просто «сефри».

Вновь послышались слова, и Стивен по-прежнему не мог понять их, но тут он приземлился. Теперь он шел по северному склону горы, заросшему мхом, к двери, искусно спрятанной в камне, он шагнул в нее и оказался в реуне.

Постепенно приходило понимание. Радость наполнила его сердце…

Стивен проснулся, ощутив осторожное прикосновение к щеке. Землэ с тревогой смотрела на него, она была так близко, и так легко было бы коснуться ее губ…

Но, увидев, что Стивен проснулся, она выпрямилась, и обеспокоенность исчезла с ее лица.

– Дурной сон? – спросила она.

– Не совсем, – ответил он и пересказал свои видения. Землэ, казалось, совсем не удивилась.

– Сначала мы поедим, – решила она. – А потом двинемся дальше. Надеюсь, мы найдем этот твой мифический город.

Он улыбнулся и протер глаза, чувствуя себя гораздо более отдохнувшим, чем должен бы.

«Хорон, – мысленно обратился он к небесам, – неужели ты стал святым? Неужели это ты ведешь меня?»

Спуск оказался куда более трудным, чем во сне, и вера Стивена в свое видение постепенно меркла по мере того, как они углублялись в густой вечнозеленый лес, наполненный ароматом смолы.

– Ты знаешь, куда идешь? – с сомнением спросила Землэ.

В первое мгновение Стивен не понял ее вопроса и вдруг сообразил, что они поменялись ролями. С тех пор как они вошли в долину, Землэ смотрела на него как на проводника.

– Кажется, знаю, – ответил он.

– Дело в том, что существует более короткий путь к горе.

Он кивнул.

– Весьма возможно, но я хочу кое на что взглянуть. Примерно час спустя появились первые приметы. Сперва они были едва заметны: необычные холмики, впадины, похожие на русла пересохших ручьев. Потом появились куски стен, хотя их высота редко достигала колена. Стивен спешился и повел калбока в поводу, и перед ним вдруг вспыхнуло видение узких причудливых зданий и фигур в яркой одежде.

– Хадивайзель, – сказал Стивен и развел руками. – Точнее, то, что от него осталось.

– Это хорошо? – спросила она.

– Ну, по меньшей мере это значит, что я действительно знаю, куда иду.

И они двинулись на восток, в сторону горы, туда, где виднелись следы тропы. Дом из его видения исчез, но Стивен узнал дерево, хотя теперь оно стало старше и гораздо толще. Оттуда он повел Землэ все выше, на север, к Безлоу, где тень горы постоянно лежала на земле и мох стал таким белым и густым, что почти полностью скрывал гниющие стволы деревьев.

Спустились сумерки, когда они добрались до древней линии тени, и Землэ предложила сделать привал. Стивен согласился, и они занялись обустройством животных.

Однако собаки не хотели отдыхать; шерсть стояла дыбом у них на загривках, они непрерывно рычали на сгущающиеся тени. Да и сам Стивен не мог успокоиться. За последние несколько дней его слух заметно улучшился, и теперь он слышал по меньшей мере часть того, что волновало животных.

И ему это не нравилось.

Во мраке двигались некие двуногие существа. И некоторые из них пели.

ГЛАВА 6

СЛЕД СМЕРТИ

Смерть указывала Эсперу дорогу. Мертвые деревья в лесу, мертвая трава, можжевельник и вереск на пустошах, мертвая рыба в ручьях и реках.

Следуя за смертью, он следовал за вурмом, и с каждым днем след становился все отчетливее, словно ядовитая природа чудовища проявлялась все сильнее.

Река Велп была запружена останками животных, ее заводи напоминали скотобойню. Весенние почки выделяли зловонный гной, и лишь слишком хорошо знакомые Эсперу черные шипы продолжали буйно разрастаться.

Странное дело, но с каждым днем Эспер чувствовал себя все лучше. Если яд вурма набирал силу, то и средство ведьмы становилось все более действенным. Огр также выглядел совершенно здоровым и бодрым, каким не был уже много лет, словно вновь стал жеребенком. И с каждым заходом солнца Эспер приближался к чудовищу – и Фенду.

За Велпом Эспер уже больше не знал названий мест и вздымающихся впереди гор. Вурм предпочитал долины, но изредка перебирался через не слишком высокие перевалы. Однажды он двигался по ручью, который ушел под гору, и Эспер провел день, выслеживая его в темноте с помощью факела. Когда вурм второй раз воспользовался такой дорогой, Эсперу пришлось вернуться, поскольку тоннель был заполнен водой. Отчаянно ругаясь, Эспер поднялся вверх по склону на перевал, откуда просматривалась соседняя долина. Он обещал принести жертву Неистовому, если вурм не успеет от него сбежать.

Наконец, отчаянно напрягая глаза в темноте, Эспер увидел голову, рассекающую поверхность воды примерно в двух лигах впереди, и начал спускаться вниз.

После этого его задача заметно упростилась, поскольку Эспер оказался достаточно близко к твари, чтобы находить еще умирающих птиц и животных.

Конечно, в конце долины маячила еще одна высокая гора, и, если бы вурм нашел дорогу и под нее, это могло бы изрядно затруднить преследование. Однако лесничий рассчитывал догнать тварь раньше.

К следующему утру Эспер все еще не настиг вурма, но не сомневался, что уже близок к цели. Он знал это по запаху. Эспер проверил стрелу – так он поступал каждое утро, – потушил костер и продолжил погоню.

Местность начала подниматься, земля здесь заросла елями и болиголовом. Он ехал по южному склону, вдоль основания желтого утеса, вздымавшегося ярдов на двадцать, на котором разглядел извилистую тропу. Эспер принялся изучать скалу, размышляя о том, что, если на нее забраться, он получит преимущество в высоте. Однако надежды на это было не много. Создавалось впечатление, что не стоит рассчитывать на пологий подъем.

103
{"b":"352","o":1}