ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Не совсем, – сообщил Казио, и трое гвардейцев что-то согласно забормотали. – Куда мы идем?

– У нас нет выбора. Вниз.

Запах гари усилился, временами он становился удушающим, и Энни начало казаться, что он смешивается с кисловатым запахом страха, исходящим от ее спутников.

– Теперь я его слышу, – выдохнула Остра. – Святые, он забрался ко мне в голову.

– Мы не можем идти дальше, – испуганно запротестовал МекВорст. – Я могу сражаться с людьми, но я не хочу стать пищей огромному пауку.

– Это не паук, – возразила Энни и тут же сама усомнилась в правдивости своих слов.

В конце концов, никто не знал, как выглядит скаслой, во всяком случае она ничего не слышала и не читала на этот счет. Они были известны как демоны тени, чей истинный облик скрывает мрак.

– Сохраняйте спокойствие, – сказала она. – Он не сможет причинить вам вред, пока вы со мной.

– Я… чувствую… голос… – Воин смолк, и Энни показалось, что он плачет.

Бормотание стало громче, но оставалось невнятным до тех пор, пока они вновь не достигли уровня земли. Продолжив спуск, они попали в очередной тупик.

Но Энни снова знала, где искать скрытый проход. Она нашарила задвижку, ощущая странное покалывание в ладонях.

Стена перед ними беззвучно отошла в сторону, и свет их фонаря пролился из тоннеля в низкое круглое помещение.

Что-то сдвинулось там, что-то неправильное, и Энни с трудом сдержала крик. Остра же не справилась с собой, и ее пронзительный вопль эхом отразился от нависающего потолка.

Энни замерла на месте, ее сердце отчаянно колотилось, перед глазами все плыло.

И лишь после нескольких оглушительных ударов пульса Энни поняла, что смотрит не на чудовище, а на мужчину и на женщину. Мужчина был страшно изуродован; его лицо хранило жуткие следы порезов и ожогов. Грязные тряпки почти не скрывали тела. Лицо женщины покрывала корка грязи и засохшей крови. На ней была мужская одежда темных оттенков.

К своему изумлению, Энни ее узнала.

– Леди Берри?

– Кто здесь? – невнятно пробормотала та. Она казалась пьяной. – Вы настоящие?

– Вполне.

Леди Берри рассмеялась и сжала плечо мужчины.

– Оно говорит, что оно настоящее, – сказала она ему.

– Всякий скажет, что он настоящий, – прохрипел мужчина со странным акцентом. – Но так и мы говорим себе, разгуливая по кладбищу, не так ли?

– Вы были любовницей моего отца, – проговорила Энни. – Вы лишь немногим старше меня.

– Видишь? – сказала леди Берри. – Это Энни Отважная, младшая дочь Уильяма.

– Да, – слегка сердито подтвердила Энни. – Так и есть.

Леди Берри нахмурилась и слегка покачнулась. На ее лице появилась тревога.

– Пожалуйста, – прошептала она. – Я не могу, больше не могу.

Она подошла ближе, и Энни заметила, как она исхудала. Леди Берри всегда казалась веселой и полной жизни – юная девушка, еще недавно перешагнувшая порог детства, с гладкими румяными щеками. Теперь кожа обтянула череп, а яркие голубые глаза казались темными и лихорадочными. Она протянула дрожащую руку к Энни. Ее грязные пальцы были ободраны.

Мужчина тоже пытался встать, что-то бормоча себе под нос на незнакомом Энни языке.

Как только пальцы Берри коснулись лица Энни, женщина сразу же отдернула их и поднесла ко рту, словно обжегшись.

– Святые, – проговорила она. – Она настоящая. Или более настоящая, чем остальные…

Энни протянула к ней руку.

– Я настоящая, – подтвердила она. – Вы видите мою фрейлину, Остру. Остальные – тоже мои люди. Леди Берри, как вы сюда попали?

– Прошло так много времени… – Она закрыла глаза. – Моему другу нужна вода, – сказала она. – У вас есть вода?

– Вам обоим нужна вода, – извиняющимся тоном ответила Энни. – Как долго вы здесь находитесь?

– Не знаю, – ответила леди Берри – Но можно попытаться сосчитать. Кажется, я здесь с третьего дня призмена.

– Значит, прошло дважды по девять дней.

Казио протянул ей мех с водой, и Энни передала его Берри. Элис тут же поднесла воду человеку со шрамами.

– Пей медленно, – велела она. – И осторожно, а то ты его не удержишь.

Он сделал несколько глотков, а потом закашлялся так, что вновь рухнул на землю. Берри отпила немного сама и опустилась на колени рядом с мужчиной. Она проследила, чтобы он сделал еще пару глотков, а потом заговорила.

– Я – слуга вашей матери, – начала она.

– Я очень сильно в этом сомневаюсь, – возразила Энни.

– Я прошла обучение в монастыре, ваше величество. Не в монастыре Святой Цер, но все же я – сестра. Мне было поручено стать любовницей вашего отца. Но после его смерти я пришла к вашей матери.

– Почему?

– Мы нуждались друг в друге. Я понимаю, что вам трудно мне поверить, но я служила ей так хорошо, как могла. А потом я спустилась в подземелья, чтобы освободить Леовигилда Акензала.

– Композитора. Я о нем слышала. – Энни посмотрела на изуродованного мужчину. – Так это?..

– Нет, – покачала головой леди Берри. – Акензал отказался пойти со мной. Роберт держит в заложниках людей, которыми он дорожит, и музыкант не стал подвергать их риску ради собственной свободы. Нет, это, насколько мне известно, принц Чейсо из Сафнии.

Энни ахнула, словно получила пощечину.

– Жених Лезбет?

При упоминании имени ее тети мужчина застонал, а потом прокричал что-то невразумительное.

– Тише, – сказала леди Берри, погладив его по голове. – Это ее племянница, Энни.

Изуродованное лицо повернулось к Энни, и на миг она увидела красивого мужчину, каким он прежде был. В его темных глазах плескался океан боли.

– Моя любовь, – сказал он. – Моя любовь навеки…

– Роберт обвинил его в том, что он похитил Лезбет и передал врагу. Я считала, что принца казнили. Я наткнулась на него после того, как обнаружила, что Роберт перекрыл большую часть проходов. – Тут лицо Элис исказилось. – Ваш дядя, вы знаете…

– Не человек? Да, мне это известно.

– Вам удалось отобрать у него трон? Его правление закончилось?

– Нет. Он и сейчас продолжает нас разыскивать. Лишь этот тоннель он не успел перекрыть.

– Я знаю. Я надеялась отыскать выход, обогнув место заключения Узника. Однако он поймал нас здесь.

– Вы видели Узника?

– Нет. Однажды ваша мать спускалась сюда, чтобы встретиться с ним, и я ее сопровождала. Однако единственный ключ, о котором я знаю, находится у Роберта. Нам не удалось открыть дверь.

– Значит, и мы не сможем.

Леди Берри покачала головой.

– Вы не понимаете. Речь идет о ключе от главного входа, который открывает дверь в помещение, находящееся перед этой камерой. Снаружи, понимаете? Узник находится внутри стен древней магии. Чтобы держать его под контролем. Энни, мы находимся внутри его камеры.

И как только Берри произнесла эти слова, стены начали двигаться, словно огромные витки, Остра погасила фонарь, и они оказались в полнейшей темноте.

– Что такое? – закричала Энни. – Остра?

– Он сказал мне… я не… я не могла…

Но потом голос вернулся, он больше не шептал, а дрожью проникал сквозь камень в ее кости.

– Ваше величество, – насмешливо заговорил он.

Энни ощутила едкое дыхание на своем лице, и темнота начала медленно, страшно вращаться.

ГЛАВА 7

ТРИЙ

Леоф улыбнулся, услышав изящный финальный росчерк, который Мери добавила к степенному и печальному «Трию для святой Розмир».

У нее была такая возможность – форма трия поощряла импровизации, – но большинство музыкантов добавило бы несколько грустных нот, а Мери выбрала задумчивую, но в целом веселую интерпретацию главной темы. Поскольку этот отрывок был посвящен размышлениям о памяти и забывчивости, несмотря на его новизну, он оказался совершенным.

Когда Мери закончила, она посмотрела на него, как всегда, ожидая одобрения.

– Хорошо, Мери, – сказал он. Я поражен, что ты в столь юном возрасте сумела так хорошо понять это сочинение.

– Что вы имеете в виду? – спросила она, почесывая кончик носа.

106
{"b":"352","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Бумажная принцесса
Пять четвертинок апельсина
Любовь на троих. Очень личный дневник
Чапаев и пустота
Мы – чемпионы! (сборник)
Nirvana: со слов очевидцев
Академия невест