ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эспер посмотрел на Фенда, потом оперся на свой костыль и с трудом поднялся.

– Перед тем как ты убьешь меня, ответь на один вопрос, – сказал Эспер. – Почему Керла?

Фенд ухмыльнулся.

– Правда? Не «зачем было убивать Тернового короля» или хотя бы «что все это значит»? Ты до сих пор переживаешь за Керлу? Но ведь это было так давно.

– Да. Это все, что я хочу знать.

– Знаешь, я не хотел ее убивать, – ответил Фенд. – Когда-то она была моим другом. Но у меня… точнее, у нас возникли опасения, что она расскажет тебе.

– Что?

– Главную тайну сефри, болван.

– Проклятье, о чем ты говоришь?

Фенд рассмеялся.

– Столько лет прожил с нами, но так и не догадался? Думаю, это справедливо. Даже некоторые сефри не знают.

– Чего не знают?

– Кто мы, – ответил Фенд. – Мы скаслои, Эспер. Мы то, что осталось от скаслоев.

– Но…

– О нет, извини. Я ответил на твой вопрос. Больше ты ничего не получишь.

Он поднял лук, и Эспер приготовился к последней попытке. Кинжал не был сбалансирован для метания, но…

Кажется, он услышал стук копыт? Эспер вдруг представил себе Огра, восстающего из мертвых, и едва не рассмеялся.

Глаза Фенда сузились, а затем широко раскрылись – стрела ударила в нагрудную пластину его доспехов, а следующая вонзилась в коленное сочленение. Эспер обернулся и увидел, что к ним действительно скачет лошадь, но это был не Огр. Серый в яблоках скакун, которого Эспер никогда прежде не видел.

Всадницу он узнал по бледной коже, черной челке и миндалевидным фиалковым глазам. Она вновь выстрелила, целясь в голову Фенда, но тот увернулся, метнувшись в сторону. Лошадь остановилась, всадница легко спрыгнула на землю и закинула лук за спину.

– Давай, – скомандовала она. – В седло.

– Но Фенд…

– Нет, смотри, – сказала она. – Вон еще идут. Лезь! Она помогла ему перебросить сломанную ногу через седло.

Эспер едва не потерял сознание от жуткой боли. Однако он понял, что его спасительница имела в виду: несколько вооруженных фигур спешили на помощь Фенду. Да и сам Фенд поднимался, вновь накладывая черную стрелу на тетиву.

Лешья развернула коня и пустила его галопом. Эспер хотел взять ее лук и выстрелить на прощание в Фенд а, но внезапный толчок отозвался в нем такой болью, что все вокруг потемнело и исчезло.

Энни удивленно заморгала, когда сефри опустились перед ней на колени.

– Мне казалось, матушка Уун говорила, что сефри не будут сражаться, – заметила Остра.

Энни кивнула и сжала руку подруги.

– Кто ваш командир? – спросила она. Черноглазый мужчина со светлыми волосами, одетый в серебристую кольчугу, склонил голову.

– Я капитан этого отряда, ваше величество.

– Как вас зовут, сэр?

– Каут Версиал, ваше величество, – ответил он.

– Встаньте, Каут Версиал, – велела ему Энни.

Капитан поднялся на ноги.

– Вас послала матушка Уун? – спросила она после недолгой заминки.

– Она сказала нам о том, что вам обещал Узник.

– Но это произошло только что, – возразила Энни. – Как она могла узнать? И как вы могли прибыть так быстро?

– Мы ждали, ваше величество. Матушка Уун предвидела такую возможность.

– Я не понимаю, – призналась Энни. – Матушка Уун сказала, что она – один из его стражей; она помогала держать Узника в плену. Почему он обратился к ней?

– Это все очень древние дела, ваше величество, – ответил Каут. – Я и сам понимаю не все. Только то, что это часть нашего зарока: если Узник когда-нибудь будет освобожден, он сможет отдать нам один приказ.

– И он приказал вам спасти мне жизнь?

– Защищать вас и служить вам, ваше величество.

– Значит, ваша служба не закончена?

– Да, ваше величество, она продолжается. До тех пор, пока вы не отпустите нас или мы не умрем.

– Сколько вас здесь?

– Сто пятьдесят воинов, ваше величество.

– Сто… Вы знаете, как отсюда попасть в замок?

– Да, ваше величество. – Он указал рукой в сторону. Энни обернулась и увидела прямо у себя за спиной массивную металлическую дверь.

– Он прав, – вмешалась Элис. – Принц Роберт мог перекрыть все проходы, но только не отрезать себя от Узника. Однако нам все еще нужен ключ.

Стоило ей произнести это, как дверь бесшумно отворилась и они увидели древнего сефри. Он был немыслимо тощим и хрупким, и Энни почти испугалась, что перед ней еще один оживший мертвец. Глаза старика безучастно смотрели в пустоту.

– Ваше величество, – обратился он к ней. – Итак, вы пришли. Добро пожаловать.

Элис ахнула.

– Но вам вырезали язык и проткнули барабанные перепонки, – выдавила она.

Старый сефри улыбнулся.

– Я исцелился.

– Кажется, вы не слишком расстроены тем, что Узник сбежал, – заметила Энни.

– Так было предначертано судьбой, – ответил Хранитель. – Я почувствовал, что он ушел, и направился сюда.

– Приказывайте, ваше величество, – сказал Каут.

Энни глубоко вздохнула.

– Как вы считаете, у вас достаточно людей, чтобы захватить замок изнутри?

– С преимуществом внезапности, думаю, да.

– Хорошо. Казио, ты пойдешь со мной. Остра, возьми десять сефри в качестве телохранителей. Узник сказал, что он снял чары с тоннелей. Давайте проверим. Найди сэра Лифтона. Пусть осушит нижние проходы и пошлет гонцов за подкреплением. Остальные пойдут со мной. Нет, подождите. Дядя Роберт был с этими людьми. Сперва отыщите его и приведите ко мне.

Однако Роберта им, естественно, найти не удалось.

ГЛАВА 13

ОЖИДАНИЯ МЮРИЕЛЬ

Вместе с Элис Мюриель лишилась и единственного источника новостей о внешнем мире. Конечно, у нее еще оставались два окна, да и стражники изредка обменивались несколькими фразами, если полагали, что Мюриель их не слышит, но она не слишком верила им, поскольку все, что ей удавалось «подслушать», могло оказаться частью одной из игр Роберта.

Однако Мюриель была уверена: за стенами дворца что-то происходит. Через южное окно она видела значительную часть города, и уже несколько дней возле Твердыни в квартале сефри и его окрестностях было заметно какое-то движение. Зажигались огни, и Мюриель видела, как воины в доспехах и осадные машины перемещаются по улицам в ту сторону.

Быть может, началось восстание? Или Роберт окончательно утратил разум и зачем-то решил покончить с сефри?

Существовала и третья возможность, но Мюриель не осмеливалась о ней думать. Ход Креплинга имел ответвление, ведущее в Двор Гобеленов. Быть может, вернулся сэр Файл? Нет, он не смог бы вспомнить тайный ход. Если только Элис…

Но Элис мертва. Разве нет?

В этом вопросе крылась самая отчаянная надежда Мюриель. Сидя взаперти в своей башне, она успела обдумать даже самые невероятные возможности.

Последние свои слова Элис произнесла на лирском, родном языке Мюриель: «Я сплю. Я сплю. Я вас найду».

Элис прошла обучение в монастыре и прекрасно разбиралась в тысячах ядов. Может быть, она только притворилась мертвой?

Нет. Пустые надежды…

Мюриель попыталась представить себе другие варианты развития событий. Возможно, прайфек Хесперо пришел к заключению, что все сефри являются еретиками и их нужно повесить, но те решили оказать сопротивление. Это казалось вполне разумным.

Возможно, союз Роберта с Ханзой дал трещину, и армии Ханзы удалось каким-то образом утвердиться в Эслене… Нет, это уже совершенно невероятно. Мюриель пришлось примерить свадебное платье, да и другие приготовления к венчанию шли своим чередом.

Из окна, выходящего на восток, открывался красивый вид на слияние Свежести и Ведьмы, но ничего интересного там не происходило. Мюриель сожалела, что у нее нет западного окна, откуда был бы виден Торнрат, или окна с видом на север – на Королевский поэл. Сражение, если оно произойдет, должно было начаться именно там.

Она пыталась хоть чем-нибудь себя занять и ждала, пока что-то произойдет, поскольку от нее теперь ничего не зависело.

120
{"b":"352","o":1}