ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мне жаль, Энни, – прошептала она. – Мне так жаль.

Потом Фастия закрыла глаза и мягко запела:

Мне бы друга милого,
Чтобы грудь как снег бела,
Чтоб уста как кровь багряны,
Кудри вранова крыла.
Мне бы друга милого,
Чтоб меня бы миловал,
А на прочих на девиц
Даже глаз не вскидывал.
Канут солнце и луна,
Море высохнет до дна,
А до той поры найти бы
Мне бы друга милого.

Она допела, и Энни смотрела на нее сквозь слезы, застилавшие глаза.

– Прощай, Леу, – проговорила Фастия.

Когда она начала поворачиваться, тихие всхлипывания Энни превратились в рыдания. Фастия подошла к гобелену, на котором был изображен рыцарь, оседлавший морского конька, и подняла его. Затем она постучала по стене, и панель отъехала в сторону.

Фастия остановилась в проеме, за которым царил мрак.

– Там, где мы живем, гораздо больше таких тайных проходов, – сказала она. – Но они понадобятся тебе позже. Пока же ты должна пережить это.

Вдруг потянуло запахом гниющей плоти, и глаза Фастии превратились в дыры, где копошились черви. Энни закричала…

…и с криком села, все еще держась рукой за стойку кровати. На глазах у нее гобелен медленно поднимался.

ГЛАВА 7

РЕВЕСТУРИ

Человек стоял так близко, что Стивен чувствовал его дыхание у себя на шее.

– Мне всегда казалось, что это всего лишь оборот речи, – пробормотал молодой человек.

– Что за оборот? – спросил мужчина.

– Гож даж, бродар Эхан, – пояснил Стивен.

– Э-э, да, это в самом деле оборот такой, значит «добрый день», – ответил Эхан. – Ты и сам знаешь.

– Я могу повернуться?

– Конечно, разрешил Эхан. – Я всего лишь хотел тебя напугать.

– У тебя получилось, – признал Стивен, медленно поворачиваясь.

Он увидел маленького, похожего на карлика, человечка с ярко-рыжими волосами, который широко улыбался ему, уперев в бока кулаки, так что его острые локти, казалось, вот-вот проткнут дыры в зеленой рясе. Эхан вдруг резко выбросил вперед руку, и Стивен отшатнулся, но тут же увидел, что она пуста.

– Какой ты, однако, нервный, – заметил Эхан, когда Стивен с опозданием пожал протянутую ладонь.

– Это ведь ты начал с того, что назвал меня предателем, брат Эхан.

– Так ведь ты и есть предатель, – ответил Эхан. – Многие из служителей церкви считают тебя предателем, но я не из их числа. В д'Эфе вообще никто так не думает. По крайней мере пока.

– А как ты узнал, что я буду здесь?

– Те, что внизу, сказали, что посылают тебя сюда, – пояснил Эхан.

– Значит, вы заодно со слиндерами?

Эхан почесал в затылке.

– С вотенами? Ну, вроде того.

– Я не понимаю.

– Э-э… Понимаешь, объяснять тебе все – это не по моей части, – ответил Эхан. – А то еще напутаю что-нибудь. Я здесь, чтобы отвести тебя к тому, кто справится с этим лучше меня, и заверить, что ты среди друзей – или, по крайней мере, не среди врагов. Здесь нет союзников прайфека.

– Так ты знаешь?..

– Конечно, – ответил Эхан. – Слушай, пойдем уже, а? И так придется торопиться, прайцерсну уже скоро.

Стивен глубоко вдохнул. Эхан был его другом или, по крайней мере, он его таковым считал. Они помогали друг другу в монастыре д'Эф, объединившись против Десмонда Спендлава и прочих монахов, вставших на путь зла. Но с тех пор жизнь преподала Стивену несколько уроков. В частности, он твердо усвоил: никто не является тем, за кого себя выдает, особенно среди церковников.

Эхан не дал Стивену ни единого повода заподозрить подвох. Монах ведь мог бы и не здороваться, а просто вонзить ему в спину нож. Но – кто знает? Возможно, он задумал злодейство куда более изощренное, чем убийство.

– Ну так пойдем, – сказал Стивен.

– Давай за мной.

Эхан провел его по тропе, которая вилась по опушке, а потом через пастбище. После они перешли по бревну ручеек, пересекли большой яблоневый сад, поднялись по склону холма и направились к монастырю. Несмотря на печальные воспоминания Стивен невольно залюбовался обителью. Над величественным храмом возвышалась часовая башня из розового гранита, сверкавшая бледным пламенем в лучах утреннего солнца. Так могла бы выглядеть истовая молитва, воплощенная в камне.

– Что тут произошло, пока меня не было? – спросил Стивен, когда они взбирались по самому крутому участку подъема.

– Ну, пожалуй, не будет вреда, если я расскажу тебе немного После того как ты спас лесничего от Десмонда Спендлава и его шайки, они бросились следом за тобой. Разумеется, позже мы узнали, что из этого вышло. А мы тем временем получили известие, что прайфек направил сюда нового фратекса. Мы знали, что Десмонд низкий человек, но нам не было известно, что он работает на гиероваси.

– Гиероваси?

– Я… нет, он объяснит лучше. А пока не бери в голову. Нехорошие люди, в общем. На самом деле большинство из нас, как и ты, до недавнего времени не знало, кто такие гиероваси. Но мы вычислили, что Хесперо один из них, а значит, и фратекс, которого он к нам послал, из той же компании. Так и оказалось. Ну, вышла небольшая драчка. И нам бы несдобровать, но у нас объявились союзники.

– Слиндеры?

– Дреоды, ну и вотены, конечно, были с ними. Тебе что-то не по нраву?

– Они едят людей, – напомнил Стивен. Эхан фыркнул.

– Да, это, конечно, дурно с их стороны. Но в той потасовке они съели того, кого нужно, так что мы не слишком возражали. Когда про нас стало известно, наши ряды значительно пополнились. Гиероваси атаковали нас еще несколько раз, но у них имелось множество других забот – ресакаратум, например.

– Я что-то слышал об этом в Данмроге. По большей части слухи.

– Если бы только слухи. На самом деле это пытки, повешения, сожжения, утопления и прочее в том же духе. Всякий, кто им не нравится, кто, по их мнению, может оказаться опасным…

– «Им» – это гиероваси?

– Ну да. На беду как раз они-то и заправляют в той церкви, которую большинство людей считают единственной, как ты, наверное, и сам знаешь.

– Нет, я этого не знал, – признался Стивен. в нем вдруг затеплилась робкая надежда. Из слов Эхана следовало, что только часть церкви, пусть даже и очень могущественная, обратилась ко злу. Значит, возможно еще найти в этом противостоянии ту силу, под знаменами которой стоит сражаться.

– Ты в этом не одинок, – ответил Эхан. – Я имею в виду в своем неведении. Мы сами об этом позаботились.

– Подожди. Эти гиероваси… в обители Каилло Валлаим в з'Ирбине тоже они хозяйничают?

– Пожалуй. Фратекс Призмо – один из них.

– Неужели Ниро Лусио?..

– О нет. – Эхан покачал головой.

Тем временем они прошли в ворота под высокой аркой и направились в сторону двора западного крыла.

– Лусио умер от загадочного и неожиданного заболевания желудка, если ты понимаешь, что я имею в виду. Сейчас фратекс Призмо – Ниро Фабуло.

– Значит, д'Эф больше не подчиняется святейшему из святых?

– Не-а.

– В таком случае кто сейчас им руководит?

– Фратекс, разумеется, – сказал Эхан.

– Фратекс Пелл? Но я видел, как он умер…

– Нет, – возразил ему знакомый голос. – Нет, брат Стивен, ты видел, как я умирал. Но не умер.

Стивен резко повернулся на голос.

Фратекс Пелл, настоятель монастыря д'Эф, был первым из здешней братии, с которым познакомился Стивен. Фратекс изображал старика, пытающегося тащить огромную вязанку дров. Стивен помог ему с ношей, но не удержался от соблазна похвастать своими умениями перед стариком монахом. По правде говоря оглядываясь назад, он испытывал болезненное смущение из-за того с какой снисходительностью он тогда разговаривал.

На самом деле это фратекс над ним посмеялся и довольно скоро показал Стивену, как глупо тот себя вел.

39
{"b":"352","o":1}