ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сэр Нейл! – крикнул Казио. – Мы сражались на дуэли! Он не должен был так умереть!

– Этот мерзавец ранил ее величество при попытке хладнокровного убийства, – ответил Нейл. – Он не заслуживает дуэли или любой другой почетной смерти.

Он посмотрел на Акредо.

– Правда, я хотел взять его живым, чтобы узнать, кто его послал. – Он наградил Казио тяжелым взглядом. – Это не состязание, – сказал он. – И если ты думаешь иначе… если твоя любовь к фехтованию важнее безопасности Энни… в таком случае у меня появляются сомнения в том, что ты на ее стороне.

– Если бы меня здесь не было, она бы уже была мертва, – напомнил Казио.

– Верно, – признал Нейл. – И тем не менее я не намерен брать свои слова назад.

Казио коротко кивнул.

Потом подобрал с земли упавший клинок сефри. Рапира была прекрасно сбалансирована и весила немного меньше Каспатора.

– Я позабочусь о твоем оружии, дессратор, – пообещал он мертвецу. – Жаль только, что оно не досталось мне в честном бою.

Кто-то набросил ему на плечи плащ, и только тогда Казио понял, что его отчаянно трясет. А еще он подумал, что вел себя глупо и сэр Нейл прав.

Но ему никак не удавалось избавиться от ощущения, что, каким бы злодеем он ни был, любой дессратор достоин смерти на острие рапиры.

– Помогите мне сесть, – приказала Энни.

И едва не потеряла сознание только оттого, что выговорила эти несколько слов.

– Вам нужно лежать, – возразил лекарь герцогини, молодой человек, красивый почти как девушка.

Энни стало интересно, насколько хорошо он знаком с медициной, не имеющей отношения к сексу. Он остановил кровотечение и наложил на руку какую-то мазь, от которой рана стала пульсировать не так сильно. Но никаких гарантий того, что Энни не умрет через пару дней от заражения крови, не было.

– Я сяду. Опираясь на подушки, – настаивала она.

– Как пожелаете, ваше величество. Врач помог ей сесть.

– Я хочу пить, – сказала Энни.

– Вы слышали приказ, распорядилась Элионор.

Тетка была в фиолетовом халате из ткани сложного плетения, названия которой Энни не знала. Герцогиня выглядела обеспокоенной и слегка пьяной.

Но гораздо больше принцессу удивила Остра, которая стояла укутавшись в постельное покрывало. Она появилась через несколько мгновений после того, как убежал Казио, и это наводило на определенные мысли, особенно если учесть, что Казио был совершенно обнажен.

– Остра, надень что-нибудь, – мягко попросила Энни.

Та с благодарностью кивнула и исчезла в соседней гардеробной.

Вскоре какая-то девушка с вьющимися светлыми локонами, в темно-коричневой юбке и красном переднике принесла чашку с разбавленным вином. Энни с жадностью его выпила. Ее отвращение к спиртному осталось в прошлом.

Девушка подошла к Элионор, что-то прошептала ей на ухо, и та с видимым облегчением вздохнула.

– Убийца мертв, – сообщила она.

– А Казио?

Элионор взглянула на девушку, та покраснела и ответила что-то, но так тихо, что Энни ее не расслышала. Элионор фыркнула.

– Он в порядке, более или менее, хотя из-за мороза может лишиться кое-каких деталей.

– Когда он оденется, я хочу его видеть. И сэра Нейла.

Энни повернулась, чтобы посмотреть, как слуги Элионор уносят тела погибших гвардейцев.

Появилась Остра, в спешке надевшая лишь нижнюю юбку и просторный халат из назгейвского войлока. Энни вспомнила, что его очень любила Фастия.

Ведь это же была Фастия?.. Ее дух или призрак пришел к Энни во сне. Если бы сестра ее не разбудила, сефри без затруднений выполнил бы свою работу, и она умерла бы во сне, даже не вскрикнув.

– Тетя Элионор, ты знала о существовании этого хода? – поинтересовалась Энни.

– Конечно, дорогая, – ответила та. – Но, помимо меня, о нем мало кому известно. Я считала его безопасным.

– Жаль, что ты мне о нем не рассказала.

– Мне тоже жаль, милая, – сказала Элионор.

– Дядя Роберт мог о нем знать, так ведь?

Элионор уверенно покачала головой.

– Нет, дорогая. Это невозможно. Я даже подумать не могла… Но, с другой стороны, похоже, я знаю про сефри гораздо меньше, чем мне казалось.

– В каком смысле?

Тут явился Казио. Хромая и изо всех сил стараясь скрыть это, он вошел в комнату. Однако повязка у него на ноге явно свидетельствовала о том, что он ранен.

– Энни! – воскликнул он и преклонил колено около ее кровати. – Насколько это серьезно?

Он взял ее за здоровую руку, и она поразилась, какие у него ледяные пальцы.

– Клинок прошел сквозь мышцы руки, – ответила она на вителлианском. – Кровотечение остановили. Яда, к счастью, не было. А ты как?

– Ничего серьезного. – Он поднял глаза и отыскал взглядом фрейлину принцессы. – Остра?

– Мне ничто и не угрожало, – ответила та, слегка задыхаясь.

Казио выпустил руку Энни, как ей показалось, немного слишком поспешно.

– Он тебя ранил? – спросила она.

– Небольшая царапина на ноге.

– Казио, вас обнаружили около канала, – сообщила Элионор. – Как ты туда попал?

– Я последовал за ним из лабиринта живой изгороди, герцогиня, – ответил фехтовальщик.

– Это там коридор выходит наружу? – уточнила Энни. – В стене грота?

– Коридор? – переспросил Казио и нахмурился.

– Да, – подтвердила Энни. – Коридор, там, в стене. За гобеленом.

Казио посмотрел на гобелен.

– За ним спрятан проход? Это через него убийца попал в комнату?

– Да, – подтвердила Энни, начиная раздражаться. – И так же и выбрался отсюда. А ты последовал за ним, Казио.

– Прошу прощения, но я ничего подобного не делал.

– Я это видела.

Казио заморгал и, наверное, во второй или третий раз за все время, что она его знала, не нашелся с ответом.

– Казио, как, по-твоему, ты оказался на улице? – мягко спросила герцогиня. – Как ты попал в грот в лабиринте?

Казио положил ладони на бедра.

– Ну, я… – уверенно начал он, затем замолчал и снова нахмурился. – Я…

– Ты сошел с ума? – поинтересовалась Энни. – Сколько ты выпил?

– Он не может вспомнить, моя голубка, – вмешалась Элионор. – Мужчины не могут. Это такие чары. Женщины помнят тайные проходы в стенах и могут ими пользоваться. Мужчину можно провести по нему, но он этого не запомнит. Через несколько мгновений бедняжка Казио даже не сможет сказать, о чем мы сейчас разговаривали. Как и все мужчины в этой комнате.

– Чепуха какая-то, – усомнился Казио.

– Что, дорогуша? – переспросила Элионор.

Казио заморгал, и у него сделался немного испуганный вид.

– Вот видишь?

– Но сефри был мужчиной. Я почти уверена.

– Мы в этом удостоверимся, – сказала Элионор. – Знаешь ли, есть способы. Но, полагаю, чары предназначались для людей. Возможно, они не действуют на сефри.

– Это все очень странно.

– Что, твоя мама не показывала тебе ходы в замке Эслен?

– Потайные?

– Да. Остра?

Энни повернулась к Остре, та смотрела в пол.

– Я слышала разговоры, – едва слышно ответила она. – И однажды побывала в таком коридоре.

– И ничего не сказала мне? – удивилась Энни.

– Меня попросили не говорить, – прошептала Остра.

– Значит, в замке Эслен тоже есть потайные ходы?

– Конечно, – подтвердила Элионор. – Он буквально пронизан ими.

– И дядя Роберт о них не знает, – задумчиво проговорила Энни. – Армия может захватить замок изнутри…

Элионор невесело улыбнулась.

– Думаю, у тебя возникнут определенные затруднения, если армия будет состоять из мужчин, – уточнила она.

– Я могу повести их, – заметила Энни.

– Возможно, – не стала спорить Элионор. – Разумеется, я расскажу тебе все, что о них знаю.

– А есть ли ходы, которые начинаются за чертой города?

– Да, – ответила Элионор. – Я знаю один такой. И еще несколько, которые выходят в город, в разных местах. Я моту рассказать тебе, где они находятся, может быть, даже нарисую карту, если меня не подведет память.

49
{"b":"352","o":1}