ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Не думаю, что это кого-нибудь волнует, – успокоил ее Эспер.

Дверь в скрипторий была такой низкой, что вынуждала входящего ползти, дабы «приближаться к знанию на коленях». Но даже выпрямившись, Стивен почувствовал себя маленьким и незначительным, когда его глазам предстали чудеса скриптория.

Стивен родился в небедной семье. Когда-то он имел обыкновение заявлять при знакомстве, что происходит «из Дариджей с мыса Чэвел». Поместье его отца было довольно старым, находилось на омываемых бушующим морем утесах над заливом Круглый Омут и было построено из того же темно-желтого камня. Самые старые помещения являлись частью крепости, хотя от первоначальных ее стен осталось совсем немного. В главном здании насчитывалось пятнадцать комнат, к нему примыкали несколько домиков поменьше, сараи и хозяйственные пристройки. Семья Дариджей выращивала лошадей, но главный доход приносили принадлежащие им пахотные земли, побережье и лодки.

Скрипторий его отца считался очень неплохим для частной коллекции. Он насчитывал девять книг, каждую из которых Стивен знал наизусть. Верхний Моррис, расположенный в лиге от их владений, самый большой город в округе, мог похвастаться пятнадцатью книгами, но тамошний скрипторий принадлежал церкви.

Колледж Рейли, крупнейшее учебное заведение в Виргенье, владел пятьюдесятью восемью свитками, табличками и переплетенными книгами.

Сейчас же Стивен стоял в круглой башне, где хранились тысячи книг. Библиотека поднималась на четыре этажа, лишь с узкими проходами на каждом. Их соединяли лестницы, а книги спускали вниз и поднимали наверх при помощи корзин, веревок и лебедок.

С тех пор как Стивен побывал здесь в прошлый раз, все разительно изменилось. Тогда тут суетились братья: переписывали, читали, изучали книги, составляли аннотации. Сейчас же он заметил лишь одинокого монаха, который очень быстро и аккуратно укладывал свитки в промасленные кожаные футляры. Он помахал Стивену рукой и тут же вернулся к своему занятию. Впрочем, Стивен его не узнал.

Довольно скоро его естественное благоговение померкло перед необходимостью действовать. С чего начать? Стивен был в замешательстве.

Очевидно, с «Касти нойбхи». Он нашел фолиант на втором этаже, прислонился к поручню и принялся перелистывать плотные льняные страницы. Стивену почти сразу удалось найти фрагменты завета, записанные, как предполагалось, в первоначальном зашифрованном виде. Он сразу заметил, что символы, как он и думал, взяты главным образом из старовиргенийского с вкраплениями языка тиуда и раннего вителлианского. Иными словами, его догадка подтвердилась, но не более того.

Кивнув себе, Стивен перешел в другой отдел и выбрал свиток, содержащий надгробные надписи и эпитафии Виргеньи. Сам свиток оказался достаточно новым, но копировал надписи с камней возрастом до двух тысяч лет.

В основе шифра завета наверняка лежал один из языков, на котором разговаривали во времена восстания. Основными тогда были: древний вителлианский, тиуда, старокаварумский и старовиргенийский. От этих четырех языков произошло большинство современных наречий.

Однако были и другие, разного происхождения, в большинстве – из дальних земель. Скаслои правили заморскими странами, и их рабы разговаривали на языках, не имевших ничего общего с диалектами Кротении. Но вряд ли они были как-то связаны с местным восстанием. Кроме того, имелся жаргон рабов, о котором позднейшие ученые почти ничего не знают. Впрочем, Стивен сомневался, что предки стали бы использовать его в качестве шифра, поскольку к нему приложили руку сами скаслои.

Еще оставались такие языки, как йежик, вилатаутан и йаохан. Йежик и вилатаутан стали прародителями диалектов, на которых теперь разговаривают в Вестране, а также в горах Иутин и Бейргс, а несколько племен, вроде того, откуда родом Эхок, используют языки йаохан.

Стивен запнулся. Эхок.

Со вспышкой чувства вины он сообразил, что совсем забыл о нем. Что случилось с юношей? Вот он держит его за руку, а в следующее мгновение…

Надо попросить фратекса узнать у слиндеров. Это все, что он может сделать. Уже давно следовало этим заняться, но столько всего нужно было успеть, а времени так мало…

Вот именно.

Чем менее распространен язык, тем больше он подходит для основы шифра. Значит, требуются все словари, какие только удастся найти, всех языков-прародителей. А если учесть, что предполагаемая цель поисков расположена в Бейргсе, то языки, родственные вилатаутанскому, тоже могут оказаться полезными…

Стивен тут же принялся искать нужные тома. Когда он спустил их в корзине на пол, ему в голову пришла другая, еще более занимательная мысль, и он бросился к географическим картам. Горы Бейргс оказались действительно необъятными. Даже после того, как он переведет завет (если вообще переведет), еще нужно будет найти самый короткий путь к горе Велноригануз, иначе все его усилия пойдут прахом.

Стивен не знал, сколько прошло часов, пока его не нашел Эхан, но стеклянный купол у него над головой давно потемнел, и работать уже приходилось при свете лампы за одним из больших деревянных столов на первом этаже.

– Вот-вот наступит новый день, – сообщил Эхан. – Тебе разве не нужен сон?

– У меня нет на него времени, – ответил Стивен. – Если я действительно должен покинуть д'Эф с восходом…

– Возможно, даже раньше, – сказал Эхан. – Что-то происходит внизу, в реуне. Мы наблюдаем, но все равно не знаем, что это. Чем ты занимаешься?

– Пытаюсь отыскать нашу гору, – ответил Стивен.

– Не думал, что это настолько просто, чтобы найти ее на карте, – удивился Эхан.

Стивен устало покачал головой и улыбнулся. Он вдруг понял, что, несмотря ни на что, счастлив, как не бывал уже давно, и жалеет, что скоро этому счастью придет конец.

– Нет – сказал он и ткнул пальцем в подробную современную карту, на которой были изображены Средние земли и Бейргс.

– Я прикинул, как далеко от Вертена может отъехать человек за восемнадцать дней, – проговорил он. – Фратекс прав: Бейргс – единственные горы, в которых может оказаться наша «крепость». Но, как ты верно заметил, если там и есть такая гора, как Велноригануз, здесь она не отмечена.

– Может быть, со временем название изменилось, – предположил Эхан.

– Конечно изменилось, – ответил Стивен и понял, что его слова прозвучали слегка напыщенно. – Я имел в виду вот что, – пояснил он, – «Велноригануз» – слово вадхианского языка, на котором разговаривали в королевстве Черного Джестера. Оно означает «Королева-предательница». На вадхианском больше никто не разговаривает, поэтому название наверняка исказилось.

– Но это всего лишь название, совсем не нужно знать его значение, когда его повторяешь или учишь ему своих детей. Почему оно должно меняться? Ну, я бы понял, если бы гору переименовали…

– Я приведу тебе пример, – сказал Стивен. – Гегемония построила мост через реку в Королевском лесу и назвала его Понтро Ольтиумо, что значит «самый дальний мост», потому что тогда он находился в пограничье, дальше прочих от з'Ирбины. Через некоторое время имя перешло на саму реку, только его сократили до Ольтиумо. Когда там появились новые поселенцы, говорившие на древнем усттише, они стали называть ее Альд Тиуб, «старый вор», потому что «Ольтиумо» звучало похоже, а виргенийские поселенцы, в свою очередь, перевели это название как Совиная Могила, и так осталось и до наших дней. Поэтому Велноригануз мог легко превратиться в… ну, скажем, Фелл Норрик или что-нибудь вроде того. Только я не смог найти на карте ничего похожего на простейшее искажение.

– Понятно, – озадаченно протянул Эхан.

– После этого я подумал, что, возможно, гора все еще носит прежнее название, Королева-предательница, только на языке, котором сейчас говорят в тех краях; иногда такое случается, хотя это довольно странное имя для горы.

– Нисколько, – проговорил Эхан. – На севере мы часто именуем горы Королями или Королевами, а та, что отняла жизни у многих путников, вполне может называться «предательницей». А на каком языке говорят в Бейргсе?

52
{"b":"352","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Нет кузнечика в траве
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Я скунс
Солнце внутри
Сердце того, что было утеряно
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Дурдом с мезонином
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Темная ложь