ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Первой его мыслью стало сожаление о книгах, драгоценных, незаменимых книгах. Затем он вспомнил о людях, которые пожертвовали собой, и содрогнулся от чувства вины.

Он поднял руки и прикоснулся к ушам, опасаясь, что у него лопнули барабанные перепонки. Навсегда он лишился слуха или лишь временно? В голове гудело так громко, что перед глазами все плыло и видимый мир казался нереальным. Стивен вспомнил похожие ощущения, которые испытал, проходя по пути святого Декмануса; у него тогда постепенно отняли все чувства, и вскоре от него осталось лишь присутствие, двигающееся через пространство. В другой раз он и вовсе, как всем казалось, умер, но при этом ощущал и слышал мир живых. И вот его снова столкнули за границы мира, словно именно там и было его истинное место.

Стивен нахмурился и вспомнил время, когда друзья сочли его мертвым. Он видел лицо, женское, с рыжими волосами и такими страшными чертами, что на него невозможно было смотреть.

Как он мог об этом забыть?

И почему вспомнил сейчас?

Головокружение одержало верх, он снова упал на колени, и его начало рвать. Он почувствовал на своей спине руку Эхана, ему было стыдно, что он стоит на четвереньках, точно дикий зверь, но он ничего не мог с этим поделать.

Когда дыхание немного успокоилось и Стивен почувствовал себя лучше, он заметил, что земля под его ладонями и коленями вновь дрожит. Он всегда соображал быстро, но сейчас лишь через несколько мгновений сумел понять то, что пыталось сказать ему тело.

Он с трудом поднялся на ноги и снова посмотрел в сторону монастыря.

Стивен по-прежнему видел только дым, но это не имело значения. Он чувствовал его приближение. Какую бы жуткую силу ни высвободил фратекс, ее оказалось недостаточно, чтобы уничтожить вурма.

Дрожа, Стивен схватил Эхана за руку и потащил к лошадям. С ними было еще два человека. Один – юноша в обгоревшей оранжевой рясе, с носом картошкой, зелеными глазами и ушами, которые смотрелись бы лучше на несколько большей голове. Другого Стивен узнал, это был охотник по имени Хенни, немногим старше его самого, наверное, лет тридцати, с загорелым лицом и плохими зубами. Стивен помнил, что Хенни знает свое дело, простоват и грубовато дружелюбен.

Сейчас все они пребывали в оторопи от собственной глухоты.

Стивен привлек их внимание, помахав руками. Затем сделал вид, что слушает землю, показал в ту сторону, где стоял д'Эф, отрицательно затряс головой и повернулся к лошадям. Молодой монах уже все понял, Хенни тоже быстро закивал, вскочил в седло и показал, чтобы все следовали за ним.

Судя по всему, лошади тоже утратили слух, но теперь не показывали норов, радуясь возможности поскорее убраться подальше. Сев в седло, Стивен больше не слышал содрогания земли, говорившего о движении вурма, но не сомневался, что тот приближается.

«Наверное, он движется по запаху, словно пес, – подумал он – Или использует еще какую-нибудь способность, нигде не описанную».

Он пожалел, что не смог рассмотреть тварь лучше.

Пока они в зловещей, абсолютной тишине скакали через лес, Стивен пытался вспомнить, что говорится в легендах о подобных существах, но ему в голову приходили только истории про рыцарей, которые сражались с ними и побеждали мечом или копьем. Теперь же, когда Стивен увидел вурма, пусть и издалека, ему пришлось признать: даже если в этих сказках была хоть толика правды, они повествовали о каких-нибудь младших родичах существа, представшего его глазам.

Что же в них все-таки говорилось…

Вурмы живут в пещерах или глубоко под водой; копят золото; их кровь ядовита, но при определенных обстоятельствах может одарить сверхъестественной силой. Они очень похожи на драконов, только у тех предположительно имеются крылья.

Кроме того, вурмы не относятся к разряду безмозглых тварей. Считается, что они наделены речью и жутким, изощренным разумом, обращенным ко злу. Говорят, что они обладают колдовской силой, а в самых древних текстах предполагается, что у них были некие особые отношения со скаслоями.

А еще Стивен вспомнил гравюру, на которой был изображен Терновый король, сжимающий в руке рогатого змея. Заголовок гласил…

Гласил…

Стивен закрыл глаза и увидел страницу. «Винкатур амбиом». «Покоритель вурмов». Значит, чтобы спастись, нужно всего лишь найти Тернового короля.

Стивен рассмеялся, но его никто не услышал. Эхан, должно быть, решил, что он корчится от боли, поскольку посмотрел на него с еще большим беспокойством, чем прежде, – что в текущих обстоятельствах было почти невозможно.

Через колокол они спустились в долину, где росли белые березы, и пересекли наезженную Королевскую дорогу. Наступил рассвет, обещавший ясный, холодный день. Теперь, когда вурм остался довольно далеко позади, лошади достаточно успокоились, чтобы слушаться наездников.

Стивен прикинул, что они двигаются примерно на север, вдоль реки Эф, которая должна была находиться справа. Вскоре под копытами лошадей начало хлюпать, а еще через некоторое время они уже медленно пробирались по стоячей воде. Деревьев стало заметно меньше, но папоротники и камыши вырастали здесь до человеческого роста и закрывали собой все вокруг, оставляя путникам лишь их узкую тропку, должно быть протоптанную зверьем.

Наконец Хенни вывел их на небольшую возвышенность. Здесь пролегала дорога, которой явно часто пользовались. Они пустили лошадей рысью и добрых два часа ехали, изредка переходя на шаг, пока совершенно неожиданно не вышли к небольшому скоплению домов.

Стивен подумал, что столь маленькое поселение не может считаться деревней, скорее, разросшимся владением одной семьи. Не вызывало сомнений, что оно давно заброшено. Свинарник обрушился кучей грубо отесанных деревянных жердей; в кедровой кровле самого большого дома зияли провалы. Сухие сорняки торчали из жесткой грязи, а на дворе кое-где лежал снег.

Хенни проехал мимо и начал спускаться по склону небольшого холма в сторону потока, слишком узкого, чтобы оказаться рекой Эф. Затем охотник спешился и подошел к какому-то предмету, подвешенному между двумя деревьями и накрытому дерюгой. На мгновение Стивен со страхом подумал, что под откинутой тканью обнаружится труп, похороненный по законам, которых, как он слышал, придерживаются некоторые горные племена.

Оказалось, что он неверно оценил размеры предмета; это была лодка, подвешенная над самой высокой отметкой уровня воды на стволе витаэка, прочная и достаточно большая, чтобы вместить весь их отряд.

Но не лошадей.

Хенни распорядился снять упряжь и седла и сгрузил их в лодку. Стивен, поразмыслив, понял, зачем это нужно: Эф течет на север, как раз туда, куда им нужно, у города Вертен она впадает в Белую Ведьму, затем поворачивает на запад, к Эслену. Если в Вертене им удастся найти подходящее судно, они поднимутся на нем вверх по реке, но рано или поздно наступит время, когда им придется искать новых лошадей, чтобы добраться до Бейргса, лежащего на северо-востоке. Так что упряжь и седла им еще пригодятся.

Покончив с этим, они забрались в лодку, Хенни сразу же сел на руль, а Эхан и другой монах взялись за весла. Стивен наблюдал за лошадьми, которые с любопытством провожали их взглядами. Он надеялся, что им хватит ума разбежаться в разные стороны, прежде чем до них доберется вурм.

Он похлопал Эхана по плечу и сделал вид, будто гребет, но маленький человечек покачал головой, показав на связки книг и рукописей. Стивен кивнул и постарался укрепить их понадежнее веревками на случай, если лодка перевернется. Покончив с этим, он погрузил руку в ледяную воду, не так давно сбежавшую с гор.

Стивену показалось, что он ощутил едва различимую дрожь приближения вурма. Впрочем, ручаться он бы не стал. Нос лодки уверенно резал воду. Начали падать первые снежинки; касаясь серебристых струй реки, они исчезали без следа. Стивен решил, что в этом заключен некий тайный смысл, но он слишком устал, чтобы заняться его поисками.

Хотел бы он знать, что сталось с Винной. И с Эспером, и с беднягой Эхоком…

57
{"b":"352","o":1}