ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Его ноги и руки словно окаменели; он не мог пошевелиться, глаза открыл только огромным усилием воли. Он зежал в своей собственной постели, дома, на мысе Чэвел, привычный матрас был застелен черными простынями, а окружавшие кровать занавеси тоже были черными, хотя сквозь тонкий полог он смог разглядеть тусклый огонек свечи.

Ему казалось, будто он погружается все глубже в себя, и при этом наливается тяжестью. Он знал, что ему, скорее всего, снится сон, но не мог прервать его, как не мог и пошевелиться или закричать.

За пологом кровати, между ним и свечой, происходило какое-то движение: тень, падающая на ткань, обходила постель по кругу, ее очертания постоянно менялись – то становились человеческими, то превращались в нечто совсем иное. Существо было не большим и не маленьким, оно было тем, чем хотело быть. Его глаза – единственное, чем он мог пошевелить, – следили за тенью, пока она не оказалась у него за спиной.

Он не мог повернуть голову, чтобы последовать за ней взглядом, но слышал тяжелые шаги, ощущал, как сгущается вокруг него воздух, когда мягко зашелестели занавески и тень упала ему на лицо.

Неожиданно он ощутил возбуждение своей мужской плоти, тепло и покалывание, нараставшие вместе с охватившим его ужасом. Кажется, что-то коснулось его, что-то мягкое…

Он поднял взгляд и увидел ее. Сердце в груди раздулось, словно легкие, причиняя ему изысканную боль.

У нее были ослепительные медные волосы, такие яркие, что, когда он зажмурился, они продолжили пылать у него под веками. Ее улыбка была порочной, возбуждающей и прекрасной, а глаза казались драгоценными камнями и сияли невиданным им доселе светом. Лицо ее было столь пугающим и одновременно восхитительным, что он не смог выносить его вид дольше, чем одно лишь короткое мгновение.

Все его тело содрогнулось от неведомых ему прежде ощущений, когда она прижалась к нему и ее плоть растеклась по нему, точно масло или мед, но он по-прежнему не мог пошевелиться.

«Дитя мое, мой мужчина, мой возлюбленный… – промурлыкала она голосом, который был голосом не более, чем ее лицо было лицом. – Ты меня познаешь».

Стивен проснулся с криком, точнее, с ощущением крика. Но не услышал ни звука.

Он увидел лица Эхана и Хенни. Он был в лодке и снова мог двигаться.

А еще он вспомнил что-то очень важное.

– Какая это река? – спросил он, по-прежнему не слыша себя.

Эхан заметил движение его губ и угрюмо коснулся своих ушей.

Стивен указал на реку. Они начали путь по какому-то притоку, но сейчас уже плыли по довольно широкой реке с высокими берегами.

– Это река Эф или какой-нибудь приток?

Эхан нахмурился, затем произнес губами слово, похожее на Эф.

Стивен выпрямился. Интересно, как долго он проспал?

– Мы близко от Витраффа? – спросил он. – Как далеко до Витраффа?

Он старательно выговаривал слова, но на лице Эхана намертво застыло непонимание.

В отчаянии Стивен начал развязывать веревку на одной из промасленных кожаных сумок, чтобы достать пергамент и чернила. Он понимал, что глупо тратить письменные принадлежности подобным образом, но другого выхода не видел.

Чернила оказались не там, где он их искал, и к тому времени, как он их нашел, по берегам стали подозрительно часто попадаться дома. С отчаянием, устроив пергамент на собственном колене, Стивен вывел:

«Около городка Витрафф прячется чудовище, никвер. Он живет в воде и очень опасен».

Стивен передал записку Эхану. Тот заморгал, кивнул и знаком показал Стивену, чтобы тот взял его весло, а сам отправился на корму поговорить с Хенни.

Точнее, попробовать объясниться знаками. Когда он показал Хенни записку Стивена, тот лишь пожал плечами. Эхан указал на берег.

За поворотом Стивен различил знакомые строения Витраффа. Эспер, Винна, Эхок, Лешья и он побывали там меньше месяца назад и лишь чудом спаслись от приставаний никвера.

Хенни подвел лодку к одному из разрушенных доков, где Эхан попытался знаками объяснить ему, в чем дело. Стивен внимательно вглядывался в воду, пытаясь разглядеть признаки пребывания чудовища, но ничего не видел.

Спорить без слов очень трудно, но Хенни показал на реку, развел ладони на пядь, а затем ткнул пальцем назад, туда, откуда они приплыли, и раскинул руки во всю длину. После недолгой пантомимы Стивен понял, что суть возражений Хенни сводилась примерно к следующему: что бы ни пряталось в воде около Витраффа, оно не может быть страшнее вурма, а сбежать от вурма можно только по реке. Так что, несмотря на предупреждение Стивена, вскоре они снова выбрались на середину потока.

Впрочем, руины Витраффа они миновали без происшествий.

Стивен снова задумался, где теперь могут быть Эспер и Винна. Может быть, они отправились его искать? Винна непременно стала бы на этом настаивать. Эспер, возможно, согласился с ней, если только не догадался о чувствах Стивена к Винне. А с другой стороны, оба обязаны выполнять приказы Энни Отважной, а той, если она хочет вернуть себе трон, понадобится каждый кинжал, меч или лук, который она сможет заполучить.

А может быть, Винна последовала за Стивеном в одиночку. В конце концов, она ведь отправилась одна на поиски Эспера. Только вот Эспера-то она любит или думает, что любит…

Стивену это казалось глупостью. Эспер на два десятка лет старше Винны. Неужели она собирается провести свои зрелые годы, вытирая стариковские слюни? Сможет ли он дать ей детей? Стивен не мог этого представить. Лесничий был достоин восхищения во многих отношениях, но вряд ли мог бы стать хорошим мужем.

С другой стороны, а чем сам Стивен его лучше? Если он действительно любит Винну, то должен был бы сейчас ее искать, стремиться оказаться рядом. Он очень этого хотел, на самом деле. Но гораздо больше ему хотелось раскрывать загадки языка и времени.

Вот почему он это делает, а вовсе не потому, что фратекс попросил его, не потому, что боится вурма, и не потому, что верит, будто сможет предотвратить появление в их мире некоего нового зла. Потому что ему необходимо знать.

Они так и не встретили никвера. Возможно, он умер от ран, может быть, начал опасаться людей. Или почувствовал, что добыча не услышит его смертоносных песен.

Но на следующий день, когда на поверхности реки стала попадаться снулая рыба, Стивен предположил, что, возможно, никвер просто знает, когда следует уступить дорогу более сильному.

ГЛАВА 14

ВОЕННЫЙ СОВЕТ

Энни много раз бывала в большом зале Гленчеста. Порой она с сестрами пробиралась в него, когда он пустовал, чтобы послушать гулкое эхо, разгуливающее в темноте под высокими сводами. Порой она видела его залитым сиянием свечей и блеском драгоценностей, полным лордов в элегантных костюмах и леди в великолепных платьях.

Но никогда раньше в нем не собиралось столько воинов сразу.

Элионор приказала внести огромный длинный стол и поставить во главе его большое кресло.

В нем сейчас сидела Энни, и ей было не слишком уютно. Она вглядывалась в лица, пыталась вспомнить имена хотя бы тех из присутствующих, кого знала. Жаль, что она когда-то так мало обращала внимания на придворных. Впрочем, что толку в пустых сожалениях…

Мужчины – а здесь собрались только мужчины, тридцать два человека – смотрели на нее, некоторые прямо и открыто, другие старались не встречаться с ней взглядом, не желая, что бы она заметила их интерес. Энни знала, что все они ее изучают, проверяют, пытаются понять, что она собой представляет.

Она все еще раздумывала, что бы им сказать, когда Артвейр поднялся и поклонился.

– Вы позволите, ваше величество? – спросил он, жестом указав на собравшихся.

– Прошу вас, – ответила Энни.

Он кивнул и заговорил громче.

– Добро пожаловать вам всем, – сказал он, и гул голосов стих. – Вы все меня знаете. Я простой человек и не привык произносить длинные речи, особенно во времена, подобные этим. Пришла пора копий, а не слов, но, пожалуй, придется сказать несколько слов, чтобы собрать копья. Как я вижу положение дел. Меньше года назад наш господин, король и император, был убит, как и две его дочери. Я не знаю, виновен ли в этом Черный Роберт, но мне известно, что в Кротении был законный монарх, а теперь на его троне сидит узурпатор. Это не столь сильно обеспокоило бы меня, если бы он не пригласил в гости ханзейцев и не предложил им нашу бывшую королеву Мюриель. Всем вам ясно, что это означает.

58
{"b":"352","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Новые рассказы про Франца и футбол
Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей
В плену
Розы мая
Ключ от твоего мира
Будущее вещей: Как сказка и фантастика становятся реальностью
«Ничего особенного», – сказал кот (сборник)