Содержание  
A
A
1
2
3
...
61
62
63
...
124

Он натянул тетиву.

На краю поля зрения полыхнула лиловая вспышка. Фенд тоже ее увидел и выпрямился.

Эспер выстрелил – и тут все вокруг залил белый свет. Лесничий зажмурился, но услышал, как Фенд вскрикнул от боли. Эспер попытался открыть глаза, чтобы посмотреть…

И тут словно гигантский кулак ударил в гору. Желудок Эспера сжался, и лесничий вдруг обнаружил, что скала, на которой он лежал, выскользнула из-под него и он падает.

Он принялся размахивать руками, пытаясь за что-нибудь ухватиться, но ничего подходящего не подвернулось. Он успел сделать целый вздох, прежде чем упал на что-то, но оно подалось под его весом и сломалось, и Эспер продолжил полет, пока не рухнул наконец, жестоко ударившись о камень.

Эспер открыл глаза. Интересно, сколько прошло времени? Во рту стоял привкус пыли, глаза запорошило. В ушах звенело, словно всего в ярде молния ударила в могучее дерево и расколола его. Вокруг струился бледно-серый свет. Лесничий тупо уставился на свою руку.

Неподалеку кто-то отчаянно кричал. Этот вопль и привел Эспера в чувство.

Лесничий поднял голову, но увидел лишь переплетение ветвей. У него все болело, но он не мог сказать, сломано ли у него что-нибудь.

Крики стихли до хриплого дыхания.

– Удачный выстрел, – произнес незнакомый голос. – Кровь течет очень сильно.

– Будь настороже, – сдавленно распорядился Фенд. – Это Эспер. Я точно знаю, и ты никогда не услышишь его приближения, особенно теперь.

Эспер позволил себе ухмыльнуться. Во время падения он потерял свой лук, но кинжал и топорик остались с ним. Морщась, он поднялся на ноги.

Голова закружилась так сильно, что он чуть было не шлепнулся обратно в снег, но переждал дурноту, глубоко дыша. Фенд был прав. Эспер, хоть и с трудом, слышал их голоса, но шум в ушах заглушит более тихие звуки, например острожные шаги.

Итак, где же они? Он сделал шаг в направлении, которое ему показалось верным, и на мгновение ему померещилось, что впереди кто-то есть, но в тусклом свете он ничего не смог разглядеть.

Эспер уже собрался подойти поближе, когда кто-то схватил его сзади и закрыл ему глаза ладонью. Он глухо зарычал и попытался сбросить руку, но потерял равновесие и тяжело упал лицом в землю. Лесничий развернулся и принялся отбиваться ногами, чувствуя, как дрожит под ним земля, и вдруг увидел лицо. Это было знакомое лицо, но принадлежало оно не Фенду.

Эхок.

Юноша прижал палец к губам и показал вперед. Примерно в четырех королевских ярдах между деревьями скользила массивная чешуйчатая стена.

ЧАСТЬ III

Книга Возвращения

Ничто не исчезает, хотя и часто меняется. Бывает, вещи теряются и долгое время их никто не видит, но воды, текущие под миром, однажды принесут их домой.

Из «Гранд Атейз», или «Книги возвращения» Автор неизвестен

Каждый храм лишал меня чего-то: слуха, зрения, речи и, наконец, собственного «я». Но по завершении ко мне вернулось все – и с ним пришло много нового.

Из «Кодекса Тереминнам» Автор неизвестен

ГЛАВА 1

ЛАБИРИНТ

Элис рассчитывала перерубить ему кинжалом позвоночник в основании черепа, но усталые ноги ее подвели, она поскользнулась на мокром камне, и острие кинжала уперлось в его ключицу.

Он закричал и повернулся к ней. У Элис хватило присутствия духа увернуться от его рук, но его сапог ударил ее по голени, от боли девушка вскрикнула, в глазах у нее потемнело, и ее отбросило на стену.

Он не выронил фонарь, и они уставились друг на друга в его кроваво-красном свете.

Ее противник оказался крупным мужчиной – более шести футов роста, – весь в черном, один из Ночных всадников узурпатора. У него было на удивление женственное лицо для такого могучего детины, с мягко скошенным подбородком и пухлыми щеками.

– Сука, – оскалился он, обнажая нож.

Девочка у него за спиной – на вид лет около одиннадцати – испуганно прижалась к стене.

Элис попыталась призвать тень; иногда это получалось совсем легко, как по мысленному щелчку пальцами, в других случаях – с большим трудом, в особенности если кто-то ее уже видел.

Сразу у нее не получилось, а больше времени не оставалось, поэтому она тяжело вздохнула, ее плечи поникли, а рука с кинжалом опустилась.

Он в ответ тоже на мгновение расслабился, и Элис, собрав остатки сил, оттолкнулась от стены, выбросив пустую левую руку ему в лицо. Странное ощущение овладело ею, когда кинжал вошел в его бок, но она не ослабила нажим.

Гвардеец снова закричал, ударил ее кулаком по голове, но она продолжала давить на кинжал, пока скользкая от крови рукоять не вывернулась из ее пальцев. Тогда Элис со стоном шагнула в сторону и наконец почувствовала боль в руке. Тут только она поняла, что и сама ранена, что враг успел ударить ее. Она отступила в тень.

Несмотря на рану, ее противник тоже не остановился. На неверных ногах он двинулся вслед за Элис, и она побежала, нащупывая рукой свой путь в темноте, пока не оказалась у входа в тоннель. Она шагнула в него, слыша лишь собственное свистящее дыхание. Она попыталась оторвать кусок ткани от своих штанов, чтобы перевязать руку, но ничего не получилось, и тогда Элис зажала рану рукой и стала ждать.

Она все еще различала свет за углом; Ночной всадник ждал.

Ей был необходим нож, чтобы отрезать полосу ткани. Скоро она потеряет так много крови, что не сможет сражаться. Значит, медлить нельзя.

Тихонько выругавшись, Элис осторожно двинулась к свету.

Он лежал на каменном полу лицом вниз, и что-то в его позе подсказывало, что враг не пытается ее обмануть. Фонарь выпал из его руки, но не разбился; он лежал на боку, огонек едва тлел. Элис поставила фонарь на землю. Мужчина выронил и свой нож, ее кинжал все еще торчал из его груди.

Стараясь не потерять сознания, Элис подняла нож и аккуратно вонзила в спину врага – как и собиралась сделать с самого начала.

Со стороны лестницы послышался сдавленный вздох. Потом тихий плач.

Девочка. Она совсем о ней забыла.

– Оставайся на месте, – глухо проговорила Элис. – Иначе я тебя прикончу.

Девочка ничего не ответила, продолжая тихонько всхлипывать.

Элис поправила фитилек лампы, отрезала кусок ткани от своих штанов, перетянула рану, чтобы остановить кровь, и присела на пол перевести дыхание. Она прислушалась. Уловил ли кто-нибудь крик Ночного всадника? И если да, смогут ли они определить, откуда он донесся?

Рано или поздно – да. Значит, нужно вернуться в тоннели, о которых мужчины не могут помнить. Там им будет очень трудно ее преследовать.

– Девочка, послушай меня…

Из тюка серых тряпок появилось лицо.

– Я не хочу умирать, – прошептала девочка.

– Сделай так, как я скажу, и ты будешь жить, – пообещала ей Элис.

– Но ты его убила.

– Да, его я убила. Так ты будешь слушать?

Короткая пауза.

– Да.

– Хорошо. У тебя есть еда? Вода? Вино?

– У Рэка, наверное, есть. Раньше я видела у него хлеб. И кажется, вино.

– Тогда принеси их мне. И все, что у него было при себе. Только не пытайся сбежать. Ты слышала, что ножи можно метать?

– Я видела, как один человек кидал ножи на улице. Он попал в яблоко.

– Я умею это делать еще лучше. Если ты попытаешься сбежать, мой нож вонзится тебе в спину. Ты меня поняла?

– Да.

– Как тебя зовут?

– Эллен.

– Эллен, сделай то, о чем я тебя прошу. Возьми его вещи и принеси сюда.

Элис молча наблюдала, как девочка приближается к телу Коснувшись его, она расплакалась.

– Он тебе нравился? – спросила Элис.

– Нет. Он был грубым. Но я никогда не видела мертвых.

«А я никогда раньше не убивала», – подумала Элис.

Да, ее учили убивать, но теперь она почему-то никак не могла поверить в произошедшее.

62
{"b":"352","o":1}