ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А как ты познакомился с принцессой? – спросил Стивен. Губы Казио растянулись в улыбке.

– Я из Авеллы, знаешь? Это маленький городок в Теро Мефио. Мой отец был благородного происхождения, но погиб на дуэли и почти ничего мне не оставил. Только дом в Авелле и з'Акатто.

– Ты имеешь в виду того старика, которого мы оставили в Данмроге?

– Да. Моего учителя фехтования.

– Наверное, тебе его недостает.

– Этого вечно пьяного, властного, заносчивого… да, недостает. Жаль, что его здесь нет. – Он покачал головой. – Но Энни… Мы с з'Акатто решили немного проветриться и отправились навестить одну нашу добрую знакомую, живущую за городом, графиню Орчавию. Так вышло, что ее трива и поместье находятся рядом с монастырем Святой Цер. Как-то раз я пошел прогуляться и обнаружил принцессу… ну, она купалась. – Он резко повернулся к Стивену. – Ты понимаешь, я не имел ни малейшего представления о том, кто она такая. Лицо Стивена внезапно стало жестким – Ты что-нибудь сделал?

– Ничего, клянусь. – Его улыбка стала еще шире, когда он продолжил вспоминать. – Ну, немного с ней пофлиртовал, – признался он. – Встретиться в пустынной местности с весьма необычной девушкой, которая к тому же уже раздета… Я решил, что госпожа Эренда подает мне знак.

– Ты действительно видел ее обнаженное тело?

– Ну, совсем небольшую часть.

Стивен тяжело вздохнул и покачал головой.

– Жаль. Ты успел мне понравиться, фехтовальщик.

– Я же тебе сказал, что ничего про нее не знал.

– Наверное, я бы поступил так же. Но то, что ты не знал, кто она, ничего не меняет. Казио, ты видел принцессу крови обнаженной, ту самую принцессу, которая, если нам удастся добиться успеха, станет королевой Кротении. Неужели ты не понимаешь, что это значит? Разве она тебе не сказала?

– Не сказала что?

– Любой мужчина, видевший принцессу крови обнаженной – за исключением, разумеется, ее законного супруга, – должен выбирать между слепотой и смертью. Этому закону больше тысячи лет.

– Что? Ты, должно быть, шутишь?

Но Стивен хмурился.

– Друг мой, – возразил он, – я еще никогда не был так серьезен.

– Энни мне ничего не говорила.

– Конечно. Наверное, она думает, что сможет просить о снисхождении к тебе, но закон на этот счет звучит вполне определенно, и, даже став королевой, она ничего не сможет изменить. Комвен проследит за тем, чтобы он был исполнен.

– Но это же глупость, – запротестовал Казио. – Я видел только ее плечи и разве что чуть-чуть… Я же не знал!

– Про это никто не знает, сказал Стивен. – Если бы ты бежал…

– Теперь ты говоришь еще большую чепуху, – сообщил Казио, чувствуя, как волосы его медленно встают дыбом. – Я мно жество раз рисковал жизнью ради Энни и Остры. Я поклялся защищать их. Ни один человек чести не нарушит своего слова из страха перед каким-то дурацким наказанием. Особенно сейчас, когда она попала… – Он замолчал и пристально посмотрел на Стивена. – Ведь такого закона нет, не так ли?

– Есть, – ответил Стивен, который сдерживался уже с видимым усилием. – Как я уже сказал, ему тысяча лет. Впрочем, за последние пятьсот его ни разу не вспоминали. Нет, думаю, тебе ничего не грозит, приятель.

Казио наградил его сердитым взглядом.

– Если бы ты не был священником…

– Но я и не священник, – возразил Стивен. – Я был послушником и действительно прошел по пути святого Декмануса. Но мы с церковью разошлись во мнениях по нескольким вопросам.

– С самой церковью? Ты считаешь, что вся церковь погрязла во зле?

Стивен прищелкнул языком.

– Не знаю. Но начинаю опасаться, что это так.

– Ты упоминал прайфека…

– Хесперо. Да, прайфек Хесперо отправил Эспера, Винну и меня с поручением, но мы его не выполнили. Мы обнаружили, что разложение довольно глубоко проникло в церковь, вероятно, до самой з'Ирбины и фратекса Призмо.

– Это невозможно, – возразил Казио.

– Почему невозможно? – спросил Стивен. – Мужчины и женщины, служащие церкви, всего лишь люди, и их так же легко соблазнить властью и богатством, как и всех остальных.

– Но владыки…

– На королевском языке мы называем их святыми, – поправил Стивен.

– Как бы вы их ни называли, они никогда не допустят, чтобы их церковь так себя запятнала.

Стивен улыбнулся, и его улыбка совсем не понравилась Казио.

– Существует много святых, – сказал он. – И не все они чисты. – Взгляд его вдруг сделался рассеянным. – Минуту…

– Что?

– Я что-то слышу, – ответил он. – Впереди какие-то люди. И что-то еще.

– Ну да, ведь уши благословил святой… А раньше, когда мы попали в засаду, почему ты ничего не услышал?

– Понятия не имею, – пожал плечами Стивен. – Может быть, волшебство или благословение, сделавшее похитителей невидимыми, притупило и мой слух. А теперь извини, мне нужно предупредить Эспера… и Нейла.

– Да. Я буду держать клинок наготове, – согласился Казио.

– Да, пожалуйста.

Казио проследил взглядом за Стивеном, который пришпорил свою кобылу Ангел, чтобы присоединиться к остальным. Вителлианец с мрачным видом достал Каспатор и провел большим пальцем по глубокой зазубрине, оставшейся на клинке от столкновения с колдовским мечом, доставшимся потом сэру Нейлу.

Зазубрина была смертельной раной для Каспатора. Только полная перековка могла бы спасти его, однако с новым клинком это будет уже не Каспатор, а совсем другая рапира. Да и кто выкует новый клинок в этих северных краях, где все поголовно отдают предпочтение мясницким ножам-переросткам перед легкой шпагой, душой дессраты? Без правильного оружия нет дессраты, а правильный клинок можно найти только в Вителлио… Казио действительно очень недоставало з'Акатто. И он в очередной раз пожалел, что отказался вернуться в Вителлио со своим старым наставником.

Казио отправился в этот поход, гонимый жаждой приключений. И его надежды оправдались. Хотя временами приходилось несладко, он уже повидал гораздо больше чудес, чем за всю свою предыдущую жизнь. Но тогда их было лишь четверо: Энни, Остра, з'Акатто и он сам.

Теперь Энни защищает рыцарь с волшебным мечом, лесник, который может вогнать стрелу в голубя с расстояния в шесть миль, и священник, способный слышать на двенадцать лиг вокруг. Лишь Винна пока не обнаружила никакого редкого дара, Казио бы не удивило, если бы она вдруг начала созывать зверей, чтобы те сражались на их стороне.

А он кто такой? Человек, позволивший врагам похитить королеву и ее фрейлину прямо у него из-под носа. Он даже не знает толком местного языка, не говоря уже о том, что его рапира неизбежно сломается и тогда от него не будет вовсе никакого прока.

Самое поразительное, что Казио это не особенно беспокоило. Ну разве что совсем чуть-чуть, хотя еще год назад он бы места себе не находил. Да, он чувствовал себя недостаточно полезным, но расстраивало его не это. Уязвленная гордость тревожила его меньше всего; Казио страдал, что не может служить Энни так, как должно.

И что Остра попала в руки какого-то злодея.

Он пытался переключиться на мысли о своей персоне, чтобы не думать о том, что действительно причиняло ему невыносимую боль, – о том, что девушки, возможно, уже мертвы.

Он заметил, что Стивен подзывает его, размахивая одной рукой и прижав палец другой к губам. Казио пришпорил своего коня. Интересно, на что будет похоже предстоящее сражение?..

Новостей было несколько. Люди, которых услышал Стивен, оказались союзниками. Четверо рыцарей Данмрога прятались за грудой камней на вершине ближайшего холма. Прятались, поскольку следующий перевал удерживали враги.

– Все было очень тщательно спланировано, – сказал Нейл Эсперу. – Основная атака, чтобы отвлечь нас, заколдованные всадники, чтобы захватить девушек, и несколько оставленных в тылу маленьких отрядов, чтобы задержать погоню. Но почему было не решить все одним ударом?

Эспер пожал плечами.

– Может, они слышали о нас и переоценили наши силы. Еще вероятнее, что ты ошибаешься. Возможно, у них что-то пошло не по плану. Я думаю, они собирались нас всех прикончить во время первого боя, и, говоря по совести, им это чуть не удалось. Когда мы выехали из Данмрога, с нами было около сорока солдат. Сейчас нас осталось всего девять, но враги об этом не знают. Пошел снег, мы разделились, и они, как и мы, могут только догадываться о силах противника. Вполне возможно, что теперь перевес уже на нашей стороне, а на том перевале засело всего трое воинов и что девушки с ними. Но сказать наверняка ничего нельзя, поскольку уже темнеет.

7
{"b":"352","o":1}