ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Значит ли это, что сюда направляется Терновый король? Или они начали распространяться повсюду?

Эспер содрогнулся, у него закружилась голова, и он едва не рухнул со своего насеста. Он судорожно вцепился в ветки, дыхание с хрипом срывалось с его губ. Перед глазами плясали яркие пятнышки. В последние несколько дней он лишь делал вид, что выпивает свою порцию лекарства, и болезнь брала свое.

Он должен настичь Фенда. Куда же направляется этот мерзавец?

Что-то не давало ему покоя, и внезапно он понял что.

Прежде чем лесничий успел додумать мысль до конца, его внимание привлекло движение. Сдерживая дыхание, он ждал, пока на тропу не вышла олениха. Он дрожащими руками прицелился и прострелил ей горло. Та бросилась бежать. Эспер вздохнул и слез с дерева, понимая, что теперь ему придется ее преследовать.

– У меня есть план, – сообщил он Винне и Эхоку, пока они поджаривали оленину.

Винна выглядела еще хуже, чем утром, и даже ела с трудом.

– Но поскольку он касается всех нас, я бы хотел, чтобы вы его обдумали.

– Что? – спросила Винна.

– Когда мы встретили Лешью, она кое-что сказала. Из ее слов выходит, что Фенд навещал Сарнвудскую колдунью.

– Да, я помню, – подтвердила Винна.

– И тот человек, которого мы поймали, – он сказал, что именно там Фенд получил вурма. Ее называют матерью чудовищ, так что все вроде бы сходится.

– Ты полагаешь, Фенд туда вернется? – спросила Винна.

– Может быть. Или нет. Не в этом дело. Если он получил вурма у колдуньи, возможно, она же дала ему противоядие.

– О… – слегка оживилась Винна.

– Ага! – протянул Эхок.

– Вот именно. Мы не догоним вурма. Не можем протянуть так долго. Он на несколько дней опережает нас и, хотя по земле, возможно, движется медленнее, лишь немногим уступает лошади. А если по пути попадется еще одна река…

– Вместо этого ты предлагаешь отыскать мать чудовищ и попросить у нее лекарство от яда ее деточки? – спросила Винна.

– Я не собирался ли о чем просить Фенда, – ответил Эспер. – И ее не стану.

– Но мы знаем, что у Фенда средство есть.

– Не обязательно. Насколько я знаю Фенда, у него есть противоядие только для себя.

– Или противоядия не существует, – продолжала Винна. – Может быть, Фенд вроде Стивена и яд на него не действует.

– Это возможно, – признал Эспер. – Но у матушки Гастии было настоящее снадобье. Матушка Гастия была колдуньей, так что, может быть, эта, из Сарнвуда… – Он замолчал и пожал плечами.

Винна немного подумала, а потом слабо улыбнулась.

– Только чтобы посмотреть, как ты будешь добывать противоядие, уже стоит пойти, – решила она. – Я согласна.

Эхок долго не отвечал.

– Она ест детей, – наконец сказал он.

– Ну, я уже не ребенок, – проворчал Эспер.

Перед самым рассветом они перешли Тен выше по течению, чем к берегу выходил след вурма. Огру пришлось взламывать тонкий лед. На другом берегу земля была тверже и поднималась пологим холмом, заросшим ивами и сассафрасами. Когда солнце поднялось выше, Эспер и его спутники уже ехали по дикой равнине. Изредка попадались пастбища и поля, где поднималась озимая пшеница. Деревья встречались редко, далеко друг от друга. Эсперу не нравились столь открытые просторы; ему казалось, что на него может что-то спикировать с неба. Кто знает, вдруг и это не выдумка? Если бывают змеи длиной в половину лиги, почему бы в небе не летать столь же огромным орлам?

В Средних землях проживало слишком много людей, во всяком случае раньше. Они не строили огромных городов, как это делали жители обоих побережий, но здесь было немало хуторов – дом, амбар, несколько пристроек и сараев, – а через каждые несколько лиг были разбросаны рыночные площади, окруженные полудюжиной зданий. На вершине почти каждой возвышенности, которую можно было назвать холмом, стояли замки, некоторые – в руинах, над другими вился дымок, признак жилья. За прошедший день они видели три таких замка. Немало, если учесть, как редко попадались даже самые условные холмы в этих местах.

Однако в первый день им не встретилось ни одного человека, поскольку они все еще двигались вдоль следа, оставленного вурмом, и им не хотелось терять время на то, чтобы приблизиться к далеким домикам. Коров, овец, коз или лошадей тоже не было видно. Вурму требовалась еда – и, должно быть, много, тварь-то не маленькая.

Утром следующего дня след твари свернул к северу от пути, намеченного Эспером, и они остановились на развилке. Пришло время проверить его решимость. Лесничий глянул на Винну и утвердился в своем выборе. Они двинулись на северо-восток, в сторону Сарнвуда.

Очень скоро они встретили стадо пасущихся коров и двоих людей. Когда они подъехали поближе, Эспер разглядел, что это мальчик и девочка, не старше лет тринадцати. Сперва показалось, что дети собираются бежать от чужаков, но они остались на месте, пока всадники не приблизились на расстояние около пятидесяти королевских ярдов.

– Привет! – крикнула девочка. – Кто вы?

Эспер поднял пустые руки.

– Я Эспер Белый. Королевский лесничий. А это мои друзья. Мы не причиним вам вреда.

– А что такое «лесничий»? – уточнила девочка.

– Я охраняю лес, – пояснил Эспер.

Девочка почесала в затылке и огляделась вокруг, словно искала лес.

– Вы заблудились? – наконец поинтересовалась она.

– Нет, – ответил Эспер. – Но можно мне подъехать поближе? От этих криков у меня устала глотка.

Мальчик и девочка переглянулись, а потом снова посмотрели на чужаков.

– Я не знаю, – сказала девочка.

– Нам стоит спешиться, – предложила Винна. – Они испуганы.

– Они боятся меня, – уточнил Эспер. – Я спешусь. Винна, почему бы тебе не подъехать к ним первой. Но оставайся на лошади, по крайней мере пока не окажешься совсем рядом.

– Хорошая мысль, – согласилась она.

Этлод и ее брат Аосли оказались светловолосыми и розовощекими. Девочке было тринадцать, пареньку – десять. У них нашелся хлеб и сыр, к которым Эспер добавил щедрую порцию вчерашней оленины. Он не успел как следует закоптить мясо, так что его нужно было съесть как можно быстрее, пока оно не испортилось. Они устроились на склоне пологого холма под одинокой хурмой, наблюдая за коровами.

– Мы ведем стадо в Хаймет, – объяснила Этлод, – к моему дяде. И мы должны следить, чтобы по дороге коровы ели вдоволь.

– А где этот Хаймет? – спросил Эспер. Выражение лица Этлод подразумевало, что тот, кто не знает, где находится Хаймет, вряд ли вообще что-то знает.

– До него около лиги, – ответила она, указывая на северо-восток. – По дороге из Торпа в Кренрефф.

– Мы едем в ту сторону, – сказала Винна.

Эспер собрался перебить ее прежде, чем она предложит детям путешествовать вместе. У него не было желания примериваться к шагу ленивых коров. Но Винна выглядела такой истощенной и хрупкой, что он промолчал.

– Вы больны? – не сдержался Аосли.

– Да, – кивнула Винна. – Все трое. Но наша болезнь не заразна.

– Да, она от ваурма, верно?

Они покинули земли усттишей, и ее произношение немного отличалось от привычного им, но смысл вопроса сомнений не вызвал.

– Да, – подтвердил Эспер.

– Хауди его видела, – сказал мальчик.

Сестра дала ему легкий подзатыльник.

– Этлод, – поправила она. – Я уже выросла из этого прозвища. В будущем году я выйду замуж. И мама отошлет тебя жить со мной, и тогда, если ты будешь меня так звать, я заставлю тебя есть телячий навоз.

– Мама до сих пор так тебя зовет.

– Так то мама, – отрезала девочка.

– Ты видела вурма? – вмешалась Винна. – Где именно, западнее?

– Нет, я думаю, там он возвращался, – ответила девочка.

– О чем ты? – уточнил Эспер, наклоняясь поближе.

– Это было еще до святок, – сказала она. – Я пошла с братом матери в Маэл, на берегу ручья Фенн, впадающего в Ведьму. Мы видели ваурма в реке. И многие люди, которые живут в округе, заболели, как вы.

76
{"b":"352","o":1}