ЛитМир - Электронная Библиотека

Какие же обстоятельства ведут к таким вот великим проявлениям? Никто не может говорить об этом с большим правом, чем тот, кто сам явился в качестве аватары перед самым началом нашей эпохи – Божественный Господь Шри Кришна. Обратимся же к этой замечательной поэме, Бхагавад-гите. В четвёртой адхьяе, шлоках 7 и 8 он говорит нам о том, что же приводит его к рождению в своём мире в проявленной форме Высшего.

«Когда дхарма (праведность, закон) ослабевает, когда адхарма (неправедность и беззаконие) усиливается, тогда прихожу я сам – для защиты добра и уничтожения зла, для утверждения дхармы я рождаюсь из века в век».

Вот что говорит он нам о пришествии аватары. Это нужды его мира призывают его к самопроявлению своей божественной силой, а из других его высказываний нам известно, что в дополнение к тому, что связано с нуждами людей, существуют и определённые космические необходимости, вызывавшие особые проявления в ранние эпохи мировой истории. Когда великому колесу эволюции должен быть придан импульс для нового оборота, когда приходит какая-либо новая форма, новый тип жизни, тогда Высшее также открывает себя, воплощаясь в том типе жизни, которому оно даёт начало в своём космосе, таким образом поворачивая то вечное колесо, которое ему, как Ишваре, следует вращать. Таковы, если говорить очень обобщённо, смысл этого слова и цель пришествия.

Теперь же нам весьма уместно будет обратиться к более специальному вопросу – «что такое аватара». И здесь от вас потребуется не только пристальное внимание – я должна попросить вас терпеливо рассмотреть те моменты, которые могут оказаться для вас и не вполне знакомыми. Ведь как я уже сказала, это оккультный взгляд на истину, которую я собираюсь частично открыть, и ещё не изучавшие её должны тщательно её обдумать, прежде чем отвергнуть, и основательно рассмотреть, прежде чем отрицать. Мы посмотрим, насколько же смогут авторитеты в данной области помочь нам понять это, и насколько недостаток знаний приводит к неверным представлениям при чтении их трудов. Вы помните, что покойный пандит Субба Роу в своих лекциях о Бхагавад-гите изложил определённые взгляды на аватар, а именно, что это нисхождения Ишвары, или как он сказал, пользуясь теософической терминологией, логоса, что является просто греческим наименованием Ишвары, так вот, что это нисхождение Ишвары, который соединяется с какой-либо человеческой душой. При всём уважении к глубоким знаниям этого пандита, я не могу не сказать, что определение это лишь частичное. Возможно, он тогда и не собирался рассматривать случай за случаем, и не располагал достаточным временем, чтобы охватить всего в нескольких лекциях такой обширный предмет, и потому выбрал лишь одну форму, так сказать, самооткровения, не коснувшись других, для изучения которых сейчас у нас времени достаточно. Так что позвольте мне начать сначала и привести мнения авторитетов, которые могут вам облегчить принятие излагаемых взглядов; позвольте мне без всяких попыток скрыть или уклониться, сказать, что же такое в действительности аватара. В основе своей – он результат эволюции. В давно прошедших кальпах, в иных мирах, нет, вселенных, предшествовавших нашей, те, кому предстояло стать аватарами, медленно, шаг за шагом, взбирались по огромной лестнице эволюции. От минерала к растению, от растения к животному, от животного к человеку, от человека к дживанмукте, всё выше и выше по могущественной иерархии, простирающейся ещё дальше тех, кто освободился от оков человечества, поднимались они, пока наконец не только отбрасывали ограничения отдельного я, но и вступали в самого Ишвару. Расширяясь во всеобщее сознание Господа, становясь едиными в знании так же, как они всегда были едины в сущности с той вечной Жизнью, из которой первоначально произошли, они, живя в ней, становились центрами без окружности, живыми центрами, едиными с Высшим. За каждым из них простирается бесконечная цепь, в которой рождение следовало за рождением, проявление – за проявлением. На человеческой стадии, при долгом подъёме по лестнице человечества, будущего аватара выделяли из прочих людей две особые характеристики. Одна – это абсолютное бхакти, то есть служение Высшему, поскольку цели могут достичь лишь бхакты, причём лишь те, кто сочетает бхакти с джняной или знанием, ведь как говорит Шри Кришна, «в моё бытие входят служением». И потребность в этой преданности для будущего аватара заключается в следующем: он должен поддерживать центр, выстроенный им в жизни Ишвары, чтобы вокруг этого центра можно было снова обвести окружность, которая позволит ему прийти в качестве проявления Ишвары, единого с ним в знании, единого в могуществе, чтобы он мог быть самим этим Высшим в земной жизни. Потому он должен обладать способностью ограничить себя до формы, поскольку ни одна форма не может существовать во вселенной, если в ней нет центра, вокруг которого она начертана. Он должен быть предан стремлению оставаться на службе у вселенной столько, сколько будет пребывать в ней Ишвара, разделяя таким образом постоянно совершаемую Ишварой жертву, которой и живёт вселенная. Но не одно лишь преданное служение отмечает этого Великого, восходящего по божественному пути. Он должен, как и Ишвара, возлюбить человечество. Если в нём не горит пламя любви к людям – я сказала «к людям»? – нет, это слишком узко! Если в нём не горит пламя любви ко всему сущему, движущемуся или неподвижному, в божьей вселенной, он не сможет явиться Высшим, чья жизнь и любовь – во всём, что он приносит из своей вечной и неисчерпаемой жизни. Как говорит Возлюбленный, «нет ничего, движущегося и неподвижного, что могло бы существовать, будучи лишённым меня»,[2] и если человека не разовьёт это качество в своей природе, если он не сможет любить всё сущее – не только прекрасное, но и безобразное, не только доброе, но и злое, не только привлекательное, но и отвратительное, если в каждой форме он не видит Я, он не взберётся крутым путём, который должен пройти аватара.

Так что таковы вот две великие черты человека, который может стать особым проявлением Бога – бхакти, любовь к Единому, с которым он сольётся, и любовь к тем, сама жизнь которых – жизнь Бога. Только когда они разовьются в человеке, он окажется на пути, ведущем его к явлению – в будущих вселенных, и очень, очень отдалённых кальпах – в качестве аватары, пришествию к людям в виде бога.

Я понимаю, что такой взгляд на аватару ведёт к некоторым трудностям, но происходят они лишь от односторонних взглядов, принятых людьми, повторяющими символы веры своей секты или школы, как правило, на основе авторитета какого-нибудь великого имени, а не путём размышлений и глубокого их понимания. Когда такой взгляд раз принят, то всякий противоречащий ему текст в Шрути или Смрити извращается в ущерб его первоначальному значению, чтобы только он соответствовал идее, которая уже овладела умом. Это трудность каждой религии – человек получает свои взгляды от преданий, обычаев, родителей, общественного мнения – того, что в данное время является его окружением. В писаниях, которые не принадлежат ни веку, ни дню, ни времени, и никакому из народов, а являются лишь выражениями вечной Веды, он встречает многие тексты, не соответствующие узким рамкам, которые он создал; а поскольку он слишком часто заботится больше об этих рамках, чем об истине, он манипулирует текстом, пока не подгонит его к ним, вывернув самым причудливым образом. И здесь изобретательность комментатора очень часто становится тем самым искусством, при помощи которого он может заставить слова означать нечто совсем не подразумевавшееся их грамматическим и очевидным смыслом. Таким образом, используя великие имена знавших истину, которые, впрочем, могли передать лишь такую её часть, какую люди их времени могли воспринять, представители разных школ подкрепляют ошибочные толкования, тем постоянно возводя стены, преграждающие продвижение жизни человека.

Позвольте мне теперь привести пример одного из величайших учителей, который знал истину, о которой говорил, но подобно всякому учителю должен был помнить, что те, к кому он обращается, подобны детям, которым недоступно зрелое её понимание. Этот великий учитель, основатель одной из школ веданты, Шри Рамануджаачарья, в своей бесценной работе – комментариях к Бхагавад-гите, от прочтения которых получили бы пользу представители всех школ – разбирает фразу, в которой Шри Кришна говорит, что у него было множество рождений, «бахуни джанмани»,[3] и указывает, насколько огромно их разнообразие. Затем, ограничиваясь своими проявлениями в качестве Ишвары, то есть имевшими место после достижения Высшего, Кришна говорит, что рождается по своей собственной воле, то есть не будучи принуждаем кармой или какой-либо внешней силой. По своей воле стал он Ишварой и воплотился в той или иной форме. Но здесь ничего не сказано о бесчисленных шагах, пройденных этим Великим, прежде чем он слился с Высшим. Это было оставлено в стороне без всякого упоминания, потому что целью автора было дать сердцам людей предмет восхищения, который поднимал бы их всё выше и выше, пока в них в свою очередь не расцвело бы это высшее Я. Здесь ни слова не сказано о предыдущих кальпах, о вселенных, простирающихся в бесконечное прошлое. Он говорит о своём рождении как дэва, нага, гандхарва – о многих образах, принимаемых им по собственной воле. Как вы знаете, или можете узнать из Шримад Бхагаватам, существует более длинный перечень проявлений, чем обычно упоминаемые десять аватар. Одна за другой там приводятся формы, которые могут показаться странными поверхностному читателю, если он соотнесёт их с современными представлениями о Высшем. Но мы можем увидеть, что свет на этот вопрос проливают другие слова великого Господа, и в одной знаменитой книге, полной оккультных намёков, хотя и не снабжённых достаточными объяснениями – «Йога Васиштхе», ясно утверждается, что божества, такие как Махадэва, Вишну и Брахма, все поднимались, пока не достигли положения, занимаемого ими теперь.[4] И это вполне может быть так, если вы об этом подумаете. Такая мысль нисколько их не умаляет, поскольку есть лишь одно Существование, вечный источник того, что является уже отдельным – будь это Ишвара во вселенной, или копия вселенной в человеке. Есть лишь Единое без иного; и нет жизни, кроме его жизни, иной независимости и иного самосущего бытия. В нём корень людей и богов, и в его вечной жизни их вечное существование. Есть разные стадии проявления, но во всех их – Единое Я, Единое, живущее во всём, и если Я в человеке – «нерождённое, постоянное, вечное, древнее», каковым оно и является, то это потому что Я в человеке едино с Самосущим Единым, и сам Ишвара – просто самое могущественное проявление этого Единого, которое не знает иного возле себя. Как сказал один английский поэт, «он ближе, чем дыхание, чем руки и ноги».

вернуться

2

Бхагавад-гита, X. 39.

вернуться

3

Бхагавад-гита, VI. 5.

вернуться

4

Йога Васиштха, часть II, глава II, шлоки 14, 15, 16.

2
{"b":"3520","o":1}