ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Катин взялся за свое «чикагское пианино». Почему в этой банде было такое пристрастие к «антикварному» «поливальщику» можно было только гадать. Слишком громоздкий и не современный «томми-ган» пользовался популярностью только у коллекционеров легендарного оружия. Фирма выпускала запчасти и сами автоматы в очень ограниченном количестве. Не стал ли жертвой банды один из мирных фанатов исторического «вразумителя»?…

Катин вскочил и, прячась за стеной, подобрался к окну. Судя по траектории пуль, гангстеры вели огонь с галереи дома напротив. Спецагент ждал следующей очереди, но ее не было. Это заставило его насторожиться. Он слегка отстранился от стены и посмотрел в оконный проем. С внешней стороны стены по галерее медленно двигались две фигуры. Одна из них уловила движение за окном. Держа автомат у пояса, гангстер открыл огонь. Пули чудом не задели Катина.

Вскинув «томми-ган», спецагент дал долгую очередь. Стрелявшего гангстера отбросило к перилам, – он перевалился через них и полетел вниз, на улицу. Второй, вооруженный винтовкой, выстрелил навскидку, – пуля разбросала в разные стороны щепки, бывшие только что оконной рамой искромсанной предыдущими попаданиями. Гангстер отскочил к стене, – там он был недосягаем для Катинского огня.

Тут же со стороны дома напротив раздался лай «поливальщика». Пули ударили в стену комнаты. Алиса, было поднявшая голову, опять повалилась на пол рядом с раненым братом. Спецагенту показалось, что Андрей пошевелил рукой. Но в темноте он не мог быть уверен в этом.

С улицы донесся вой сирены. Он приближался.

– Скорая помощь! Что же делать?! – голос Алисы был полон еще большего отчаяния.

– По-моему, это не скорая… – пробормотал Катин.

Его слова подтверждало то, что автоматных очередей больше не было.

Звук сирены становился все сильней. Теперь спецагенту стоило подумать, что он скажет полиции. Разбирательство могло оказаться долгим. Быть может, скрыться? Но как он оставит Алису и Андрея?

Катину не пришлось больше терзаться в сомнениях, потому что за окном опять раздался грохот «чикагского пианино». Но теперь гангстеры целились не в окно напротив. Послышался визг тормозов и несколько пистолетных выстрелов. Катин шагнул вперед и оказался напротив проема. Укрывшись за столбом противоположной галереи, гангстер поливал полицейских огнем. Самой машины спецагент не видел, но судя по всему, слугам порядка приходилось туго: ответные хлопки за рявканьем «томми-гана» были почти не слышны.

Резким движением выставив автомат за окно, держа его на вытянутых руках, так что ствол смотрел вдоль галереи, Катин большим пальцем правой руки спустил курок. Тут же он втянул «томми» обратно в комнату и нырнул за стену.

Гангстер перестал бить по полицейским и дал длинную очередь по катинскому окну. Пистолетные хлопки возобновились, но у Катина было ощущение, что огонь ведет только один человек.

– Кажется, они попали в полицейского! – следом Катин выругался.

– Этот человек, владелец бара, которого вы видели… – проговорила Алиса. – Он сказал мне: как только телевидение передало первые данные о том, что надвигающийся ураган – нечто ужасное, такое, чего не было никогда раньше, несколько городских банд решили объединить усилия. Они хотят использовать неразбериху для своих дел. Прежде всего – разобраться с гангстерами-конкурентами, наказать врагов. Дальше они двинут туда, где могут оказаться ценности: банки, магазины. Полиция вряд ли удержит город под контролем. В какой-то момент обязательно наступит полная анархия. Если, конечно, метеорологи не ошибаются… И эта дамочка действительно настолько сильна…

– Думаю, их предсказания верны… – пробормотал Катин.

Он вдруг с тоской вспомнил о том баре, где начиналась эта ночь, о пенной «тине» из реки Миссисипи… В его голове возник портрет пионера джаза Бадди Болдена.

– Алиса, раскройте мне вашу тайну!… Что происходило с вами и вашим братом в последнее время?…

С огромным удовольствием Катин опустошил бы сейчас стаканчик бурбона, но это был не бар, а разбитая пулями комната в дешевой меблированной квартире и с другой стороны улицы они в любой момент могли ожидать автоматной очереди.

Девушка молчала. Спецагент чувствовал: не добьется сейчас ответа.

Он приподнялся и выглянул в окно. Опять раздалась очередь – гангстер продолжал расстреливать полицейскую машину. Происходившее напоминало бой в городе, где столкнулись две вражеские армии.

Мрак на улице сгустился. Катин предположил: кто-то из участников перестрелки – скорее всего, это были полицейские, – намеренно расстрелял фонари. Темнота давала преимущество.

Спецагент перемахнул через подоконник и скользнул вбок, в тень. Гангстер, которого сразила неожиданная катинская очередь, черным кулем валялся у стены. Катин пригнувшись побежал по галерее. Теперь ему была хорошо видна улица…

Полицейское Шевроле с погашенными фарами, пробитыми дверьми и осыпавшимися стеклами стояло под углом к автомобилю гангстеров. Тело одного из полицейских безжизненно свешивалось из двери на асфальт. Второй делал редкие выстрелы, высовываясь из-за багажника автомобиля. Его пистолет не причинял особых хлопот гангстеру, – прячась в густом мраке на галерее, – она была вся занавешена густым вьюном, – выпускал то и дело длинные очереди из «поливальщика».

Скорее всего, этот наряд оказался здесь по чистой случайности, либо был авангардом полиции и с минуты на минуту должны были прибыть основные силы…

За вьюном Катин не мог различить гангстера. Спецагент занял позицию на полу галереи, едва просунув ствол «томми-гана» сквозь ажурную решетку. Приготовился дать очередь, как только гангстер обнаружит себя. Неожиданно он получил сильнейший удар ногой в бок. Перекувырнулся, но не успев отскочить и подняться, получил не менее сильный удар ногой в голову. Катину показалось: на секунду потерял сознание.

– Дерьмо! Собачий сын! Я буду убивать тебя целую неделю… Ты заплатишь мне за брата!…

Гангстер потянулся к «томми», который спецагент выпустил из рук и в этот момент Катин, как змея, сделал ногами вперед бросок с пола. Изо всех сил ударил бандита каблуками ботинок в лицо. Удар столь внушителен, – тот перекувырнулся через перила. Не упал, а в последнее мгновение ухватился за решетку, повис, держась за нее одной рукой.

Тут же стрелок на противоположной галерее обнаружил себя, дав в сторону Катина длинную очередь. Полетели в разные стороны оконные стекла, часть пуль попала в стену. От резкой боли Катин ухватился за висок – осколок стекла рассек кожу на голове.

Полицейский выскочил из-за машины и стреляя на ходу в сторону огня, вырывавшегося из автоматного дула, попытался скрыться где-то под галереей, но этот бросок оказался для него роковым. Гангстер резко развернулся и дал по нему навскидку очередь. Прошитый сразу несколькими пулями, полицейский, вскинув руки, рухнул на асфальт. Пистолет отлетел на несколько метров в сторону.

За эти мгновения Катин успел поднять с пола галереи автомат и дал по гангстеру очередь. Тот залег за столбом и начал быть в ответ. Катин покатился по галерее, занимая другую позицию, но когда он нажал на курок, выстрела не последовало. Магазин автомата был пуст. До спецагента уже доносился вой сирены.

Катин услышал какой-то глухой удар и увидел, как по улице к гангстерскому грузовичку метнулась фигура. Отцепившись от решетки, бандит, что так и не свел с ним счеты, впрыгнул в кабину автомобиля. На галерее напротив раздался звон разбиваемого стекла. Противники покидали место перестрелки.

Бандит не сразу завел мотор, но затем автомобиль тронулся и через пару мгновений исчез за углом, набирая скорость и скрипя резиной на повороте. Автоматчик в этот момент должен был бежать по темным дворам.

Как и предполагал Катин, на улицу влетела не полиция, а скорая помощь. Блики от маячка причудливо бежали по стенам и окнам казавшихся безжизненными домов. Пролетев некоторое расстояние «амбулатория» затормозила. Только теперь сидевшие в ней люди рассмотрели подробности: изрешеченное сине-голубое Шевроле, безжизненные тела. Дверь амбулатории открылась. Врачи выскочил на асфальт и кинулись к полицейским.

9
{"b":"35208","o":1}