ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну? — мрачно вопросила его я.

— Что «ну»? — буркнул гремлин, краснея, как маков цвет.

— Долго ты еще девчонке лапшу на уши вешать будешь?

— Что? — искренне не понял меня Тур.

— Какие у тебя намерения в отношении Мирлин? — задала я вопрос в лоб, поняв, что по-другому от гремлина ничего не добиться.

— Я у нее украшение из волос попросил, — с вызовом сознался Тур. — Вот, — показал он мне лацкан куртки, на котором красовалась тонкая розовая ленточка.

— Все это, конечно, прекрасно, но тебе не кажется, что Мирлин еще слишком юна, чтобы выходить замуж? — ядовито поинтересовалась я.

— Я подожду, — упрямо нахмурился гремлин.

Ну и что мне было делать с этим упертым типом? Гнать в три шеи? А толку? Пока мы путешествуем вместе, роман между гремлином и Мирлин все равно будет развиваться. Вот только не зашел бы он дальше определенных пределов… все-таки, Мирлин еще недостаточно взрослая для этого! Как бы я себя не убеждала, но воспринимать 14-летнюю девчонку, как сформировавшуюся личность, я все равно не могла! Что ни говори, а от вбитых с детства в голову убеждений не так легко избавиться. Поэтому я набралась наглости и предупредила гремлина, чтобы он девичью честь моей подзащитной хранил как зеницу ока. Иначе получит в лоб. Нет, не от меня, от Мимела. И не за мою подопечную, а за потерянный номер с варшем. Ибо если некий гремлин лишит Мирлин самого ценного, с варшем она уже общаться не сможет. А уж выступать с ним и подавно. Ну а что следует за сокращением программы выступления? Правильно, сокращение уровня дохода. Тур ведь не думает, что Мимел ему простит такой фердебобль?

Ссылка на Мимела оказалась убойным аргументом. Тур прекратил петушиться и слегка сник. Так, с этим героем-любовником разобрались. Теперь неплохо было бы провести разъяснительную беседу еще и с Мирлин. Я залезла в повозку, подозвала свою подопечную, и стала выяснять, что она вообще знает о семейной жизни. Оказалось, не так уж мало. Хотя чему я удивляюсь? При том образе жизни, какой вел этот беспризорный ребенок, остаться наивной девочкой довольно сложно. Мирлин даже нельзя было назвать деревенской в полном смысле этого слова, поскольку в надежде подзаработать она и с караванами моталась, и подворовывала в городе по праздникам, и нанималась на временную работу в помощницы к той или иной служанке. Собственно в деревне Мирлин проводила только зимние месяцы, берясь за самую черную работу. Удивительно, как она вообще выжила в этом мире. И еще удивительнее — как сумела не попасться на глаза какому-нибудь любителю малолеток. Впрочем, если учесть, в каком Мирлин была виде, когда я ее встретила, можно предположить, что ее просто не разглядели. Тем более (как я подозреваю) моя подопечная приложила для этого все усилия.

— Брин, неужели ты все еще считаешь, что я недостаточно взрослая? — обиделась Мирлин, поняв, что все ее доводы не произвели на меня особого впечатления.

— Думаю, что недостаточно, — вздохнула я. — Послушай, Мирлин, я не могу тебе запретить связать свою жизнь с гремлином. Но я прошу тебя, пожалуйста, прежде, чем ты совершишь какую-нибудь глупость, постарайся получить от Тура какое-нибудь подтверждение его намерений. Более весомое, чем приколотая на лацкан куртки ленточка.

— Он обещал, что у первого же Черного Камня назовет мне свое истинное имя! — гордо заявила Мирлин.

— У какого еще камня? — удивилась я.

— Брин, неужели ты не знаешь даже этого? — всплеснула руками Мирлин. — Неужели есть на свете такое место, где не стоят магические Камни?

— На свете все есть, — отмахнулась я, не желая продолжать разговор на эту тему. — Так что это за камень такой, у которого Тур должен тебе свое истинное имя сказать?

При одном только упоминании о драгоценном гремлине, Мирлин расплылась в блаженной улыбке и поделилась со мной весьма интересной информацией. Выяснилось, что в данном мире так называемые Черные Камни — это вполне обычное явление. Происхождение их теряется во тьме веков, механизм действия никому не понятен, но польза от них ощутимая. Стоят эти камни буквально везде, причем в больших количествах. Располагаются они, в основном, в жилых районах, и служат весьма важной цели. Являются свидетелями клятв и заключенных сделок. Я не совсем поняла, каким образом, но эти загадочные камни своей магией заставляют держать слово и выполнять обязательства.

— Неужели их нельзя обмануть? — поежилась я.

— Почему? В торговых делах можно. Тут ведь важно, как сформулируешь.

— А в сердечных делах? Неважно?

— Неважно. Потому что слова клятвы неизменны, — объяснила мне Мирлин. — Девушка говорит «дарю тебе свое украшение в знак своей любви», парень — «принимаю украшение в знак своей любви». Перед камнем можно поклясться в дружбе, или обменяться истинными именами в знак доверия.

— Я правильно понимаю, истинное именем обычно никто не пользуется? — уточнила я. — Тот есть «Мирлин» — это твое прозвище?

— Ну да… Истинное имя дают при рождении. И далеко не каждый решается его афишировать. Даже перед черным камнем. Считается, что узнав истинное имя, ты обретаешь власть над его хозяином. Норлоки и тролли вообще никому этих имен не открывают.

Хе… ну понятно теперь, почему Шерман так удивился, когда я с ним знакомиться начала, и свое настоящее имя сказала. Любопытно, и что норлок с ним будет делать?

— А если кто-нибудь узнает чужое истинное имя случайно?

— Что значит «случайно»? — удивилась Мирлин. — Такого не бывает!

— И все-таки?

— Как только ты произнесешь истинное имя без разрешения хозяина, об этом тут же узнает ближайший дежурный маг происшествий. Он сообщит о тебе хозяину имени, и тот назначит штраф, который ты обязана будешь выплатить.

— И большой штраф?

— Столько, сколько стоит сам хозяин имени. Если он не знатен и не богат, сумма штрафа будет равна стоимости его, как раба, на невольничьем рынке, учитывая все его таланты и способности. А если ты, Брин, оскорбишь знатного человека, то сумма штрафа будет включать в себя и сумму принадлежащей ему на данный момент собственности.

— Ничего себе! — возмутилась я, прикинув, сколько будет стоить даже самый задрипанный торговец. — Это же бешеные деньги!

— И еще какие, — ничем не утешила меня Мирлин. — И если ты не сможешь оплатить наложенный на тебя штраф — окажешься в тюрьме.

— А каким образом накладывается этот штраф? — удивилась я.

— Обычным. Маг получает известие о нарушении порядка, находит тебя через свое зеркало и (где бы ты ни находилась на данный момент) вешает на тебя магический маячок. Его присутствие на тебе может обнаружить любой страж порядка, куда бы ты ни попыталась скрыться. Так что арестовать тебя большого труда не составит.

— Весело…

— Брин, ну теперь-то ты понимаешь, что Тур действительно испытывает ко мне серьезные чувства? Ведь просто так он никогда не открыл бы мне своего истинного имени.

— Лыко-мочало, начали сначала… — застонала я. — Пусть сначала гремлин даст тебе клятву у магического камня, а потом мы снова к этой теме вернемся.

Мирлин счастливо улыбнулась и закивала головой, соглашаясь со сказанным. Что-то не нравится мне такая ее податливость. Как бы моя подопечная какой-нибудь фортель неожиданный не выкинула. Насколько я успела узнать Мирлин, она на такое вполне способна. Слишком уж эта девчонка привыкла быть сама себе хозяйкой. Да и на самом деле — когда ты все свои 14 лет никому не нужна была, трудно привыкнуть к тому, что кто-то интересуется твоей жизнью. И практически невозможно смириться с тем, что кто-то за тебя решает твою судьбу. Меня, например, такие действия просто бесят. Разве я обрадовалась, когда обнаружила на себе татуировку в форме бабочки? А когда выяснила, что мне срочно нужно замуж выходить? То-то. А почему же я удивляюсь, что подобное вмешательство в личную жизнь не нравится Мирлин? Она ведь девочка свободолюбивая. И самостоятельная. Даже чересчур.

Впрочем, в нашей развеселой королевской труппе с характером были все. Чего-чего, а такое в дороге никак не скроешь. Даже при большом желании. А прятать свой норов, в общем-то, не желал никто. Да и зачем? Не благородные же рыцари вокруг собрались, актеры. А им в принципе нормальными быть не полагается. Взять хотя бы Мимела. Ну что мы знаем о троллях? Что они злобные, тупые, воинственные и жестокие. Единственный эпитет, который я опустила бы при характеристике Мимела — «тупые». Соображал тролль так, что дай бог всякому. Я порой даже думала, что напрасно Мимел подался в бродячие актеры. Воин бы из него получился — первый сорт. И не просто воин, а командующий. Однако быть его солдатом я точно не согласилась бы, ибо тролль предпочитал командовать тычками, пинками и постоянным ором. Слава Богу, нас с Мирлин это не касалось, а вот гремлины и Манка от его отвратительного характера страдали периодически. Мне даже казалось, что Тур к нам перебирался в повозку не только из-за красивых глазок Мирлин, но и для того, чтобы скрыться с глаз Мимела. В общем-то, я тоже старалась лишний раз под горячую руку ему не попадаться. Хоть Мимел и пытался сдерживать свой темперамент в отношении меня, но нарываться на неприятности не хотелось. Так что лично я общалась с троллем только тогда, когда он был в наиболее благодушном состоянии — то есть после обеда. Впрочем, Мимел и в хорошем настроении собеседником был паршивым. Говорил мало, короткими, рублеными фразами, а часть вопросов вообще пропускал мимо ушей.

18
{"b":"35219","o":1}