ЛитМир - Электронная Библиотека

Манка по своему характеру отличалась от Мимела, как день от ночи. Ни одна из характеристик троллей не подходила к ней даже с самой большой натяжкой. Общительностью, правда, она тоже не страдала — в лучшем случае могла перекинуться парой фраз. Но злобной и жестокой ее не смог бы назвать даже самый недоброжелательный человек. Скорее, Манка подходила под типаж «идеальная жена». Она носилась с Мимелом как курица с яйцом. И кормила его в первую очередь, и за вещами его тщательно следила, и бегала как ошпаренная при первом желании тролля типа «пойди, подай, принеси». Причем Мимел (как, впрочем, и все мужчины) воспринимал внимание Манки как нечто само собой разумеющееся и пользовался им без всякого стеснения. Меня иногда прям с души воротило. Но не будешь же в чужие отношения вмешиваться! Тем более, что Манка, казалось, была просто счастлива только от того факта, что Мимел вообще позволил ей находиться рядом. А на мой намек поискать себе что-нибудь получше возмущенно фыркнула. И объяснила, что лучше, чем ее любимый тролль, мужчин на свете в принципе не бывает. Ну, что ж… каждому свое. И если Манка считает, что Мимел — мужчина ее мечты, то кто я такая, чтобы возражать?

Да уж, любовь — это довольно странная штука. И опасная. Любовь считают головокружительной радостью. Вроде глупых стишков, написанных на открытках к дню святого Валентина, украшенных перышками и ленточками. Нет, все совсем не так. Это мучительное, грызущее душу, лихорадочное и тяжелое чувство, жажда, которую невозможно утолить. Манка из-за нее превратилась в тень самой себя. Она и живет-то, кажется, только затем, чтобы Мимелу было легко, удобно и комфортно существовать. А Тур? С тех пор, как ему понравилась Мирлин, он не отходит от нее ни на шаг, забывая о своих обязанностях и получая за это нагоняи от Мимела с Тором. Кстати, надо отдать старшему гремлину должное — он приложил все усилия, чтобы привести Тура в чувство и отвлечь его от сомнительного увлечения. Счаз-з-з! Упертый гремлин доводов старшего брата слушать не желал. И даже вежливо его посылал куда подальше намекая, чтоб тот сначала с собственными проблемами разобрался. Я, конечно, попыталась выяснить, что это за проблемы такие, но братья молчали как партизаны. Ясно было только одно — с Тором что-то действительно не так. Ибо он из умеренно общительного типа превратился в абсолютно безмолвного. Мало того, Тор еще и откололся от коллектива. Не знаю уж, где (а главное — зачем) он пропадал, но видела я его только во время обеда. Причем выглядел гремлин настолько мрачно и раздраженно, что приставать к нему с вопросами я не решалась. Мало ли какие особенности есть у гремлинов! Хотя… Тур же не такой!

Младший из братьев гремлинов действительно (на наше с Мирлин счастье) был другим. Веселым, общительным, услужливым… если бы не его влюбленность в малолетнюю Мирлин — цены бы Туру не было. Он развлекал нас рассказами про гремлинов, показывал мелкие фокусы и помогал управляться с повозкой. Изредка к нашей компании присоединялась Манка, но обычно только для того, чтобы послушать меня. Впрочем, мое творчество действовало даже на Тора с Мимелом. Они оживлялись и теряли свою ледяную невозмутимость. А мне что, жалко поиграть что ли? Тем более, надо же мне было на ком-то «обкатывать» свой репертуар. Выкидывать из песен непонятные строчки (или адаптировать их под существующую реальность) и перекраивать сказочных героев согласно требованиям местного менталитета. Тем более, что за репетициями время пролетало незаметно.

Деревушка троллей, в которой мы должны были остановиться у родственников Мимела, вынырнула из-за холма совершенно неожиданно. Длинная стена из отесанных каменных глыб окружала несколько десятков вросших в землю домов довольно непрезентабельного вида. При ближайшем рассмотрении картина оказалась еще более плачевной. Разбросанные в хаотичном порядке дома представляли собой куполообразные сооружения, сложенные из тех же грубо отесанных глыб, что и стена. Причем было полное ощущение, что строила эти дома бригада самых криворуких строителей в мире, предпочитавших скорость и качеству, и удобству. Радовало одно — Мимела здесь приняли с распростертыми объятиями. И даже с почестями. Странно. Он же, вроде бы, говорил, что тролли актеров недолюбливают. А глава поселка перед Мимелом прям таки ковриком стелился. Впрочем, радовалась сему факту я недолго, ибо никаких вожделенных мною благ цивилизации тролли нам так и не предоставили. Просто потому, что в деревушке их не было. Нас с Мирлин подселили в дом к какой-то бездетной семейке, и я тяжко вздохнула, прощаясь со сладостными мечтами о горячей ванной. Хотя… грех жаловаться. Нам выделили целую бочку с водой. Вода, правда, была чуть теплая, но, по крайней мере, мы с Мирлин смогли привести себя в порядок перед выступлением и даже постирать свои вещи (хорошо хоть я в свое время не поскупилась на запасную одежду).

На сей раз наше выступление складывалось довольно необычно. Во-первых, Мимел сидел за столом на пару с главой поселка и, по всей видимости, присоединяться к нам не собирался. Во-вторых, куда-то бесследно исчезла Манка. Причем Тор, наклонившись к моему уху, попросил не упоминать ее имени до тех пор, пока мы не покинем деревню. Убедительно так попросил. Я пожала плечом и оставила выяснение этого вопроса на потом. Тем более что выступление наше, похоже, трещало по всем швам. К варшу тролли отнеслись довольно равнодушно, да и кульбиты гремлинов не произвели на них особого впечатления. Глазки у толпы заблестели только тогда, когда Тор достал меч. Бог ты мой, и откуда только он вытащил такую громадину? Однако похоже было, что гремлин подобное оружие держит в своих руках далеко не в первый раз. И обращаться с ним умеет. Тур в ответ тоже вооружился мечом и началось… нет, не сражение. Танец. Смертельно опасный и завораживающе прекрасный. Движения были выверенными, отточенными, быстрыми. Казалось, что гремлины буквально летают над землей, а их мечи превратились в сверкающие молнии, за движениями которых было просто невозможно уследить. Боже ж ты мой… ничего себе! Оказывается, не только Мимел пропил свое призвание, уйдя в актеры. Из гремлинов тоже получились бы воины. И еще какие! Неужели своими фокусами они зарабатывают гораздо больше, чем могли бы заработать мечом? Что-то я в этом сильно сомневаюсь. Восхищенные их военным умением, тролли топали ногами и свистели от восторга.

Выходить на импровизированную сцену после выступления гремлинов было неуютно. И страшновато. А ну как троллей не проймет мой талант? Однако, деваться было некуда. Как говориться, назвался груздем — так будь добр, не увиливай. Так что взяла я лютню, устроилась на стульчике и… начала вольный пересказ «Слова о полку Игоревом». Разумеется, с троллями в главных ролях. А что? Раз уж эта раса такая воинственная, то и рассказывать им нужно о военных подвигах. О! Подействовало! Тролли перестали шуметь, пить и даже, кажется, задержали дыхание. Вот что значит великая сила искусства! Даже троллей впечатлило. Причем настолько, что в благодарность за доставленное удовольствие они мне помимо денег еще и арбалет подарили. Дескать, мало ли что в дороге бывает.

На следующее утро я не выспалась. Да и как можно выспаться, если тебя будят ни свет ни заря с призывом двигаться дальше? Я умылась, позавтракала на ходу и вышла на свежий воздух. Хорошо-то как! Мы погрузились в повозки и, в сопровождении одного из местных жителей, двинулись дальше. Я тут же уютно устроилась под боком у варша и стала досматривать сны. Рядом приткнулась Мирлин, доверив Туру бразды управления нашей повозкой, и момент, когда к нашему отряду присоединилась Манка, мы просто проспали. Разбудил нас Тур только тогда, когда мы уже въезжали в огромный тоннель, отделанный странным желтоватым камнем.

— Этот подземный ход должен нас вывести в город гномов, — объяснил Тур, уловив мое искреннее удивление.

— А почему туда обязательно под землей ехать надо? — не поняла я.

— А как же еще? — недоуменно дернул бровью Тур. — Город же под землей находится.

19
{"b":"35219","o":1}