ЛитМир - Электронная Библиотека

Соня молчала. А что сейчас можно сказать, кроме глупостей? В эту минуту ничего другого не мог бы придумать даже самый лучший сыщик всех времен и народов Шерлок Холмс.

Сзади скрипнула дверь – ребята в испуге шарахнулись в разные стороны. И сразу же раздался звонкий смех Ладошки:

– И Соня тоже воробьишка! Что, привидение вас испугало?

Ладошка выглядывал из-за двери хитрым-прехитрым глазом. Почему-то этот глаз находился высоковато для его роста.

«Стоит на табуретке, – догадался Макар. – Чтобы в „глазок“ смотреть».

– Какое еще привидение? – спросил он. – Днем их не бывает.

– Жалко, – вздохнул Ладошка. – А я обрадовался, что это привидение.

– Обрадовался! – хмыкнул Макар. – Ты слова не перепутал? Наверное, хотел сказать: испугался?

– Ничего не испугался! – не согласился Ладошка. – Это вот Нюк испугался – забился опять под диван. Я потому и решил, что это привидение: хонорики их чуют.

– Стоп! – хлопнул себя по лбу ладонью Макар. – Значит, ты через «глазок» видел этого человека? И узнаешь, если увидишь еще раз?

– Конечно, узнаю, – отмахнулся Ладошка. – Только неинтересно это – людей узнавать. Лучше бы он все-таки был привидением…

– Будут тебе и привидения, – пообещал Макар. – Пока мы во всем не разберемся, здесь не только говорящие монетки и привидения, а еще и что-нибудь покруче появится.

«Вот маленький разбойник! – подумал он при этом про Ладошку. – Ничего не боится! Наверное, потому, что еще совсем глупенький…»

Но все-таки он немного завидовал глупому бесстрашию «маленького разбойника». Ничего не бояться – большое счастье!

Глава III

НА ТЕМНОЙ-ТЕМНОЙ ЛЕСТНИЦЕ

Ребята установили дежурство у двери – конечно, изнутри своей квартиры. За очередностью следил Макар. Сначала он наблюдал за соседской дверью сам, а потом, когда уставали глаза, звал Соню. И странно – она соглашалась! Наверное, уж очень испугал ее визит странного незнакомца, который крался по лестнице и старался не шуметь, вставляя ключ в замок…

Ладошка тоже не остался в стороне – он был просто счастлив, что участвует в таком таинственном и ответственном деле, как подглядывание. Вот только Макар с Соней не сообразили вовремя поменять ненадежную табуретку…

Когда Соня в очередной раз попыталась заняться уроками, а Макар вытащил монетку и уставился на нее, надеясь опять сделать какое-нибудь открытие, в прихожей раздался грохот, сопровождающийся такими криками Ладошки, будто он свалился не с табуретки, а по крайней мере с вешалки.

Соня и Макар бросились в прихожую. Ладошка не спешил подниматься с пола – наверное, хотел, чтобы брат с сестрой убедились в его геройстве. Еще бы – получить ранение, находясь на боевом посту! Подняв Ладошку с пола и отвесив ему легкий подзатыльник, Макар прильнул к дверному «глазку» – и ничего не увидел… Круглый окулярчик был непроницаемо темным!

– Что такое? – оглянулся Макар. – Почему ничего не видно?

– А я откуда знаю? – огрызнулся Ладошка, потирая ушибленный бок. – Я хотел протереть «глазок», зашатался и упал. Я думал, он запотел от моего дыхания.

Макар прислонился ухом к двери, потом тихонько приоткрыл ее. И сразу же услышал на лестнице частые шаги, а потом – стук двери подъезда.

– Ах ты!.. – еле сдержался, чтобы не чертыхнуться, Макар.

В такие минуты, когда тебя окружает столько таинственного, лучше не чертыхаться. Не хватает еще всяких чертей впутывать!

Макар взглянул на дверной «глазок» с внешней стороны. Он… был заклеен! Таким же пятнышком, каким был прикреплен волосок на соседской двери. Макар расчистил «глазок» и убедился, что это в самом деле пластилин. Пятнышки на соседней двери и сам волосок оставались по-прежнему нетронутыми.

– Он опять приходил! – воскликнул Макар, захлопывая дверь. – Прозевали! Ты чего нас сразу не позвал?

Ладошка обиженно засопел.

– Не успел, – проворчал он. – Было видно, потом не видно… Я стал протирать и упал.

– Значит, он заметил слежку, – задумчиво пробормотал Макар. – Потому и заклеил «глазок».

– Не обязательно, – не согласилась Соня. – Все преступники так делают. Когда хотят обворовать квартиру, всегда заклеивают «глазки» соседних квартир. Я это сто раз по телевизору видела. Надо срочно звонить или родителям, или сразу в милицию!

– И что мы скажем? Что он услышал шум и убежал? – усмехнулся Макар. – Подумают, что мы прикалываемся от нечего делать. Рано еще куда бы то ни было звонить – мы его спугнули… Ладошка спугнул. Я так и знал, что ему нельзя доверять такое важное дело!

– Всегда я у вас виноват, – продолжал ворчать Ладошка. – Сами боятся за привидениями следить, а потом еще ругаются!

– Что ты заладил – привидения, привидения! – воскликнула Соня. – Сто раз тебе повторяли, что не бывает их! Особенно днем.

– Вот и проговорилась! – засмеялся Ладошка. – Особенно днем! Значит, ночью они могут быть.

– Ничего себе, – удивился Макар, – какой вывод сделал! Улавливаешь смысл сказанного и… несказанного. Тебе не в первом классе надо учиться, а по крайней мере в пятом. Чтобы мы за тобой в школу не ходили… Но все равно: никаких привидений не бывает даже ночью, понял? Иди лучше играйся с Нюком – не будем мы больше подглядывать. А ведь он прав, – сказал Макар, когда Ладошка в соседней комнате стал ползать возле дивана.

– Ты что? – удивилась Соня. – Тоже в привидения веришь?

– Нет, конечно, – усмехнулся Макар. – Я про ночь подумал. Ясно, что этот человек будет осторожничать, не зря же он наш «глазок» заклеил. Да еще шум за нашей дверью услышал… Вполне возможно, что придет он сюда только ночью.

– Ой! – невольно вырвалось у Сони. – Ты что же предлагаешь? Ночью караулить? Нет уж, давай лучше обо всем папе с мамой расскажем. Неприятно все это, особенно после того, как он наш «глазок» заклеил…

– Приятного мало, – согласился Макар. – Но родителям говорить не стоит. Представляешь, какой переполох мама устроит? К тому же меня в первую очередь даже не этот тип интересует, а тот голос… Хочется монетку до конца проверить, пусть даже и ночью. Хотя это и страшновато…

Макар не постеснялся признаться сестре в своем страхе. А что тут такого? Он только представил, как выйдет ночью на лестницу, как услышит голос… Б-р-р!

– Да ни при чем здесь твоя монетка, – заверила его Соня. – Ты что, маленький? Может, как раз этот незнакомец и пугал нас, чтобы мы не мешали ему! Вот что меня тревожит, а не твоя говорящая копейка. Ладно, я тебе помогу, – решительно сказала она. – Выйдем ночью вместе. И посмотрим: может быть, все-таки придется родителям рассказать, дело-то нешуточное… А сейчас оставь меня в покое и не мешай уроки делать.

Соня ушла к своему столу, заваленному книгами, а Макар все-таки повеселел. Хорошо, когда есть такая решительная сестра! Одному ночью выходить на лестницу страшно, что и говорить, а вот если Соня будет подстраховывать, стоя у открытой двери… Совсем другое дело.

Ладошка играл с Нюком, Соня делала уроки, а вот Макар найти себе занятие не мог. Да какое еще может быть занятие, если столько вопросов скопилось сразу? И ни одного ответа…

Все-таки он не удержался: взял монетку, вышел осторожно на лестницу – конечно, перед этим долго выглядывая через «глазок». Пусто и тихо… И в нише было тихо, только раздавались какие-то шорохи – но это, наверное, бегал по квартире Ладошка, и поэтому разносился топот его ног. Как Макар ни тер монетку, как ни рассматривал на ладони, даже гипнотизировал ее – ни одного слова не расслышал.

Ничего нового не произошло и до вечера. Вернулись с работы родители, начались обычные вечерние дела, ужин… Казалось, жизнь стала прежней, привычной – но это только казалось.

Макар ждал ночи. Конечно, он не собирался караулить всю ночь до утра – спать же все-таки надо, – но вот выйти на лестничную площадку в самое таинственное время… Ожидание этого события волновало его особенной тревогой.

– Что это вы такие сегодня молчаливые? – несколько раз спрашивала мама.

5
{"b":"35237","o":1}