ЛитМир - Электронная Библиотека

– А в какую сторону плыть, ты знаешь? – спросил Саня.

Пашка захохотал так, будто его защекотали:

– Ой, умру от смеха! Будешь и дальше так смешить, Чибис, мы перевернемся. Мы ж по течению поплывем!

Берега уже заскользили мимо, а ребята, поглядывая друг на друга, все прыскали смехом. Ну и глупость же ляпнул Саня!

Глава IV

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО «МИСИПИСИ»

Одно было плохо: на крутых поворотах узкой речки плот по инерции заносило то к левому берегу, то к правому. Приходилось усиленно работать веслами, чтобы удерживаться на самой середине. Тем более что у берегов часто попадались торчащие коряги, обломанные ветки упавших деревьев. Возможность наткнуться на что-нибудь острое совсем не радовала ребят. Тут бы уж никакой немецкий клей не помог!

Пашка с Саней сидели каждый в своем гнездышке из связанных автомобильных камер, лицом друг к другу. Так было удобнее обозревать окрестности и следить за возможными опасностями. Пашка наблюдал за пространством, которое открывалось за спиной Сани, а Саня смотрел поверх Пашкиных рыжих вихров. Вода, правда, пробивалась сквозь фанерное днище, но куски пенопласта, на котором ребята сидели, оставались абсолютно сухими сверху.

– Ну и как? – спросил Пашка, восхищенно подмигивая.

– Сбылась мечта идиотов! – в тон ему ответил Саня, подгребая для скорости веслами.

Лопатки были коротковаты, но ведь и плот – не байдарка. Вполне все подходило одно к другому. И настроение было что надо. После вчерашнего дождя засияло солнышко, стало по-летнему тепло, какие-то удивленные птицы перелетали с куста на куст, и Пашка от избытка чувств громко крякал, как дикая утка.

– Даже жалко, что быстро доплывем, – сказал Саня. – Как ты думаешь, за сколько?

– А вот так нельзя говорить, – поднял вверх палец Пашка. – Когда едешь куда-то или плывешь, как мы сейчас, нельзя загадывать наперед. Плохая примета. Мы однажды с отцом ехали на машине, и я сказал, что через час будем дома. И – раз! Заглохли. Ковырялись в моторе часов шесть. Отец меня так ругал! Хотя в чем я был виноват? Просто сказанул сдуру, вот и все. Нет, в дороге надо верить в приметы. Так что плюнь, Чибис, три раза через левое плечо! Только не сильно, а то реактивная сила отнесет нас к противоположному берегу.

Саня улыбнулся и тихонько поплевал. После сторожки с ее засовами, ночным гостем и Пашкиным рассказом о Черном Леснике, после неприятного эпизода с проколотыми камерами Саня был готов поверить во что угодно. Хоть и можно все на свете объяснить, но, наверное, остается в этом мире маленькая лазейка для чего-то совершенно непонятного и необъяснимого. Что и говорить, все понятно, когда сидишь себе дома на диване. А когда пускаешься в опасное путешествие, то начинаешь по-настоящему изучать жизнь. А в ней, как Саня читал в какой-то книге, больше вопросов, чем ответов. Это не тест какой-нибудь, где из нескольких ответов надо выбрать правильный. Жизнь сложнее!

Почему жизнь сложнее, чем тест, Саня додумать не успел.

Он сидел спиной вперед, и от резкого торможения его голова так откинулась назад, что Саня увидел все небо сразу – синее, ясное. И услышал Пашкин крик:

– Елки-палки! Напоролись! Да посмотри же ты, Чибис, что там под тобой! Я отсюда не вижу!

Прямо под плотом, сантиметрах в пяти от поверхности воды, ровно расстилалось песчаное дно.

– Прозевали! – воскликнул Пашка. – Это ж надо, как прозевали! Да мы уже по отмели плывем и не замечаем. Пялимся как дураки на берега, а прямо перед собой смотреть забыли! Тут же коса песчаная, она прямо по середине русла всегда выступала. А сейчас только чуть-чуть водой закрылась. Тихо, Чибис, слушай: не булькает воздух?

Но им повезло. Резина была цела, хотя плот сидел на песке плотно, всем днищем. Саня попробовал упереться в дно веслами, чтобы сдвинуть плот, но Пашка заорал еще громче:

– Да тише ты! Прорвешь камеры! Неизвестно, может, под нами какая-нибудь острая ракушка лежит – готова дырка! Надо плот облегчить и вытащить на глубину.

– А как его облегчить? – не понял Саня.

– Как, как… Балласт выкинуть. Тебя, например.

Саня взглянул на друга.

«Совсем неуместная шутка», – подумал он и обиженно произнес:

– Или тебя. Ты, Пашка, дело говори, а не прикалывайся зря. Я, например, считаю, что надо все же попытаться потихоньку сдвинуть плот с места.

– Да как ты его сдвинешь? Это сесть на мель легко, а сняться – совсем другое дело. Резина – дело тонкое! – Пашка вытягивал шею, стараясь увидеть границу отмели. – Ладно, Чибис, попробуем обойтись малой кровью. Может, одного меня будет достаточно для жертвы речному богу.

Пашка поспешно скинул сапоги, приподнявшись на своем сиденье, снял и штаны. И переступил через бортик.

– Зачем же ты разделся? – опоздал с советом Саня. – И в сапогах бы…

– Да ладно! К тому же откуда я знаю, какие тут ямы, – отмахнулся Пашка. – Сиди потом в мокром…

Плот стал намного легче. Пашка поволок его за собой на стремнину. Метров через двадцать, убедившись в достаточной глубине, он запрыгнул на свое место и сказал:

– Ух, кажется, пронесло! Теперь, Чибис, греби своими лопатами к берегу.

– Зачем к берегу? – удивился Саня, изо всех сил подгребая подальше от опасного места. – Ты разве здесь не оденешься?

– Да не одеваться! Палку какую-нибудь надо выломать. Кто на носу сидит, будет глубину шарить. А то еще раз так напоремся – и точно пешочком пойдем. Да еще и мокренькие.

Так они и сделали. Саня повернулся лицом по движению и крепко держал перед собой палку, опустив ее в воду. Если сейчас и попадется мель, то палка обязательно упрется в нее, остановив плот на безопасном расстоянии.

– Опыт приходит методом тыка! – весело приговаривал Пашка. – Так наш физик в школе говорит. Знаешь, как он ток проверяет? Не прибором, а рукой. Дотрагивается до провода пальцем – быстренько, будто провод горячий – и говорит: «Проверка тока методом тыка».

Саня засмеялся. Поначалу он немного обиделся на Пашку за то, что тот безоговорочно взял на себя командование, как все равно старший. Еще и покрикивал при этом! Но Пашка так уверенно и умело все делал, так правильно все у него получалось, что Саня даже позавидовал другу. Ладно уж, пусть в этом путешествии Пашка будет главным. Капитаном их небольшого судна.

Справедливости ради он вспомнил, что в Москве, когда Пашка приезжал на каникулы, получалось наоборот. Там Саня чаще брал на себя инициативу, потому что больше знал.

«Все-таки опыт – большое дело, – решил он. – А каким методом он достигается, совсем неважно. Методом тыка или чужим примером, все равно».

– Клюет? – весело спрашивал Пашка.

– Пусто! – отвечал Саня.

– А нам того и надо! – подхватывал Пашка, на всякий случай легонько подгребая в обратную сторону и притормаживая, потому что течение было довольно быстрым.

На такой скорости можно было и не успеть затормозить перед всякой там мелью или корягой.

– Скоро уже и к берегу причалим. – Своего командирского тона Пашка не оставлял. – Пора бы и перекусить. Да и у костерка погреемся. Куда спешить?

Для отдыха ребята выбрали песчаный отлогий берег, на который можно было высадиться, не снимая сапог и тем более штанов. Они перенесли плот на песочек, а сами поднялись повыше. Скоро задымил костер, Пашка налил в круглую плоскую флягу воды и поставил ее на огонь.

– И не снилось всяким там ботаникам такое путешествие по Мисиписи. – Так он переименовал великую американскую реку. – Мы как Гек Финн со своим негром, да? Видал фильм?

– Я книгу читал. А кто из нас негр, а, Пашка? – улыбнулся Саня.

– Конечно, я! Негр, убегающий от рабства. В школе-то сейчас учеба. Физрук еле уговорил моего отца освободить нашу группу на недельку. Хотя отец и сам не против таких походов, но боится, что на успеваемости скажется. Да и мало ли…

Что он подразумевает под этим «мало ли», Пашка расшифровывать не стал. Скорее всего их с Саней отдельное путешествие. Ведь об этом никто не знает – ни физрук, ни Пашкин отец. Конечно, они вернутся домой раньше основной группы и придется опять что-нибудь придумывать. Что Саня ноги, например, промочил, расчихался, вот Пашка и повел его обратно. Но что эти неприятности мелкого обмана по сравнению с удовольствиями самостоятельного путешествия! Ерунда. Так что можно скрепя сердце и обмануть немного.

6
{"b":"35247","o":1}