ЛитМир - Электронная Библиотека

Об этом друзья и поговорили у костра – конечно, соглашаясь друг с другом.

– А вот там, – показал Пашка за лес, – должен быть разлив. Там луг пойменный, он только летом от воды освобождается, а так – вода сплошная на километр. Островки, конечно, попадаются. Нам главное из русла не выскочить. Но я знаю: на два холма направление надо держать. Между ними речка как раз и вытекает из этого луга. Вот там как раз палка и пригодится.

Саня насторожился. Почему Пашка раньше не сказал про этот залитый водой луг? Думал, что Саня испугается? Вот еще!

– На открытом пространстве даже интересней, – сказал он. – Надоели уже эти берега. Почти ничего вокруг не видно.

– А то смотри, Чибис, можем и пешком обойти этот разлив. Правда, плот придется тащить… – на всякий случай предложил Пашка.

Напрасно он это сделал.

– Ты, Пашка, если хочешь поссориться, прямо скажи! – взвился Саня. – Что ты меня все подкалываешь, как маленького? Строишь из себя морского волка. Спасибо, взял с собой! Век буду благодарить! Хорошо, не спрашиваешь, как я себя чувствую, не промокли ли ноги, не заболел ли. Надоело мне твое командирство!

– Ну все, все, Чибис, угомонись, – примирительно произнес Пашка. – Я же это так сказал, на всякий случай. Что я, не знаю тебя, что ли? Просто настроение хорошее, поболтать охота.

– Вот и правильно сам себя назвал – болтун! – остывая, пробормотал Саня.

Нет, не могли они поссориться. Разве это ссора? Так – дружеское царапанье. Когда с ними вместе бывала Анка, то Пашка всегда подкалывал ее. А сейчас по инерции переключился на него, на Саню. Ну и пусть. Что делать, если у Пашки такой вредный характер?

– Следующий привал – за разливом, ладно? – уже не скомандовал, а скорее, спросил Пашка.

Саня только кивнул в знак согласия.

Казалось, плот поплыл еще быстрее.

– Это мы часть продуктов съели, – с серьезным видом заявил Пашка. – Груз легче стал.

Саня улыбнулся. Вот такие Пашкины приколы, направленные не в его адрес, ему больше нравились.

Но причалить к берегу пришлось намного раньше, чем ребята рассчитывали. Не успели они усесться на плоту поудобнее и миновать несколько причудливых поворотов реки, как Пашка стал нюхать воздух, словно гончий пес.

– Да, воздух здесь… – начал было Саня.

Но Пашка приложил палец к губам и показал взглядом на высокий берег. Саня ничего не понял. Разве Пашка почуял кого-то по запаху, как собака?

– Дым, – прошептал Пашка. – Чей-то костер.

– Да это ветер от нашего костра сюда дым перенес.

Саня махнул рукой, но Пашка замотал головой и решительно направил плот к берегу.

Стараясь не шуметь, они осторожно выползли по траве на невысокий холм. За холмом в низинке догорал костер. Точнее, от костра осталась только кучка золы, над которой поднималась тоненькая струйка дыма. Оглядевшись, Пашка подошел ближе.

– Смотри, Чибис, как надо костры жечь, – уважительно заметил он. – Ни одной лишней головешки не осталось. И маленький, как раз хватило чай вскипятить. И где он таких сухих веток набрал? Мы-то свой полчаса, наверное, раздували…

– А почему ты решил, что чай? – спросил Саня. – И какая разница, большой костер или маленький?

– Большая разница. Этот человек спешит. Развел маленький костерок, выпил чаю – и в путь.

Пашка указал на еще сырые, вытряхнутые в траву чаинки. Точно такие, какие лежали на земле у сторожки, когда Николай вытряхнул с крыльца свою кружку…

– Выходит, мы с ним в одном направлении движемся. Надо быть поосторожнее, – проговорил Пашка.

– Ну и что? – махнул рукой Саня. – Встретимся, поговорим.

– Хватит! Поговорили уже… Опять камеры заклеивать? – Пашка смотрел по сторонам, будто боялся, что Черный Лесник находится где-то рядом. – Нет уж, если мы его и догоним, то лучше издалека последим. Согласен?

Саня пожал плечами. Следить так следить. Впервой, что ли?

Глава V

КРУШЕНИЕ

А я думал, разливы только весной бывают!

Саня восхищенно оглядывал открывшееся до самого горизонта пространство.

– Весной – само собой.

Пашка старался, чтобы его голос звучал побасистее, по-взрослому. Поэтому он чуть не шипел от напряжения. Саня даже удивленно вскинул брови: не простудил ли горло его друг?

Но Пашка откашлялся в сторонку и продолжал:

– Весной тут даже холмы до половины в воде стоят. А сейчас не такой уж сильный разлив – просто после дождей. Ты не смотри, что воды так много, глубина ведь совсем маленькая.

– А какая? – на всякий случай поинтересовался Саня.

– Да, я думаю, в основном по пояс, не больше. Конечно, попадаются ямы, и наоборот, островки. Но сам посмотри: вон березка стоит. Видно, что затоплена она не больше, чем на метр. А вон там, видишь, два холма. Туда и течет речка.

– Как горы, когда с моря смотришь, да? – показал Саня на холмистые перекаты леса в стороне от разлива.

Действительно, лес в дымке был похож на горы, если смотреть на них с катера, отплывшего в открытое море.

– Да я же моря никогда не видел, – вздохнул Пашка.

– Как? – удивился Саня.

Ему почему-то казалось, что Пашка видел все на свете. Наверное, потому что его друг с уверенностью брался за любое дело, как будто обладал опытом многих путешествий.

Саня вспомнил, как летом в их дачном поселке «Известия» надо было выкопать огромный старый столб, неизвестно почему торчащий прямо на дороге. Столб спилили, но пенек остался и мешал ходить. Пенек обкопали, но все равно ничего не получалось. Силы двух человек не хватало, чтобы его выдернуть, а больше двух не помещалось в тесной яме. Взрослые прямо-таки измучились с этим пеньком, уже хотели автокран вызывать. И тут появился Пашка. Он оценил ситуацию, мигом сгонял в Караваево и притащил из школы спортивный канат. Привязал к пеньку, укрепив его для верности большими гвоздями, и перекинул через толстенный сук сосны, стоявшей рядом.

Тащили все, как в сказке про репку. Взрослые, дети – весь дачный поселок. Весело было! Пенек выскочил из земли, как вишневая косточка из сжатых пальцев. И ведь все это Пашка устроил! Взрослые даже с некоторым неудовольствием на него поглядывали: надо же, они два дня ковырялись, а какой-то пацан за один час справился…

И вот этот человек никогда не видел моря! Сане было трудно в это поверить. Он-то впервые увидел море года в два. И с тех пор родители много раз возили его в Крым…

– Да я тебе завидую, Паш! – горячо проговорил Саня. – Море надо впервые увидеть в зрелом возрасте. Что толку, когда ребенком смотришь? Ах, ах – и все. А так ты уже будешь знать, что это – красота!

Пашка улыбнулся в ответ:

– Вон оно, море. Ничуть не хуже настоящего. Вперед, Чибис! Только сейчас поосторожнее надо. Давай-ка лучше я на носу посижу.

Саня был не против. Он понимал: если встретится на пути коряга или мель, Пашка справится с препятствием лучше.

Плот медленно выползал на простор. Казалось, он вообще стоит на месте.

– Хорошо, что ветерок нам в спину, – сказал Пашка. – Все-таки парусность у нашего плота достаточная. Прямиком на холмы идем. Но ты, Чибис, все же подгребай. А то до вечера будем, как поплавок, на волнах качаться.

И правда, чем дальше они выплывали на середину разлива, тем больше становились волны. Они уже шлепали по бокам плота, словно кто-то постукивал по камерам ладонью. Ребята молчали. Пашка напряженно вглядывался в воду перед собой, Саня греб. Плот все больше и больше раскачивался на волнах.

– Нет, наверное, напрямик опасно, – не выдержал Пашка. – Не будем рисковать. Я не думал, что здесь такие волны будут. Чибис, давай влево забирай. Видишь, ближе к лесу вроде бы вода гладкая. Да и в случае чего… Ближе к суше, в общем.

Саня с радостью повернул плот. Что и говорить, не нравилось ему находиться посреди такого огромного водного пространства. Хоть и неглубоко, как Пашка говорит, но все же… Вода такая холодная, что даже смотреть на нее неприятно. А о возможности идти вброд и думать не хочется.

7
{"b":"35247","o":1}