ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дебри услышал скрип и увидел на полянке детские качели. От качелей к лавочке, где сидели Дебри и Эльдорадо, бежал маленький мальчик.

– Ой, сэр Эльдорадо! – воскликнул мальчик, остановившись перед ними.

– Привет, – ласково сказал Эльдорадо.

– А вы, правда, настоящий?! – восхищенно воскликнул мальчик. – А какой у вас меч!

– Да, я настоящий, – улыбнулся Эльдорадо. – Я самый настоящий из всего, что ты видишь. Всегда помни об этом.

– Да я помню, – ответил мальчик. – Слушайте, сэр Эльдорадо, я хочу быть как вы, когда вырасту!

– И будешь, – ответил Эльдорадо. – Уверяю, будешь. Просто верь в себя и не слушай, что тебе будут говорить другие.

– Спасибо, сэр! – мальчик все еще восхищенно смотрел на Эльдорадо, но ему явно хотелось бежать дальше, к новым приключениям – а в детстве приключением становится все: пробуждение ранним утром, новый цветок на поляне, новая щель в старом потолке, новый оттенок в звуке скрипа качелей…

– Ну, я побегу! – извиняясь, сказал мальчик. – Нельзя оставлять мир без присмотра. А вдруг они опять что-нибудь испортят.

– Беги, – кивнул Эльдорадо. – Беги.

Мальчик убежал, а Эльдорадо долго смотрел ему вслед, пока майское утро не исчезло. И только тогда Дебри заметил, как по щеке Эльдорадо стекает одинокая слеза.

– Что это было? – в сотый раз за эту ночь спросил Дебри.

– Никогда не делай этого, Дебри, – ответил Эльдорадо, быстро смахнув слезу. – Никогда не делай этого.

– Чего не делать? – спросил Дебри.

– Поймешь, когда сделаешь, – ответил Эльдорадо.

– А это как? – спросил Дебри. – А, кажется, понимаю.

– Ну, вот и все, – сказал Эльдорадо. – Если еще будут вопросы, посмотри фильм «Револьвер». Мне помогает.

Автобус Вечности

Эльдорадо резко встал с лавочки, вышел на узкую пыльную дорожку, ведущую к зеленому домику, скрывавшему Врата, и взмахнул рукой, будто голосовал на шоссе.

Как ни странно, послышался шум, и на дорожку из соседнего двора вырулил большой старый автобус. Удивленный Дебри встал рядом с Эльдорадо и во все глаза смотрел на этот автобус – в нем было что-то такое знакомое…

Автобус остановился точно перед Эльдорадо. Скрипнула, открываясь, дверь.

– Пошли, Дебри, – сказал Эльдорадо. – Это Автобус Вечности, я тебе о нем говорил.

Они залезли в полупустой автобус, Эльдорадо перебросился парой слов с водителем. Дебри водителя не разглядел – спина сэра Эльдорадо надежно закрывала водительскую кабину. Дебри только расслышал:

– За проезд!

– У меня проездной, – улыбнулся Эльдорадо, показав что-то водителю.

– Ха! – воскликнул водитель. – Проездной в Вечность! Ладно, садитесь.

Эльдорадо подтолкнул Дебри к свободному креслу у окна.

Дверь со скрипом закрылась, автобус попятился назад, с трудом развернулся в узком дворе, еще немного попетлял по лабиринту тесных закоулков и, в конце концов, выехал на нечто, отдаленно напоминавшее дорогу. А дальше ландшафты замелькали с такой скоростью, что Дебри отвернулся от окна.

– Я выйду первым, – сообщил Эльдорадо. – А ты дождешься, когда водитель объявит Нью-Йорк. – Не волнуйся, он обязательно объявит. Да и ты узнаешь родные места.

– Хорошо, – сказал Дебри. – Ой, лес за окном. Прямо, как в Канаде. Ой, а теперь пустыня… что это за автобус, сэр?

– Автобус Вечности, – ответил Эльдорадо. – Перевозит людей и других существ из мира в мир. Писака как-то попробовал написать о нем повесть – и сошел с ума.

– Еще сильнее? – спросил Дебри.

– Угу, – кивнул Эльдорадо. – И тогда мы с писакой решили заняться тобой.

– Мной? – спросил Дебри.

– Твоя история должна была начаться с Автобуса Вечности, – ответил Эльдорадо. – Но что-то пошло не так, и она началась иначе. А теперь, когда что-то из того, что нарушилось, наконец, хотя бы временно пришло в норму, я решил – а почему бы не закончить Автобусом Вечности? Такой конец ничем не хуже героической белиберды вроде: «Джон Дебри победил всех своих врагов во всех астральных битвах и жил долго и счастливо до конца своих дней». Кроме того, мне все равно нужен этот Автобус, чтобы переместиться из Ниоткуда в Никуда.

Тут автобус остановился. Один человек, сидевший впереди рядом с водителем, вышел в жаркое южное лето и направился по тропинке к горам мимо указателя с надписью «Дольмены» и стрелкой.

– Счастливчик, – вздохнул Эльдорадо, провожая взглядом неизвестного путника. – Будет сидеть в лотосе на месте силы и сутками ловить глюки. Эх, как бы я сейчас хотел этим заняться!

– А почему вы не можете? – спросил Дебри.

– Работа у меня такая, – ответил Эльдорадо. – Хорошо, хоть бесплатный транспорт предоставляют!

И Эльдорадо расхохотался, вспомнив о том, что такое «проездной в Вечность».

До следующей остановки они молчали. Автобус сменил множество пейзажей. Менялась форма Автобуса, салона, сидений, рекламных объявлений на стеклах.

Великолепие

На следующей остановке мир вокруг был синим или, скорее, даже голубым – цвета утреннего неба.

– Проводи меня, Дебри, – попросил Эльдорадо.

Удивленный Дебри встал с кресла и вместе с Эльдорадо направился к двери. Впервые Эльдорадо его о чем-то просил. Дверь со скрипом открылась, и Эльдорадо сошел на тротуар. Вокруг не было ничего. По крайней мере, ничего примечательного. Лишь вдалеке виднелось что-то невероятно грандиозное и настолько прекрасное, что хотелось упасть на колени и благодарить небо за то, что оно позволило глазам увидеть такую красоту.

Дебри не стал спрашивать, что это. Все равно сэр Эльдорадо не сумел бы объяснить так, чтобы он понял. Но сэр Эльдорадо объяснил. Возможно, лишь потому, что Дебри не спрашивал.

– Кастанеда однажды описал, как он упал, не в силах добраться до края великолепия, – сказал Эльдорадо. – А я в последнее время замечаю за собой, что я стал до ужаса похожим на Кастанеду. Вон там – мое великолепие. И я упал без сил, не сумев добраться до его края. Чуть-чуть. Хочу попробовать еще раз. Слишком много зависит от того, получится ли у меня.

Помолчав пару секунд, Эльдорадо произнес слова, ставшие для Дебри ключевыми:

– Нет никакой разницы, совершаем ли мы свое путешествие в физическом мире или в параллельных, тонких, астральных мирах, или лишь в своем сознании под воздействием галлюциногенов. Имеет значение лишь то, достигаем ли мы намеченной цели. Потому что преграды, встречающиеся нам в сознании, бывают страшнее, чем все препятствия физического мира… Так что наркоман ничем не отличается от путешественника. Да и от нас с тобой. Правда, мы с тобой, Дебри, все же отличаемся и от нариков, и от любознательных путников. Но в других деталях. А главное – это необходимость достичь цели и вечное движение к ней, какой бы эта цель ни была. Потому что даже внешние враги – это лишь наши собственные слабости и преграды, материализовавшиеся в реальную оболочку. Помни об этом. Ну, я пошел.

И Эльдорадо ушел.

Дверь со скрипом закрылась, Дебри вернулся на свое место и стал смотреть в окно вслед сэру Эльдорадо до тех пор, пока автобус не повернул налево и пейзажи не начали снова меняться с фантастической быстротой. Но в памяти Дебри остался размытый образ великолепия.

По радио заиграла музыка. Водитель крутил ручку настройки, и несколько песен смешались в одну. Но это было правильно, потому что Дебри услышал следующий текст:

– Я уйду когда-нибудь туда, где не ждали, туда, где забыли, туда, где любили, туда, никуда-никуда, туда, где зеленые деревья и золото на голубом…

Небесный ди-джей, крутивший ручку плохо настроенного старого радиоприемника, точно отразил реальность, описав великолепие.

А следующей остановкой был Нью-Йорк.

И следствие стало своей же причиной

Когда по радио запел Стинг, Дебри понял, что пора.

Он пошел к выходу. Автобус остановился, и стандартный скрип раздвигающихся дверей явил взгляду Джона Дебри знакомый переулок.

22
{"b":"353","o":1}