ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Хэй, Альф! – позвал Дебри. – Ну, как дела на том свете?

– Как и на этом, – вздохнул Альф. – Что вверху, то и внизу. Бардак. А еще технический отдел свалил нам кучу отчетов… Я ж говорю – бардак.

– Ладно, – сказал Дебри. – Не буду мешать. Привет Маклауду.

– Передам, – кивнул Альф.

Дебри наблюдал, как лучи закатного света играют на небоскребах. Ему вспомнились слова Эльдорадо, произнесенные когда-то в Вечно Падающем Самолете:

– Ведь в масштабе Вселенной и ты, и я, и этот самолет – всего лишь пылинки, опускающиеся на асфальт в жаркий летний вечер. Но на самом деле нет ни пылинок, ни асфальта, ни даже летнего вечера. А есть только чувство удивительной красоты, которое испытала одна-единственная душа, любуясь закатным солнцем, отражающимся в сотнях окон большого города. И для этого всеохватного чувства удивительной красоты и реальности не существует ни пылинок, ни асфальта, ни даже заходящего солнца. А если в это вдуматься, то не существует даже той души, которая испытала это чувство…

Дебри понял, что сейчас он испытывает именно это. Дебри раскинул руки в стороны, поднял голову к небу и закрыл глаза. И отовсюду полилась музыка.

Известно, что мир составлен бесконечным потоком волн. Человеческие органы чувств воспринимают лишь узкий спектр этих волн и преображают их в звук, свет и т.д. и т.п. А есть еще огромное количество волн, которые люди вообще не воспринимают. Но если свет – волна и звук – волна, то можно увидеть музыку. Или еще лучше – услышать свет!

И Дебри услышал свет. Музыка исходила отовсюду – от Солнца, от неба, даже от небоскребов. И от него самого. Весь мир вокруг, вся плотная материя на самом деле оказалась всего лишь музыкой.

Дебри слушал симфонию Вселенной. Он представлял себе людей, одного за другим – и слышал их ритм. Были люди, составленные из двух нот. Были и сложные гаммы. Были фальшивые ноты. Чистые ноты вообще попадались редко. Альф оказался сложной джазовой последовательностью со множеством импровизаций. Маклауд был торжественным гимном. Сэр Эльдорадо явился Джону Дебри как чудо, составленное из звуков электронных синтезаторов со своей долей джазовой импровизации. И было еще одно существо – Дебри всегда помнил о нем, но лишь самым краешком сознания. Оно было соткано из чистого белого света или из одной кристально чистой высокой ноты…

А Вселенная была сложной симфонией – все эти мелодии были вписаны в нее, они играли поочередно, иногда смешиваясь и создавая шум, но этот шум был лишь частью общего замысла. Всю симфонию Вселенной целиком Дебри услышать не мог, но теперь он хотя бы отдаленно представлял себе, что это такое и как это существует.

Затем в мир вернулся Нью-Йорк – небоскребы в лучах заката на секунду напомнили Дебри то великолепие, куда отправился Эльдорадо. Ветер принес обрывки песни группы «Savage Garden»: «And I will fly into the moon and back…» И Дебри снова понял, что нужно делать. Ему захотелось услышать свою собственную мелодию, и он знал способ это сделать.

Как Кастанеда над Нью-Йорком

(или как фанера над Парижем)

Дебри побежал к краю крыши. Известно, что Карлос Кастанеда однажды прыгнул в пропасть с обрыва – и остался жив. У Джона Дебри не было под ногами подходящего обрыва. У Дебри была только крыша небоскреба и сотня этажей до земли. Ничего, тоже сойдет.

Прыгнув и воспарив над землей, Дебри впервые в жизни ощутил абсолютную свободу. Черная накидка за его спиной встрепенулась, как крылья. Этажей сорок уже пронеслось мимо, но Дебри просто наслаждался полетом. А потом вспомнил, что нужно сделать. И где-то на полпути до земли Нью-Йорк исчез. И Джон Дебри исчез.

Осталось чувство полета, но и оно исчезло. Зато в пустоте звучала мелодия – та самая мелодия, что была когда-то Джоном Дебри. Просто скопление волн в определенном диапазоне частот, записанное на материальный носитель – человеческое тело. Но если эти волны пропустить через динамик… Дебри услышал простенький быстрый проигрыш на гитаре. Довольно веселый и заводной проигрыш, впрочем. Если бы хороший ди-джей взялся его обработать, могло бы получиться что-нибудь красивое. Значит, Эльдорадо в этом смысле и был ди-джеем. Бог – это ди-джей, вертящий диск планеты Земля.

Отлично. Ведь свою мелодию можно усложнять, развивать, добавлять новые элементы и инструменты, импровизировать. Пройдя через множество динамиков и лазерных дисков и даже побывав на звуковой дорожке какого-то фильма, мелодия снова собрала себя. Теперь она была гораздо мудрее и обогатилась парочкой ремиксов. И это было хорошо. И весь этот звукоряд собрался в образ Джона Дебри – человека в черном костюме и маске.

– Жрецы Бонда врут, что в начале было слово, – пробормотал Дебри, поворачивая за угол. – В начале была музыка. А слова к ней позже написали.

И царству Бонда пришел конец

Направляясь к своей Академии, Дебри заметил, что Нью-Йорк сошел с ума. Люди бежали по всем направлениям. Церковь святого Бонда громили восставшие прихожане. Та же картина наблюдалась и в Соборе имени Терминатора.

А на огромном экране, висящем над улицей, передавали новости. Ведущий тараторил:

– Сегодня ночью в Интернете был выложен видеоролик, доказывающий, что Саддама Бен-Ладена не существует. Отовсюду приходят сообщения, что жрецы Бонда выдумали Саддама Бен-Ладена, чтобы запугать людей и заставить платить дань церкви, а также для того, чтобы развязывать войны за нефть в разных странах мира. Узнав об этом, сознательные граждане Соединенных Штатов подняли восстание против тирании жрецов Бонда. В данный момент во всех крупных городах громят храмы Бонда и растаскивают имущество. Нам стало доподлинно известно, что восстанием руководит человек, называющий себя индейским президентом США. Это некий индейский шаман по имени Стреляный Воробей…

– О как! – ошарашенно пробормотал Джон Дебри, когда на экране появилась фотография Стреляного Воробья. – Значит, надо бежать в Академию.

Дальше все было понятно. Индейское тайное общество и принадлежащие ему финансовые пирамиды быстро восстановят экономику после потрясений, а Академия Джона Дебри займется разработкой идеологии. Таким образом, власть в США сменится быстро и безболезненно.

У входа в Академию Дебри увидел сэра Эльдорадо – тот прислонился к перилам лестницы и с наслаждением курил.

– Добрый день, сэр Эльдорадо! – Дебри почтительно поклонился.

– А, привет, Дебри, – кивнул Эльдорадо.

– Как там великолепие? – спросил Дебри.

– Великолепно, – ответил Эльдорадо.

– Ну ладно, сэр, я побегу, – сказал Дебри. – Мне надо навести порядок в моем мире.

– Беги, – улыбнулся Эльдорадо. – Это ведь твой мир.

– А почему жрецов Бонда так быстро сбросили? – спросил Дебри.

– А зачем мы с тобой участвовали в той битве? – вопросом на вопрос ответил Эльдорадо. – Если изменить что-то в одной точке реальности, изменится и вся реальность. Понимаешь?

– Ага, кажется, понимаю, – кивнул Дебри. – Ну, я побегу!

И Джон Дебри побежал дальше. Все мы куда-то спешим, даже когда не понимаем, куда именно.

Сэр Эльдорадо, выпустив в небо облачко дыма, отправился дальше по своим делам, не обращая ни малейшего внимания на переполох в Нью-Йорке.

May be, just one more try?

Bonus от Александра Клыгина

Доброго вам времени суток! Если вы дочитали до этого места, значит, вам понравилась сага про Джона Дебри. И теперь – специально для вас – бонусы!

В процессе написания саги были созданы многочисленные стихи, рассказы, просто заметки на полях и даже целый CD-диск музыкальных ремиксов «John Debry’s songs». Автор подумал, что все это может быть интересно истинным поклонникам Джона Дебри. (А раз вы дочитали до конца четвертую часть, вы точно истинный поклонник.) Так и родился раздел «Бонусы от Александра Клыгина». Здесь вы найдете стихи Клыгина, ставшие текстами песен на диске, и незавершенный, но, тем не менее, интересный рассказ «Конец света».

24
{"b":"353","o":1}