ЛитМир - Электронная Библиотека

– Здорово, Семенов! – окликнула его работница прокуратуры Зина Белкина, которая шла мимо. – Как дела? Ты, говорят, маньяка ищешь? Ну и как нашел?

– Здравствуй, Зин, – машинально ответил Семенов и прошел мимо. И вдруг спохватился. – А ну постой, Зинуль, постой.

Он догнал Зину и даже схватил ее за руку.

– Ты чего это? – спросил он.

– Не поняла, – ответила Зина. – Про маньяка что ли?

– Ты чего это постриглась? – Семенов смотрел на работницу прокуратуры с подозрением. Так только могут смотреть следователи уголовного розыска. Да и вообще все милиционеры так смотрят.

– А что, нравится? – кокетливо улыбаясь, спросила Зина и погладила свою короткую стрижку.

– У тебя же длинные были, – растерялся Семенов. – Самые длинные и роскошные волосы в правоохранительных органах республики.

Зина махнула рукой:

– А надоели! Сколько можно ведьмой ходить? А так, десяток лет с плеч долой. Правда я моложе выгляжу?

– Прямо девочка, – согласился Семенов. – А куда волосы дела, как постригла?

– Да ты чего, Семенов! – возмутилась Зина. – Что за идиотские вопросы?

– Нет, а все-таки?

Зина засмеялась и, нагнувшись к уху следователя, весело сквозь смех прошептала:

– Продала!

– Как так продала? – снова растерялся Семенов.

– А по объявлению.

– По какому объявлению?

– А вон там на заборе висит. Выйди, да посмотри. Только тебе то зачем? Твои седые останки точно никто не купит. А ведь когда-то, – женщина ностальгически вздохнула и подмигнула следователю, – у тебя волосы были как у Есенина.

Сказав так, Зина повернулась и с хохотом ушла. Семенов пошел в министерский буфет, купил стакан чая и булочку и без аппетита перекусил. Что-то на душе у него было неспокойно. В голове зрела какая-то мысль и все не могла созреть. Из буфета он пошел не в кабинет, а на улицу и прошелся вниз по улице Карла Маркса. День был ясный и солнечный. Только вот ветер был очень сильный, и волосы у проходящих мимо женщин и девушек так и колыхались, сминая своим обладательницам прически и закрывая им лица. Следователь в каком-то лихорадочном состоянии прошел прямо до Дома Мод. И вдруг он увидел то самое объявление, о котором говорила Зина. Он прочитал его три раза подряд, прежде чем понял, что это была не шутка.

– Разве такое возможно? – сам себя спросил Семенов, после чего пешком (не хотелось ждать троллейбуса) отправился к Театру оперы и балета.

Нужно было пройти по Московскому мосту. На нем был такой ветер, что следователь даже застегнул пиджак, чего почти никогда не делал, потому что не выносил скованности движений. Он шел быстро, и где-то посередине моста догнал девушку. Он еще издали обратил на нее внимание, потому что у девушки были роскошные длинные рыжие волосы. Они локонами спускались по плечам и спине чуть не к самой пояснице, и играли на солнце золотыми бликами. Даже ветер, казалось, боялся их потревожить. Так они были хороши. Семенов даже сбавил шаг, залюбовавшись девушкой.

Через несколько секунд он вдруг понял, что любуется ею не один. Ехавший на порядочной скорости оранжевый жигуленок, доехав до девушки, вдруг тоже сбавил скорость, и несколько секунд двигался параллельно с нею. В ней сидел дородный полноватый мужчина в белой рубашке и в черных очках и смотрел на девушку. Вид у него был такой, словно он хотел что-то спросить у девушки. Потом видимо передумал, и уехал своей дорогой.

«Такую кралю на «копейке» не снимешь», – подумал про себя Семенов и тоже обогнал девушку.

Через пять минут он был у театра. Узнал, где находится служебный вход и пошел к нему. У входа он, к своему удивлению, увидел оранжевый жигуленок. Что-то в груди у него екнуло, и он чуть не бегом вошел в здание театра.

– Куда вы? – строгим голосом попыталась было остановить его вахтерша.

– Я по объявлению, – сказал Семенов. – Где тут волосы принимают?

– А, – заулыбалась вахтерша, – поднимитесь по лестнице на второй этаж, там по коридору налево. Только там сегодня кажись никого нет. С утра дверь закрыта.

Семенов хотел уже подняться, как увидел, что ему навстречу спускается мужчина в белой рубашке и в очках. И с ярким пакетом в руках. Тот самый, что сидел в «копейке». Увидев Семенова, он вдруг шарахнулся в сторону.

– Стоять, милиция! – крикнул Семенов, сунув руку за пазуху. – Ваши документы!

Мужчина вдруг отчаянно рванулся с места, бросился вниз и всей своей массой сбил Семенова с ног. Он был очень высокий и здоровый. Следователь отлетел от него, как мячик от стенки. Ударился головой обо что-то твердое и на мгновение почти потерял сознание. Тем не менее он быстро пришел в себя и рванулся за убийцей. В том, что это был убийца, он не сомневался. Испуганное лицо вахтерши пролетело мимо.

Уже на улице он увидел своего стажера Женьку. Как он тут оказался? Думать об этом было некогда.

– Держи его! – крикнул Семенов.

Однако это было уже лишнее. Женя и так разобрался в чем дело, понял, что преступник бежит к машине, и быстро оказался у него на пути.

Преступник зарычал, словно раненный зверь, и вытянув руки вперед, попытался снести стажера со своего пути, как и Семенова. Но Женя куда больше времени проводил в спортзале, чем за книгами по праву и криминалистике, и сейчас это ему пригодилось. Он просто сделал шаг в сторону, и схватив противника левой рукой за шиворот, а правой за предплечье, крутанул его вокруг себя и направил туда, куда тот, собственно говоря, и стремился. То есть к машине. Мужик влетел в свою копейку, словно ослепленный носорог. Раздался грохот и звон разбитого стекла, после чего преступник медленно сполз на землю. Трудно было определить с первого взгляда, кто больше пострадал, мужик или машина. Наверно все-таки машина. Вмятина на ней была такая, что испугает теперь любого механика. Мужик тоже хрипел и брыкался. Лицо у него было все в крови. Рубашка из белой, стала алой. Темные очки сломались, и висели на его подбородке двумя жалкими обломками.

Женя подошел к нему, силой бросил его лицом вниз, завел назад руки и щелкнул наручниками. Похлопал по затылку:

– Куда ты так спешишь, мужик? Поосторожнее надо на поворотах.

Держась за пострадавший затылок, к ним подошел Семенов. По пути он подобрал потерянный преступником пакет, и показал его стажеру.

– Видал, какой у него, блин, бизнес? Нет, стажер, это не маньяк. Первую свою жертву он скорее всего поймал, обрил, а потом испугался, что она в милицию пойдет, и убил ее. Поэтому других он сразу убивать стал. А в машину заманивал, работая под частника. Нет, он не маньяк. Не маньяк!

И не удержавшись, Семенов, со всей силы ударил ногой в бок поверженного убийцу. Тот заныл.

Женя глянул в пакет, увидел в нем, три аккуратно сложенных в отдельные прозрачные пакеты, мотка женских волос, и отвернулся.

– Если бы у меня был пистолет, я бы его при попытке к бегству…

– А я сегодня тоже без оружия, – согласился Семенов.

– А как ты здесь оказался? – спросил он, когда они уже, погрузив убийцу в его же машину, ехали к зданию РОВД Ленинского района.

– Пришел я домой, – стал весело рассказывать Женя, вглядываясь сквозь разбитое лобовое стекло, на дорогу, – решил телевизор посмотреть. Включил ТВ-город, там фильм идет. Крутой такой детективчик. А внизу экрана, гадость такая есть. Видел? Бегущая строка называется. Ненавижу! А только я как прочитал, что театр оперы и балета волосы покупает по хорошей цене, телек сразу вырубил, и сюда.

– Молоток, – похвалил его Семенов. – Закончишь учиться, я тебя в наш отдел возьму. Для нашего дела ты самый то.

СМЕРТЬ БЕЛЯШЕВОГО КОРОЛЯ

О том, что что-то не так, Игорь догадался в полдень и тогда же понял причину своего беспокойства. Он работал с шести утра и объездил весь город не один десяток раз. И вот теперь опять увидел его. В третий раз. Теперь уже сомнений не было. Это был один и тот же пес. Такого ни с кем не спутаешь. Огромный, черный, лохматый, с белым галстуком на шее. В общем, красавец. Такой мог бы быть гордостью любого собачника. Однако ошейника на нем не было, и он грустно смотрел на людей из под лохматых бровей. Вернее он смотрел не на людей. На них он не обращал внимания. Они сновали туда-сюда и, казалось, тоже не замечали его.

3
{"b":"35313","o":1}