ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А что будет с нами? - спросил Хезус. - Я имею в виду себя, моих дочерей и Гарсию.

Как мы проникнем на американскую территорию?

- Думаю, мы провезем вас нелегально, но пускай эта проблема вас не волнует. Мы знаем обходные пути. Ведь на границе США в свое время нам бы никто не позволил провезти многое из оружия и снаряжения, которое мы сюда доставили. Так что кое-какой опыт незаконного пересечения границы у нас имеется.

- Что будет, то будет, - философски заметил Хезус.

- А потом мы займемся делом. Прежде всего нужно будет получить деньги. Я думаю, мои коллеги согласятся, что вы тоже должны получить свою долю. Вы и ваши дочери.

- Неужели вы думаете, что деньги могут возместить нашу потерю?

- Конечно, нет, но они помогут вам начать новую жизнь. Кроме того, насколько я понимаю, одна из ваших дочерей уже готова к этому.

Хезус посмотрел в сторону Спенсера и Кармен, печально покачал головой и сказал:

- Безумие какое-то! Но когда речь идет о женщинах, лучше не пытаться понять их поведение.

34

Для одиннадцати человек, засевших в пещере, время тянулось томительно медленно.

Луна, светившая с небосвода, едва двигалась с места, а температура воздуха быстро падала.

Спенсер и Кармен укрылись вместе под его тонкой хлопчатобумажной курткой. Вскоре он мерно задышал, а она никак не могла уснуть, по-прежнему остро переживая потерю родных.

Эйнджела сменили на часах, и он втягивал понюшку кокаина, спрятавшись за выступом скалы. Вход в пещеру сторожил Вэлин. Резник возился с часовым механизмом взрывного устройства при свете крохотного карманного фонарика, устроившись недалеко от джипа, где София не отходила от Келлера, забывшегося в тревожном полузабытье. О'Рурк дремал в кузове грузовика напротив спящего Гарсии. Доктор сидел особняком, не снимая пальто и поставив свой саквояж между ног, а за всей этой картиной наблюдал Хезус. В одной руке он держал автомат "хеклер-энд-коч", а в другой дымилась сигарета.

Кармен взглядывала в сторону отца каждый раз, когда он затягивался и его лицо освещал огонек сигареты. Казалось, его черты вырезали из темной слоновой кости. "Бедняга, - думала она. - Какие жуткие испытания выпали сегодня на его долю! Чего только всем нам не пришлось пережить!" По ее щекам заструились слезы, когда она вспомнила, как хоронили мать, сестру и брата, и подумала, что, наверное, никогда не посетит их могилы. Она вспомнила также Мессельера и Ньюмэна, похороненных рядом с ее родными, и еще четверых солдат, трупы которых остались лежать в районе СантаАны.

Она вспомнила изуродованные тяжкой работой руки матери, нежно заботившейся о своих детях, и сильные руки брата, благодаря усилиям которого семье удавалось собрать небольшой урожай и выжить. Кармен вспомнила, что Карлотта была для нее не только старшей сестрой, но и близким другом, и еще сильнее заплакала, а потом теснее прижалась к Спенсеру в поисках тепла и поддержки в этом суровом и холодном мире.

У входа в пещеру Вэлин смотрел в сторону деревни, из которой был похищен доктор, потом переводил взгляд на горы, где не так давно им довелось дать бой полицейским. Оттуда попрежнему доносился гул вертолетов и вовсю светили прожекторы, но полковник считал, что колумбийцы не догадываются, где укрылись "солдаты удачи".

"Пока нам везет, - думал он, - но и в дальнейшем нам нужна удача".

Ночь прошла, как проходят все ночи, и за несколько минут до четырех часов утра Хезус и Вэлин стали будить своих товарищей.

- Передай врачу, что теперь он может идти, - попросил Хезуса Вэлин. Скажи ему, что, к сожалению, добираться ему придется пешком. Передай мои глубочайшие извинения и скажи, что я ничего не могу поделать. Мне совсем не хочется, чтобы он поведал властям о том, где мы провели ночь, и пусть это случится, когда мы уже будем в пути.

Хезус повиновался, и врач разразился ругательствами, но вскоре осознал, что иного выбора у него нет, забрал свой саквояж и двинулся к выходу. На прощание О'Рурк подарил ему карманный фонарик.

- Не хочу, чтобы старик упал в пути и сломал ногу, - пояснил он свой поступок.

Перед уходом доктор снова осмотрел Келлера, который пришел в сознание и испытывал страшную боль. Диагноз был малоутешительным.

- Он никогда не сможет ходить самостоятельно, - сказал Вэлину врач. Кроме того, существует опасность гангрены. Я бы даже сказал, это более чем вероятно.

Доктор сделал еще один укол и оставил таблетки, пояснив, что их нужно дать раненому при новом приступе боли.

Как только врач их покинул, полковник приказал всем занять свои места. В джип сели Хезус и София, ухаживавшая за Келлером, а за рулем устроился О'Рурк. Остальные разместились в кузове грузовика, а в кабине, как и прежде, - Эйнджел и Вэлин. В двадцать минут пятого включили двигатели и тронулись в путь.

Как и предсказывал Хезус, дорога была приятной, и они выехали на горное шоссе ровно в четыре часа сорок пять минут, что зафиксировали ручные часы всех членов отряда, которые они сверили накануне.

35

Машины начали спускаться по крутой извилистой дороге к темным зарослям внизу, рассекая предрассветную тьму желтым светом фар.

- Теперь уже недолго осталось, - сказал Эйнджелу Вэлин. - Будем надеяться, что вертушки не проявят излишнего любопытства и вернутся на базу.

- По мне, - ответил американец, - чем раньше, тем лучше. Очень хочется чистого постельного белья и льда в стакане.

- Так ты себе представляешь цивилизацию?

- Абсолютно точно, полковник.

- Тогда как же тебя сюда занесло?

- По сравнению с подобными приключениями цивилизация ничто.

- Да, это затягивает, как наркотик, - признался Вэлин. - А уж тебе рассказывать о наркотиках не приходится.

Эйнджел с подозрением взглянул на соседа, лицо которого невозможно было рассмотреть в у тусклом отсвете лампочек на приборной доске.

- Что вы этим хотите сказать?

- Ты и сам прекрасно знаешь. Я имею в виду небольшой пластиковый мешочек, который ты хранишь за пазухой с того времени, как мы взорвали лабораторию.

- Вот это да, черт бы меня побрал! Оказывается, вы гораздо умнее, чем я предполагал. И в проницательности вам нельзя отказать.

- Видишь ли, я привык держать глаза открытыми. Ты собираешься продать кокаин по возвращении в Штаты?

- Есть у меня на примете люди, которых это может заинтересовать.

- Да, я не сомневался, что среди твоих знакомых найдутся такие люди.

- А что плохого в желании заработать бабки? Мы потому и рискуем здесь жизнью, чтобы нам хорошо заплатили.

- Я мог бы тебя заставить выбросить мешочек, - напомнил Вэлин.

- И я его выброшу, сэр, если вы мне прикажете.

- Да какая разница! - воскликнул Вэлин. - Что от этого изменится? Мы живем далеко не в лучшем из миров.

- Рад, что вы меня поняли, полковник, - облегченно вздохнул Эйнджел и вставил в рот сигарету.

- Но вполне возможно, что однажды я могу обратиться к тебе с просьбой, - продолжал Вэлин. - Ты готов выполнить мою просьбу?

- Зависит от того, что вам потребуется.

Вэлин покачал головой.

- Нет, так дело не пойдет. Ты просто сделаешь то, о чем я попрошу, и не станешь задавать вопросы. Мы можем договориться только на таких условиях.

В кабине грузовика наступила тишина, нарушаемая лишь натужным ревом изношенного двигателя.

- Усек, полковник, - прервал молчание Эйнджел. - Я согласен. Вам достаточно будет сказать, и я сделаю.

- Я скажу, можешь не сомневаться, - ответил Вэлин.

Эйнджел переключил на низшую передачу по мере того, как спуск становился все более крутым, и больше не сказал ни слова.

Небо на востоке посветлело, и в отряде воцарилось приподнятое настроение. Солдаты считали, что ничего плохого уже не может случиться. Если, конечно, самолет прилетит вовремя.

За час до этого командир разбудил солдат, расположившихся в лесу возле аэродрома. Они внимательно вслушивались и вглядывались в темноту, ожидая появления на тропе команды Вэлина.

45
{"b":"35320","o":1}