ЛитМир - Электронная Библиотека

— Талгат, ты часом адрес не перепутал? И намека на вывеску нет. Убожество какое-то.

— Зайдем, — Куфлиев толкнул взвизгнувшую калитку. От дощатого нужника, у которого вместо двери болталось полотнище грязной пленки, густо несло экскрементами. В глубине двора, между фруктовыми деревьями, серело присадистое зданьице с потрескавшимися глинобитными стенами и шиферной крышей, взявшейся от времени прозеленью. Чем ближе подходили майор и капитан к дому, тем слышнее становились голоса. Разговор, видно, шел нешуточный. Неожиданно прямо из распахнутой настежь двери шмыгнула к забору, где находилась помойка, большая плешивая крыса. Майора передернуло. Он в сердцах сплюнул и решительно переступил порог сырой и темной веранды, заставленной пачками картона, какими-то хитроумными приспособлениями из металла и дерева, бочками и банками с красками. Вонь стояла — хоть святых выноси.

Миновав узкий проход и темный коридор, майор и капитан оказались в небольшой кухоньке, где у колченогого стола, заставленного газетами, сидели четыре женщины и двое мужчин. Толсто нарезанные колбаса, сыр и осетрина, две пустые бутылки из-под водки — трапеза была в разгаре. Трое женщин были казашки — в синих рабочих халатах, невысокие, с полными усталыми лицами, они походили друг на друга, как близнецы. Четвертая отличалась от них только пшеничным цветом распущенных волос и менее смуглой кожей.

Молодой рослый ширококостный казах с плоским, багровым, неподвижным во хмелю лицом, сидел, вцепившись в стакан с прозрачной жидкостью могучими пальцами с траурной каймой под ногтями. При появлении чужих он тяжело оторвал взгляд от стакана, коротко осмотрел вошедших, досадливо чмокнул и одним глотком влил в себя содержимое.

— И… эх!.. За упокой!.. А вы что сидите? — обратился он к сотрапезникам, но те, не дотрагиваясь до еды и питья, поглядывали на незнакомцев, вероятно, ожидая разъяснений.

— Здравствуйте. Это и есть производственный кооператив «Сатурн»? — спросил Куфлиев.

— Ну, «Сатурн». Здрасть… и до свидань… — верзила, хватив лишку, был настроен воинственно.

Остальные недружелюбно помалкивали, не вмешиваясь.

— Зачем же так? — с добродушной улыбкой проговорил Корнеев. — Мы, так сказать, ваши потенциальные клиенты, и нам хотелось бы узнать, на какие услуги можем рассчитывать.

— Вы бы хоть вывеску какую повесили, — поддержал его Куфлиев.

— Вешать или не вешать — сами знаем. А в клиентах не нуждаемся, — бурчал верзила.

— Тогда позвольте узнать, с кем имею честь? — полюбопытствовал Куфлиев.

— Ха!.. Не много хочешь?.. Катитесь-ка вы отсюда…

— Стой, Даулет. Не лезь в бутылку, — вмешался другой мужчина, сутулый, с глазами, выкаченными, словно от натуги. — Я так понимаю, что это мы теперь клиенты товарища капитана. А от такой чести и хотел бы, да не откажешься. Как заметил зарубежный классик, когда шеф полиции приглашает присаживаться — неудобно стоять.

— Приятно в столь неопрятной дыре встретить знатока литературы. Как бишь, простите, ваша фамилия?

— Луков… Михаил Петрович, — выпятив мощный кадык, с готовностью представился тот. — Для вас — просто Миша. Не обижаюсь на вашу забывчивость, что ни говори, а уже десять лет прошло с момента нашего знакомства. Вы тогда приходили с проверкой в бюро выездных фотографов. Я там тоже работал, но для вас интереса не представлял. Взятки брало начальство… И сейчас совесть моя спокойна. Дальше рабочего в своей карьере я так и не продвинулся.

— Да-да… припоминаю. Вы и в то время произвели на меня впечатление своей исключительной осторожностью… И все-таки, Михаил Петрович, откройте секрет — вы что, следите за моим продвижением по служебной лестнице?.. Или мои капитанские звездочки и на рубашке в клетку проступают?

— Все растут, и вы растете. А земля слухом полнится, — уклончиво отвечал Луков.

— Мне и прежде говорили, что вы классный мастер. Грех талант в землю зарывать… особенно в наше время, когда мастеровые люди на вес золота.

— А я здесь как раз по специальности. Вон, — он махнул рукой в сторону полуоткрытой двери, — там и станок стоит. Клепаю матрицы помаленьку… Жизнью и зарплатой доволен. Рисунки на сумки-салфетки наношу… Мы, работяги, без куска хлеба не останемся, чтобы там ни было.

— Намек понял… А вот я бы с радостью в безработные. И майор, думаю, тоже. Как, Игорь Николаевич, а?

— Да разве ж они дадут? — хмуро ответил тот.

— Кстати, знакомьтесь, — Куфлиев шагнул в сторону, — майор Корнеев. Ведет следствие об убийстве гражданина Юлеева. Знавали такого?

От взгляда майора не укрылось, что в какое-то мгновение сидящие за столом напряглись, словно между ними пронеслась какая-то тень, но уже через мгновение женщины, как по команде, недоуменно-отрицательно пожали плечами. Луков потупил глаза, и только Даулет попытался было что-то сказать, но, спохватившись, только помотал кудлатой головой.

Корнеев немного сдвинулся вправо и стал вполоборота к кухонной двери. С этого места .хорошо просматривалась следующая комната с двумя стационарными швейными машинками. Там же громоздились кипы заготовок для сумок с откатанным рисунком, коробки с фурнитурой, мотки нейлонового шнура.

— Прямо скажем, не впечатляет меня ваше производство, — сложив на груди руки, начал майор. — Это ж как надо трудиться, чтобы с такой допотопной технологией заработать сносные деньги! И тем не менее! Да же я про ваши зарплаты наслышан. Одно время думал было проситься в ваш «Сатурн», да у вас с вакансиями туго. Да и найти вас трудно — сплошная конспирация, — майор ухмыльнулся.

— Мы не артисты, зачем нам реклама, — пьяно, покачиваясь на табуретке, лез на рожон Даулет. — Работы под завязку… А если появится местечко… так нам ломовики нужны, а начальством мы и своим можем поделиться.

Луков кашлянул, привлекая внимание капитана, и пренебрежительно отмахнул в сторону Даулета, мол, что с пьяного взять. Тот, однако, немедленно отреагировал: черные глазки-щелки вспыхнули злыми огоньками, булыжные кулаки сжались так, что проступили могучие лиловые вены.

Корнеев, предотвращая скандал, перехватил ситуацию.

— Но-но, уважаемый! — неожиданно весело воскликнул он. — Не надо так грозно сверкать очами, а то нам с капитаном не по себе… Вы вот шумите, что начальства вам и здесь хватает, так, может, все-таки есть кто из администрации?

Даулет, еще кипя, медленно распрямился во весь рост и, гордо выпятив и без того объемистую грудь, отрекомендовался:

— Конечно, есть… Я… Сербаев… ревизор.

— Очень приятно, это просто удача… Садитесь, товарищ Сербаев. Как же это вы допустили пьянку на рабочем месте? Будь на нашем месте участковый, могли бы и неприятности последовать. Трудовая дисциплина — это, знаете, не шутка, — наседал майор, не давая Сербаеву опомниться. — Но мы, вообще-то, по другому поводу. Капитан вот спрашивал у ваших работников — не знает ли кто Юлеева. Удивительно — никто не знает. А между тем, не такое уж у вас крупное производство, чтобы не быть всем знакомыми. Да и что скрывать, если вы только что, при нас, его поминали? Кстати, кто вам сообщил о его гибели?.. Будете отвечать сейчас или когда протрезвитесь?

Даулет, грудой оседая на табуретку, непонимающе хлопал глазами.

— Какой гибели?.. О чем вы? — его агрессивность сменилась нелепой растерянностью. — Ну, ясно, пить на работе не положено… Но у нас бухгалтер в понедельник утоп… вы же должны знать. Вот и решили помянуть бухгалтерскую душу. Если она у таких есть. Обмыть, так сказать… Чтобы не только Каспием, но и, хе-хе… друзьями и соратниками.

— Замечательно! Черный юмор расцвел в среде раскрепощенных кооператоров! Но ближе к делу. Что вы скажете относительно Юлеева? Может, вы все-таки знакомы с ним?

— Да чего скрывать, товарищ майор, знаю я его. И все знают. — Даулет потер широкой ладонью бугристый лоб. — Вы что, бабы, очумели? — обратился он к женщинам. — Это же Ефим с завода. Скажите следователю, что знаете, а то он, чего доброго, подумает, что у нас «подснежники» завелись.

8
{"b":"3533","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Homo Deus. Краткая история будущего
Три товарища
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Левиафан
Кайноzой
Илон Маск: изобретатель будущего
Дурная кровь
Моей любви хватит на двоих