ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно. Раз люди взялись за дело всерьез, наверняка тут же засекут, откуда звонок. Она согласилась с неохотой:

– Ну ладно… Но… мы потом ведь встретимся? Где и как?

В вопросе звучала тревога. И – легкая, едва ощутимая неуверенность.

– Обязательно встретимся, – улыбнулся Ростовцев. – Сейчас продумаем и основной и запасной варианты…

Глава 15

Опасался он напрасно.

В квартиру проник беспрепятственно, никто помешать не пытался. Слежки – насколько Ростовцев смог по-дилетантски определить – за домом не велось.

Внутри никого не было, судя по слою пыли – давно. Ключи – Верин комплект – лежали на кухонном столе, дверь лишь захлопнута на защелку. Вещи ее исчезли. Решить жилищные проблемы за счет пропавшего Ростовцева Вера не попыталась. И то хорошо.

Он медленно прошелся по комнатам – предметы, на которые падал взгляд, немедленно отзывались воспоминаниями. Вышел на кухню, увидел холодильник – и вдруг понял, что опять голоден, как волк. Что за ерунда, вроде не так давно подкрепился в кафе…

Холодильник оказался почти пуст: открытая баночка с засохшими остатками майонеза да две мумифицированных морковки. Зато в морозилке нашелся заледеневший до звона кусок вырезки, и Ростовцев с трудом подавил странное желание немедленно вцепиться в твердокаменное мясо зубами… Организм нагло и недвусмысленно требовал еды. Дело поправила обнаруженная в буфете пачка кукурузных палочек – он немедленно сжевал их все, запивая водой из-под крана. Полегчало.

Ростовцев поднял трубку городского телефона – мертвое молчание. Понятно, отключили за неуплату. Прошел в комнату, открыл шкаф – одежда на месте. Зимние куртки, правда, сейчас ни к чему, а вот остальное… Белье тоже в целости и сохранности. Он, повинуясь скорее наитию, чем воспоминанию, поискал рукой под стопкой трусов и футболок. Пальцы натолкнулись на что-то твердое…

Это оказался пистолет «Оса» – неавтоматический, четырехствольный, отдаленно напоминающий кремневые «пепер-боксы» старых времен. «Оса», стреляющая резиновыми пулями со стальными сердечниками, продавалась по лицензии на газовое оружие – оригинальное устройство пистолета и патронов делало невозможной переделку на боевой… Не Бог весть что, но пригодится. Переломил – блеснули донца трех алюминиевых гильз, четвертое гнездо было пусто.

Он снова пошарил в полке, надеясь отыскать коробочку с патронами. Их не было. Но у самой задней стенки шкафа Ростовцев что-то нащупал. Папка. Синяя прозрачная папка с логотипом «Строй-инвеста» в углу. Хотя ее содержимое к строительным делам отношения не имело.

В папке лежала газета. Даже не целая газета – четвертушка газетного листа. Ни названия, ни даты выпуска. Статей нет, лишь рекламные объявления. Одно обведено розовым маркером.

Ростовцев медленно опустился на кресло. Он вспомнил.

Вспомнил, что…

…что фирма ему сразу не понравилась.

– Подождите немного, пожалуйста, – сказала секретарша. – Сейчас профессор освободится. А вы пока заполните анкету.

Похоже, все-таки шарлатаны, подумал Ростовцев. Обидно.

Офис был так себе – три наскоро отремонтированных комнаты, минимум мебели и оргтехники. Никакой основательности, капитальности, солидности. Подогнать грузовик, за час погрузиться, и ищи-свищи фирмочку с незатейливым названием «Бега»… Бабочка-однодневка.

Если так, то фраза в рекламном объявлении: «Оплата по результату» – написана для завлечения легковерных дураков. Сейчас выяснится, что речь шла об оплате непосредственно нелегкого труда эскулапов и Гиппократов, но для начала придется выложить изрядную сумму за какой-нибудь заморский чудо-препарат…

Ростовцев чувствовал разочарование.

У него было мало слабостей. Тридцативосьмилетний, уверенный в себе, физически и морально здоровый, удачно и безболезненно сменивший карьеру в загибающемся госстроительстве на вполне обеспеченную работу в частном бизнесе. Какие уж тут слабости? Однако были…

Одна из них касалась внешности. Точнее – волос. Еще точнее – их отсутствия. Ну, не полного, пoлoжим отсутствия, но лоб у Ростовцева медленно, но неотвратимо стремился к затылку, да и на макушке растительность редела все сильнее. Иным мужчинам подобные изменения в собственном имидже душевных страданий не доставляют – дело житейское, можно даже пошутить об избытке ума или о пострадавшей от контактов с чужими подушками шевелюре.

И Ростовцев не терзался – внешне. И Ростовцев мог пошутить – вслух.

А сам, не признаваясь ни жене, ни знакомым, уже два или три года пытался решить проблему. Безрезультатно. С мужской плешивостью врачи и шарлатаны, косметологи и алхимики боролись не одну сотню лет, а единственным результатом было облегчение страждущих граждан от излишков наличности и доверчивости.

Как-то Ростовцеву попался пожелтевший номер «Нивы» за 1912 год. Удивительное дело, но рекламные объявления на пресловутую тему за девяносто лет претерпели мало изменений – каждое радостно оповещало, что проблема наконец-то решена и сулило пользователям очередного радикального средства лишь одно неудобство: резкое увеличение расходов на парикмахера…

Объявление, из-за которого Ростовцев оказался в офисе фирмы «Вега», выгодно отличалось своей лаконичностью и деловитостью. Всего три строчки:

ЛЕЧИМ ОБЛЫСЕНИЕ. Успех в 78 % случаев. Оплата по результату.

Именно последняя фраза заинтересовала Ростовцева.

…Войдя в кабинет, он с трудом удержался от смеха.

Профессор оказался лысым!

Вполне солидный мужчина – пожилой, высокий, представительный (костюм с трудом сходится на внушительной фигуре), бородатый, но – лысый!

Надо понимать, некий след подавленной усмешки на лице Ростовцева все же отразился. Профессор провел рукой по окаймлявшим лысину остаткам когда-то буйной шевелюры и сказал:

– Увы. Я отношусь как раз к тем двадцати двум процентам, на которые наш метод не действует. Хотя не комплексую по этому поводу… Присаживайтесь, господин… – он скосил глаза на анкету, – …Ростовцев.

Тот удобно уселся во вращающееся кресло и с ленивым любопытством приготовился слушать, как его будут уговаривать расстаться с деньгами.

40
{"b":"35349","o":1}