ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Необходимые монстры
Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам (сборник)
Волшебная уборка. Идеальный порядок в доме за 10 минут в день
Проклятый ректор
Мститель. Долг офицера
Американские боги
Наш грешный мир
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать

Он в последний раз лизнул косяк и покатал его между пальцев, прежде чем отдать девушке. Тарл подался вперед.

– Fiat ignis, – произнес он. Тут же голубой огонек выпрыгнул из кончика его пальца, и он дал девушке прикурить.

– Ого, – сказала она, явно под впечатлением. – Так ты на языке магии говорить умеешь?

– Ursa in silvis defaecetatet? – отозвался Тарл, с жутким самодовольством ухмыляясь. Затем он вдруг заахал, заохал и торопливо отвернулся от смеющихся голубых глаз девушки, чтобы поговорить с автором косяка.

После этого вечер сделался несколько беспорядочным. Тарл с Марвудом примкнули к компании студентов, которые, похоже, всех в таверне знали. Кажется, было куплено страшное количество разнообразной выпивки, и Тарл так развеселился, что один раз даже всех угостил. Где-то ближе к полуночи последовал массовый исход, и все перетекли на вечеринку в соседний дом. Таким образом получилось, что примерно в два часа ночи Тарл с Марвудом, скрестив ноги и прислоняясь к стене, сидели на мягком ковре.

Марвуд забивал огроменный косяк с эльфийской травкой, а Тарл завороженно за ним наблюдал, ибо занятие это требовало колоссального количества папиросной бумаги и жуткого сосредоточения.

– Что это за клят ты мастрячишь? – осторожно поинтересовался он.

Марвуд наложил последний штрих на грандиозную коническую конструкцию и поднял ее повыше, чтобы пораженный Тарл смог получше ее рассмотреть.

– Вот это, – гордо заявил бывший киллер, – подлинные ценители «вельбугским ведьминым колпаком» называют.

– Скажи, – опять осторожно поинтересовался Тарл, – а почему подлинные ценители это «вельбугским ведьминым колпаком» называют?

Марвуд поджег толстый конец косяка и аккуратно набрал полные легкие ароматного дыма.

– А потому, – выдохнул он, когда наконец перестал кашлять, – что я его в Вельбуге изобрел и он на ведьмин колпак похож.

Марвуд сделал еще затяжку и передал косяк Тарлу, но тот даже этого не заметил. Он смотрел на компанию студентов в другом конце комнаты примерно такими же глазами, какими хоббит смотрит на целый поднос булочек с кремом. Марвуд проследил за его взглядом, но ничего необычного не узрел. Просто пятеро студентов сидели и в карты дулись…

– Ух ты! – вырвалось у Тарла. – Ух ты! Вот это да!

– Что там такое?

– Подарок богов, вот что там такое. Игра в карты. Да еще со студентами! И они эльфийской колодой играют! Нет, я точно присоединюсь.

– Да зачем тебе в карты играть?

Тут Тарл вспомнил про ярко-оранжевую рясу, увиденную им в витрине «Братьев по милостыне».

– Хочу себе очень дорогой костюм приобрести, – ответил он. – Ладно, потом увидимся, ага?

И с улыбкой ленката, подбирающегося к овечьему стаду, Тарл поднялся и потопал к игрокам в карты, а Марвуд опять отвалился к стене, сделал еще затяжку и стал думать о том, кто и зачем так быстро эту клятскую комнату вокруг его головы крутит.

* * *

Солнце уже было высоко над горизонтом, когда Ронан внезапно охнул и сел в постели, обнаруживая, что заклинание Гебрали сработало просто идеально. У двери без чувств лежала горничная, а рядом с ней валялась большая стопка чистого постельною белья. С тяжким вздохом Ронан встал и кое-как умыл лицо. Он чувствовал себя усталым, несчастным и одиноким, и хотя он твердо вознамерился отправиться в Университет и выяснить, примут ли его на кафедру ОК, он также испытывал серьезные опасения в связи с тем, что ему предстояло вот так запросто голову в драконье логово сунуть.

После краткого и тревожного завтрака через силу, за время которого Ронан сказал Гебрали ровно три слова: «Что?», «Гм?» и «А?», они вместе направились к Сыромятному лугу. Хотя в ярком свете дня страхи его немного улеглись, Ронан по-прежнему чувствовал себя на людных улицах до ужаса беззащитным. К тому же маскировки ради ему пришлось бросить свой массивный палаш, который он на южный манер носил за спиной, и повесить на пояс куда более легкий меч. В сравнении с прежним этот казался просто зубочисткой, и Ронану казалось, что с ним он почти безоружен. Зато теперь он не так уж и отличался от остальных студентов, что шныряли туда-сюда, и никто, похоже, особо на них не засматривался.

До факультета киллерологии они добрались без приключений, а там почти час ожидали, пока их кто-нибудь примет. Стоило им, однако, увидеться с секретарем приемной комиссии, как дела сразу пошли в гору. Ронан объяснил, что он припозднившийся кандидат на кафедру ОК, Гебраль в свою очередь немного поддавила посредством заклинания Молчаливого согласия, так что через полчаса, после заполнения ряда анкет и трех быстрых собеседований, их уже пригласили в кабинет декана.

Нервы у Ронана к тому времени совсем разгулялись. Он привык к непосредственным опасностям честного боя, но этот медленный, ползучий страх опознания был совсем другое дело, и Ронан чуть ли не с радостью ожидал того момента, когда с него наконец сорвут маску и он сможет заняться привычным, повседневным делом сражения не на жизнь, а на смерть. Впрочем, ему не следовало беспокоиться. Его маскировка вкупе с тайным и не подлежащим распознаванию заклинанием Мутотени от Гебрали сработала практически идеально, так что декан, пусть даже магистр-киллер и член Гильдии, ровным счетом ничего не заподозрил.

Декан Нибал был вообще-то очень занят, и когда Ронан с Гебралью вошли в его кабинет, он как раз увлеченно глазел в окно. При общении с этим высоким и худым мужчиной с мрачным лицом и сутулой спиной почему-то все время казалось, будто он в чем-то оправдывается. Парадную университетскую форму он предпочитал традиционному наряду киллеров, хотя воротник его черной мантии был украшен серебряной вышивкой, характерной для членов Гильдии, а его кабинет был так загроможден книгами, что там не то что сесть, но даже встать было негде.

– Да-да, входите-входите, – рассеянно пробормотал декан, когда они остановились в дверях, а затем снова перевел внимание на окно. – Вы только посмотрите! – продолжил он. – Декану Корольку все-таки не следует этого допускать! Нет, не следует!

Ронан нервно застрял перед столом, не отваживаясь двинуться дальше из страха быть узнанным, зато Гебраль ловко проскользнула через книжные завалы, встала рядом с деканом и выглянула из окна. Они были на третьем этаже, и окно выходило на аккуратный садик рядом с другим зданием, пониже и пошире. На вид оно также было намного старше, и в его красной черепичной крыше зияли четыре дыры. Три из них, судя по всему, появились там уже давно, а вот четвертая явно была проделана только что, ибо деревянные балки имели свежие разломы. Кроме того, из этой дыры сочился дымок, Гебраль видела, как люди возбужденно скачут вокруг здания и указывают пальцами.

– Это алхимический факультет, – объяснил декан. – Они там слишком много опасных экспериментов проводят. В этом году это уже третий крупный взрыв. Королек говорит, что все дело в финансах и что если они не смогут найти способ трансмутировать цветные металлы в золото, факультет придется закрыть. Пустая трата времени, как мне представляется. Они уже двадцать лет ищут и до сих пор нашли только способ трансмутировать цветные металлы в огромную дыру в крыше!

– А почему им магический факультет не поможет? – спросила Гебраль, которая за время сидения в приемной изучила университетский проспект и была немало удивлена конкурсом на это конкретное отделение.

– Он бы, может, и помог, да только нам его не найти. – Декан отвернулся от окна и уставил скорбный взор на девушку. – Вся беда в том, что декан Чуйбас и эти его маги очень уж замкнуты. Три года назад, после скандала по поводу растраты, они сделали так, что все факультетское здание попросту исчезло. Мы знаем, что оно где-то там есть, потому что в баре студенческого клуба они появляются регулярно, да еще с такими клятски самодовольными улыбочками, но разве мы можем его найти? Клята с два! Декан Апрос утверждает, что они свое здание внутри его социологического факультета спрятали, потому что его студенты то и дело загадочным образом исчезают. Но ведь мы с вами знаем, каковы эти социологи! Я хочу сказать, если бы вы года два походили на лекции по социологии, разве вам не захотелось бы по-тихому оттуда исчезнуть?

45
{"b":"3537","o":1}