ЛитМир - Электронная Библиотека

– …и еще, пожалуй, шаверму, какой обычно у городских ворот торгуют…

Тут Тарл снова сделал паузу, глядя за тем, как бывший киллер, издавая странные утробные звуки, исчезает за дверью туалета. «Марвуд классный парнишка, – подумал он. – Но ему придется все силы напрячь, если он хочет следующие несколько недель продержаться. Нас в этом городе капитальное веселье ждет». И Тарл небрежно подбросил на ладони тугой кошелек с монетами, радостно предвкушая новую встречу с Гебралью.

* * *

Метрдотель в «Неглиже-де-Голяк» с подозрением разглядывал двух типов, которые только что вошли в двери лучшего, как считалось, ресторана Гутенморга. Примерно так обычно разглядывают пятно спермы на простыне у любимой дочки. Один из типов, лысеющий шибздик, носил рясу Гедонистов Седьмого дня на пару размеров больше, чем ему требовалось, а другой, длинный и бледный, на вид совсем больной, был одет в простую коричневую хламиду из мешочной ткани, в которой он явно поспал. Мало того, спереди на ней виднелось что-то очень похожее на блевотину. Когда они поплелись к столику у окна, метрдотель быстро вмешался.

– Слушаю вас? – спросил он голосом, которым запросто можно было кислород заморозить.

– Нам бы столик, – сообщил ему Тарл. – И не только столик. Мы еще и покушать хотим.

– Есть у вас бронь? – надменно осведомился метрдотель.

– Нету у нас брони, – заулыбался Тарл. – Но мы так проголодались, что и без нее покушать согласны.

Метрдотель уже собирался вежливо предложить им валить отсюда подобру-поздорову и больше никогда в «Неглиже-де-Голяк» не заявляться, но тут вдруг длинный устало поднял руку и быстрым жестом показал ему спрятанную в ладони карточку. Метрдотель нервно сглотнул. Это была карточка «МуЖеКа», иссиня-черная с серебряным тиснением, но ему вовсе не требовалось читать надпись. Он и так знал, что ее обладатель – член Гильдии Киллеров. Аббревиатура «МуЖеКа» расшифровывалась как «мучительно-жестокая казнь», и карточка обычно показывалась в качестве последнего предупреждения. Мол, если не прекратишь свою клятскую болтовню, то на твою могилу скоро бешеные псы помочатся.

Минуту спустя Марвуд и Тарл уже сидели за столиком с графином красного вина от благодарного заведения на столе. Марвуд уперся локтями в стол и опустил лицо на ладони. Тарл отмахнулся от услужливо нависшего над ним официанта, налил себе большой стакан, после чего с заговорщическим видом подался вперед:

– Марвуд, ты еще тут?

Марвуд вздрогнул всем телом, а затем лицо его немного приподнялось, пальцы медленно разделились, и из-за них выглянули два воспаленных глаза. Стараясь не ухмыляться, Тарл налил стакан и ему.

– Давай, дерни. Это тебе на пользу пойдет.

Марвуд протянул дрожащую руку, схватил стакан и заглотал красное вино со всем рвением человека, всаживающего кинжал себе в живот.

– Вот и славно, – похвалил Тарл. – Теперь вот что. Когда Ронан с Гебралью сюда доберутся, мы их узнавать не станем, усек? Геб мне сказала, что на факультете киллерологии они уже побывали и что эта твоя ерунда сработала. Но на всякий пожарный они хотят убедиться, что Ронана никто не узнал. Потому мы здесь и встречаемся. Мы просто посидим и понаблюдаем, не следит ли за ними кто-нибудь, а когда они уйдут, мы снова проверим, все ли тут чисто. Когда дело до распознавания тайных киллеров дойдет, ты – наша козырная карта, и нам необходимо, чтобы ты был в нужной кондиции. Ты как себя чувствуешь? Цвет у тебя, знаешь ли, не очень забавный…

Лицо Марвуда уже поменяло колер с нездоровой бледности на сероватую желтизну и стало похоже на трехмесячной давности рисовый пудинг, а голос его, когда он заговорил, скорее напоминал чье-то громкое шарканье.

– Все будет нормально. Только никакой еды мне не давай, а вот если официант найдет десяток-другой таблеток аспирина, я бы не отказался.

Тарл улыбнулся, после чего взял меню и внимательнейшим образом стал его изучать. Наконец он заказал себе на первое жареные дукакисы, а на второе – большую порцию мулампоса – убийственно-острого блюда. Дальше он откинулся на спинку стула, лениво потягивая вино и наблюдая за прохожими на улице, тогда как Марвуд уснул, подложив под голову корзину для хлеба. Прошли три четверти часа, и Тарл как раз хорошим ломтем хлеба подбирал с тарелки остатки мулампоса, когда Марвуд снова проснулся. Короткий сон, судя по всему, пошел ему на пользу, ибо если он теперь и не вполне напоминал человеческое существо, по крайней мере не вызывало сомнений, что он когда-то мог таковым быть. Он поднял голову и так внушительно откашлялся, что клиенты за соседними столиками тут же скорчили рожи, отталкивая от себя тарелки. Голод у них внезапно прошел. Официант, испугавшись каких-либо неприятностей, мигом прискакал к их столику, и Марвуд ухватил его за рукав.

– Яичницу мне, – хрипло пробормотал он. Затем бывший киллер помотал головой, осыпая официанта хлебными крошками. – С беконом. И аспирин. И сосиски. И еще бекона, и грибов, и тостов побольше. И бекона. Да, и чашку чаю. Во-от такую.

– Чаю? – переспросил официант.

– Тогда стакан вина, если вы так настаиваете. Во-от такой. Только про бекон не забудьте.

Марвуд отпустил официанту рукав, развернул его к кухне передом, а к себе задом и как следует подтолкнул в нужном направлении. Затем он одарил Тарла тем, что при наличии сильного воображения можно было счесть улыбкой.

– Когда живот бунтует, – пробормотал он, – я считаю, лучше сразу ему показать, кто здесь хозяин.

– Ты меня просто поражаешь!

– И это я слышу от человека, который в три часа дня здоровенную миску мулампоса уплел! Боги мои, как же твои внутренности должны тебя ненавидеть!

Марвуд уже собрался и дальше на эту тему порассуждать, но тут увидел, что лицо Тарла характерно пустеет, и понял, что в этот самый момент Гебраль связывается с ним посредством одного из своих коммуникационных заклинаний. Тарл пару раз рассеянно кивнул, словно бы с чем-то соглашаясь, после чего в глазах его опять появилась осмысленность, и он взглянул на Марвуда.

– Они уже рядом. Не забудь, на них мы ноль внимания, но держим ухо востро и следим, не будет ли за ними еще кого-то. А когда они уйдут, мы идем за ними, но далеко позади держимся.

Минуту спустя Ронан с Гебралью вошли в дверь и направились к самому дальнему столику, совершенно не замечая двух рассевшихся у окна хмырей. Тарл и Марвуд были готовы к любому развитию событий, но им не стоило беспокоиться. Никто на новых клиентов внимания не обратил, и никто за ними в ресторан не последовал. Они тихо сели за столик и что-то себе заказали, а вскоре после этою прибыл поздний завтрак Марвуда. Он с ним церемониться не стал и в темпе очистил тарелку. Дальше они с Тарлом стали добивать графин, пока официант убирал грязную посуду. Другая пара по-прежнему ела, так что Тарл с Марвудом немного поболтали и поглазели в окно.

Некоторое время спустя метрдотель опять появился и навис над их столиком, наивно надеясь, что они уже собираются уходить.

– Вам чего, любезный? – медовым голосом поинтересовался у него Тарл.

– Нет-нет, ничего, господин. Я просто подумал… гм… не желают ли господа парочку ромовых баб на десерт.

– Ну-у, с бабами мы как-нибудь вечерком разберемся. – Тарл ухмыльнулся, когда его находчивый ответ возымел действие, и метрдотель, безнадежно разведя руками в адрес съежившегося от страха официанта, удалился и оставил их в покое.

Через полчаса, после еще одного мысленного послания от Гебрали, Тарл подозвал к себе боязливого официанта и уладил дело со счетом. Они с Марвудом смотрели, как другая пара уходит, но никто из клиентов ресторана, похоже, опять на большого воина с хрупкой девушкой никакого внимания не обратил. Тогда Тарл дал им двухминутную фору и, отстегнув официанту такие чаевые, что у бедного парня брови на затылке исчезли, повел Марвуда на улицу.

– И что теперь? – спросил Марвуд. Ему уже так полегчало, что теперь он выглядел просто больным, а не два месяца тому назад усопшим.

47
{"b":"3537","o":1}