ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дочь убийцы
Нелюдь
Легкий способ бросить курить
Не устоять перед совершенством
Счастье без правил
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Иномирье. Otherworld
Тайное место
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса

Гном помедлил и тревожно вгляделся в еще один уличный указатель. Вообще-то он рассчитывал, что теперь у него куча времени, поскольку ему рассказывали, что передатчики настроены на какую-то там хренотень в доспехах, и если ты их снимал, вернуть тебя обратно в Тарарам уже не могли. Но он не был в этом твердо уверен и хотел на всякий случай оказаться на сцене раньше, чем истекут положенные полчаса. Фенамин не сомневался, что после такой эскапады Аминазин сотоварищи как пить дать на всю оставшуюся жизнь запрут его куда следует, и намерен был позаботиться о том, чтобы игра стоила свеч.

Ага, наконец-то! Над темной витриной мясной лавки имелся указатель, из которого явствовало, что широкая булыжная аллея справа – это и есть Моськин переулок. Скорее похожий на узкую улицу, чем на переулок, он был освещен парой оплывающих факелов, по одному в каждом конце. Примерно в середине переулка над заведением «Чик-чик – и готово» торчал полосатый парикмахерский шест, а рядом как раз был вход в клуб «Кошелек или жизнь».

Внезапно на отдалении раздалось несколько мощных взрывов, и вечернее небо озарилось светом. «Оба-на, – подумал Фенамин. – Похоже, ребята опять за свое. Надо бы поскорей с улицы убираться».

Он нервно сглотнул. Дверь перед ним была раскрыта, и голая деревянная лестница вела в подвал под парикмахерской, где размещался клуб. Ни швейцара, ни вышибалы там не наблюдалось, однако на стену у двери было прилеплено выцветшее объявление, в котором говорилось о том, что каждую пятницу в клубе «Кошелек или жизнь» проводится любительский вечер. Гул голосов и звон бокалов плыли вверх по лестнице в густом потоке сигаретного дыма и паров скисшего пива, но никакого смеха Фенамин не слышал. Возможно, там объявили перерыв. Или еще не начинали. Или любительский вечер совсем отменили. Еще можно было предположить, что публика там просто туши свет.

Сердце Фенамина уже билось где-то во рту, а все содержимое его желудка готово было к нему присоединиться. Тем не менее он вошел в дверь и стал спускаться по лестнице, что вела его прямиком навстречу судьбе.

* * *

Минут через пять после того, как подружка Выкрутаса пожелала всем доброй ночи и вышла из таверны, раздались первые взрывы. Тусона устроилась в укромном уголке, общаясь с Ронаном и Тарлом, а Марвуд и Гебраль сидели неподалеку в компании, которая включала в себя Выкрутаса и Интоксик Катью. Взрывы были такими близкими и мощными, что всю таверну буквально затрясло, и все разговоры разом прекратились. Затем, когда грохот затих, дверь таверны распахнулась и туда ввалился какой-то парень. Из пореза у него на лбу вовсю струилась кровь.

– Они опять здесь! – заорал он. – Демоны вернулись!

Тусона непонимающе уставилась на Ронана и Гебраль:

– Демоны? О чем он толкует?

– Говорят, на Гутенморг уже дважды нападали, – выкрикнул Тарл, а затем указал большим пальцем на бледного длинноволосого студента, который, пьяный в стельку, валялся в углу. – Гаудеамус мне рассказывал, что демоны в черных одеждах дважды являлись в город и кучу народу убили и похитили. Но он также уверяя, что по мне целая стая красных дракончиков бегает, так что я особо не озадачился.

– Тот псих в рыбацкой деревушке тоже рассказывал, что его деревушку демоны спалили, – заметил Ронан. – Нам лучше выяснить, что здесь творится.

Вместе с Тусоной и Тарлом он протолкнулся сквозь толпу испуганных гуляк, но едва они добрались до двери, как последовала вторая серия взрывов.

– Да что тут за клятство такое? – буркнул Ронан, дергая на себя дверь и выбираясь наружу. Однако зрелище, которое он там увидел, заставило его застыть на месте.

Расположенный всего в паре сотне метров оттуда Университет, похоже, вовсю горел. Языки пламени лизали небо, и ночь была озарена ярко-красным свечением, которое каждые несколько секунд затмевали слепящие белые вспышки новых взрывов. В воздухе ясно чувствовался запах дыма, и с той стороны доносились дикие вопли.

– Вперед! – воскликнул Ронан и, обнажив меч, бросился по улице в направлении Университета. Тусона держалась у него под боком, а Марвуд, Тарл и Гебраль старались не отставать. Когда они пробежали мимо входа на конюшню, раздался стук копыт и выскочивший оттуда Котик помчался вслед за друзьями.

Улица изгибалась влево, уходя чуть в сторону от университетской заварухи, пока не влилась в более широкий бульвар, по обеим сторонам которого располагались шикарные магазины. По бульвару бежало множество до смерти перепуганных людей, готовых смести все на своем пути в отчаянной попытке убраться как можно дальше от взрывов и от того, что их вызвало. Ронан с друзьями повернули направо, еле-еле пробиваясь сквозь толпу бегущего народа. Наконец толпа эта поредела, и они смогли опять перейти на бег, скользя на мокром от дождя булыжнике. Метров через пятьдесят проспект вывел их на небольшую площадь. Там они резко остановились и в ужасе стали наблюдать за разворачивающейся перед ними сценой.

Группа примерно из двадцати темных металлических фигур рассредоточилась по площади в окружении трупов, всевозможных обломков и клубов густого дыма. Там также находились какие-то ящики и коробки, и некоторые из фигур возились со странным, невиданным оборудованием. Сразу трое собрались рядом со сверкающей металлической трубкой, под углом уходящей вверх. Время от времени одна из фигур что-то бросала в верхний конец трубки, после чего раздавалось глухое буханье, а секунды спустя там, куда указывала трубка, следовал далекий взрыв.

Позади них, на дальней стороне площади, еще трое швыряли в витрины магазинов круглые металлические шарики и засекали время, которое требовалось на то, чтобы взрыв разворотил весь магазин. За ними уже тянулась целая череда горящих и разрушенных зданий.

В центре площади, у небольшого фонтана, еще четыре темные фигуры стояли рядом с парой больших, похожих на клетки ящиков. Прямо на глазах у Ронана и его друзей они открыли эти ящики, выпуская оттуда пару существ, которые выглядели как нечто среднее между зайцами и волками. По меньшей мере метр двадцать в длину, они обладали мощными задами зайцев, но при этом имели массивные волчьи головы с сильными челюстями и бритвенно-острыми зубами. Эти твари тут же увлеченно запрыгали возле семиметровой статуи старого ректора Университета в попытке ухватить за ноги троих студентов, которые, вереща от страха, держались за голову ректора. Прежде чем Ронан и остальные успели двинуться с места, одно из существ уже вцепилось в болтающуюся сверху ногу и стащило ее обладателя на землю. Затем обе твари бросились на несчастного студента, и тот мигом исчез в неразберихе шерсти, крови и зубов. Два его сотоварища в диком ужасе еще пуще завыли и заверещали, но четыре черные фигуры не удостоили их ни малейшим вниманием. Они с бесстрастным интересом наблюдали за четырьмя зайцеволками, а один даже что-то в блокнот записывал.

– Кто эти мерзавцы? – прошептала Тусона.

– По крайней мере не демоны, – отозвался Марвуд. – Никогда не слышат, чтобы демоны в вальдарских доспехах разгуливали.

– Ты про их амуницию? – спросил Ронан.

– Ну да. Вы только на форму их шлемов гляньте. Это первоклассное снаряжение, зуб даю. Но для людей эта публика маловата.

– Да это же гномы! – воскликнул Тарл. – Точно! Смотрите, там почти у всех боевые топоры!

– Кроши вонючую мелкоту! – прорычал Ронан и бросился вперед, а Тусона с Марвудом буквально сели ему на пятки.

Тарл хотел было помчаться за ними, но Гебраль схватила его за руку.

– Погоди! – прошипела она. – Ты что, не чуешь? Воздух гудит от Силы! Нам надо придержать нашу магию, пока она не потребуется. Смотри и будь готов!

Тогда они осторожно двинулись вперед, прощупывая магические выплески подобно змеям, пробующим воздух языками, а Котик медленно семенил между ними. Тусона и Марвуд понеслись к темным фигурам рядом со статуей, а Ронан схватился с ближайшими, которые из металлической трубки пуляли. Он обрушился на них как берсерк, бешено размахивая мечом и рассчитывая тут же их порубить, несмотря ни на какие доспехи, ибо опытный и умелый воин всегда может найти шов или какое-то слабое место. Однако ничего не вышло. Воздух вокруг его меча вдруг странным образом уплотнился, и ощущение у Ронана было такое, будто он сквозь густую грязь прорубается. В результате ему лишь удалось сбить их на землю. Тусона тоже выяснила, что сильного удара ей нанести не удается, зато накинувшемуся на зайцеволков Марвуду повезло больше. Разорвав свою первую жертву, зайцеволки вознамерились стащить со статуи двух оставшихся студентов, но ему удалось схватить одного за шкирятник, резко дернуть на себя и раскроить ему горло ножом. Второй с яростным рычанием на него бросился, но Марвуд спокойно пригнулся и небрежным взмахом ножа распорол ему брюхо, так что зайцеволк приземлился на липкую массу собственных внутренностей и вскоре с воем загнулся на холодных каменных плитах.

51
{"b":"3537","o":1}