ЛитМир - Электронная Библиотека

Ронан нервно сглотнул. Каким бы ни был этот яд, он действовал с убийственной быстротой. А затем воин вдруг понял, что существо перевело свой взгляд на него.

– Госссть! – опять прошипело оно и, не сводя красных глаз с них обоих, целеустремленно к ним направилось. Ронан с Тусоной осторожно попятились, правые руки их машинально потянулись к мечам, и только тут до них дошел весь ужас ситуации. Они переглянулись, и каждый увидел в глазах другого отчаянную панику.

Пляжный стиль жизни заставил их позабыть одну из прописных истин воинского кодекса, и теперь они оказались самым позорным и прискорбным образом безоружны.

ГЛАВА 2

Из множества произрастающих в западных землях пренеприятных растений самым гнусным, безусловно, является браннанский крантовник. Этот полуразумный плотоядный кустарник имеет подвижные усики, на конце каждого из которых находятся конические листья в форме рта, по краям усеянные острыми шипами. Этими усиками браннанский крантовник тянется к любому движущемуся живому существу, какое только оказывается в пределах его досягаемости, в попытке вырвать кусочки его плоти, и хотя листья с шипами совсем маленькие, их укусы могут быть весьма болезненными. Еще более опасна кора этого кустарника, которая источает столь ядовитый сок, что один лишь контакт ее с человеческой кожей через считанные секунды приводит к смерти. Браннанский крантовник часто используют в качестве изгороди богатые землевладельцы, желающие обеспечить себе некоторое уединение, и это единственный среднеземский организм, кожа которого определенно опасней его зубов…

Максон Меньший. «Vita Horribilorum»

Тарл бежал всего лишь тридцать минут, но, судя по тупой боли в ногах и немилосердным коликам в боку, это с таким же успехом могло длиться трое суток. Как ему обычно нравилось признаваться, самой интенсивной физической тренировкой была для него пробежка глазами по длинному меню в ресторане. Тарл всегда говорил, что вздумай боги предназначить его к физическим упражнениям, они бы снабдили его хоть какими-то мышцами, а раз они этого не сделали, то и нечего ему этой ерундой заниматься. Теперь же, когда натруженные легкие готовы были лопнуть в его груди, он сильно сожалел о своей неподготовленности. Но остановиться он не осмеливался. После сеанса связи с Гебралью у него возникло странное убеждение, что Ронан и Тусона находятся в жуткой опасности, и он испытывал отчаянное стремление добраться до них и предупредить. А посему Тарл упорно игнорировал настойчивый голосок у себя в затылке, который снова и снова предлагал сесть на обочину дороги и отдышаться, и продолжал трусить бок о бок с Котиком.

Впрочем, теперь уже было недалеко. Дорога вилась вниз по холму к гостиничному комплексу, полускрытому в пальмовой роще, а дальше в тепловой дымке смутно поблескивал океан. Здесь воздух казался чуть попрохладней, а задувавший с моря ветерок давал хоть какое-то облегчение от палящего солнца. По обе стороны от дороги высокие изгороди из браннанского крантовника скрывали от посторонних взглядов роскошные белокаменные виллы, что представляли собой летние резиденции богатых и знаменитых личностей Идуина: лучших гладиаторов Калазея, таких как Нуддо Болтливый и Зинид Чемпион, эстрадных звезд типа Децела Сопливого, Губина Гнома и Мумия Тролля, а также популярных актеров вроде Брюса Волоса, Мела Гибкого и Вика Сухорукого. Где-то за особенно толстой изгородью слева располагался шикарный особняк, принадлежащий Джеку сыну Никола, чрезвычайно буйному актеру, который не так давно задавал самые крутые в Среднеземье вечеринки, а справа из-за деревьев выглядывала розовая крыша виллы Рока сына Хада.

Тарл позволил пологому склону донести его до подножия холма, а там остановился. Проселок уходил вправо, исчезая за пальмами, а впереди лежал сводчатый проход и мощеная дорога к гостиничному комплексу «Убалтай-Паласа». Наклонившись вперед, Тарл уперся ладонями в колени, свесил голову и какое-то время старался отдышаться, а потом громко рыгнул.

Осел грустно на него глянул и покачал головой.

– Видал я месячной давности трупы куда в лучшем состоянии, чем ты, приятель, – пробормотал он, прежде чем направиться к воротам.

Тарл не затруднил себя ответом. Он был слишком занят восстановлением дыхания. Затем его охватило какое-то странное чувство, и он поднял голову. Нигде не было ни души, ничто не двигалось, не слышалось никаких звуков веселья отдыхающих. Тарл слышал только хриплый скрежет собственного дыхания и презрительное фырканье Котика. А больше – ничего. Даже птицы почему-то затихли.

Не на шутку озадаченный, он глянул туда, где чуть слева от ворот низкорослый осел обнюхивал груду тряпья. Тарл открыл было рот для саркастического замечания, но слова замерли у него на губах. Затем он дотащился до осла и встал с ним рядом, в ужасе глазея на страшную находку.

Груда тряпья оказалась привратником, опытным воином из Новоляя, которого Тарл по пути к Динаме уже встречал. По крайней мере Тарл предположил, что это привратник. Удостовериться в этом оказалось довольно затруднительно. Тело и заляпанная кровью одежда казались знакомыми, а вот что касалось лица, то по нему судить было невозможно. По сути, там вообще никакого лица не осталось. Что-то очень крупное, мощное и голодное начисто его привратнику отгрызло.

* * *

Обычно при встрече с внезапной угрозой воинская выучка Ронана срабатывала сама собой, и он интуитивно выбирал самую предпочтительную линию поведения из целого ряда возможных. На сей раз, однако, вариантов оставалось немного. Безоружный, лицом к лицу с существом массивным, но ловким и подвижным, зубов у которого, похоже, больше, чем у целого съезда дантистов, и которое явно намеревалось превратить их с Тусоной в порцию бефстроганова, Ронан сумел разродиться одним-единственным планом действий. Сматывать отсюда на клят, и по-быстрому! Схватив Тусону за руку, Ронан рывком распахнул дверь в стене позади себя и быстро ее туда заволок. Затем он наглухо захлопнул дверь, заложил на место засов и повернулся, намереваясь бежать дальше. Однако тут ему пришлось столкнуться с тем фактом, что он запер их обоих в кабинете без окон, где имелся большой стол, мягкое кресло, несколько горшков с растениями, низкий журнальный столик, но где решительно недоставало других дверей.

– Ох ты клят, – только и вымолвил он.

Когда звучный удар по двери чуть не сорвал ее с петель, Тусона торопливо огляделась, но выхода не было. Ронан виновато посмотрел на свою возлюбленную.

– Мы в ловушке, – добавил он.

– Похоже на то.

– Как думаешь, сколько дверь продержится?

Трах!

– Секунды три.

– Значит, выпить не успеем.

– Это точно. – Тусона быстро прошла к столу и приподняла его за край. – Помоги-ка мне сдвинуть эту ерунду. Если мы его туда…

ТРАХ!

Дверь слетела с петель, и существо чинно вошло внутрь. Несколько мгновений оно медлило, переводя взгляд с Ронана на Тусону и обратно. При этом тварь угрожающе шипела, а кровь, которой была заляпана густая шерсть на ее груди, наполняла комнату назойливым запахом. Затем сверкающие красные глаза сосредоточились на Ронане, и существо изобразило на окровавленной морде мрачную усмешку, очень похожую на готовый захлопнуться капкан.

– Убей гос-с-стя! – прошипело оно и радостно кивнуло, словно соглашаясь само с собой, что это будет удачный ход.

Готовясь к атаке, Ронан опустился в особый полуприсед, используемый воинами для рукопашных поединков, но секунду спустя выяснилось, что он совершенно не готов к той скорости, с какой двигалось существо. Оно словно бы расплылось в смутное пятно, и Ронан даже моргнуть не успел, а кривые когти передней лапы твари уже сомкнулись вокруг его шеи. Затем его так резко и мощно толкнули назад, что он со всего маху ударился головой об стену и чуть не потерял сознание. Ронан стал слабо отбиваться и царапать жуткую голову, что плыла у него перед глазами, но все его удары безвредно скользили по густой сальной шерсти, и ему лишь оставалось с нарастающим ужасом наблюдать, как страшная пасть раскрывается и два ядовитых клыка твари плавно выезжают вперед, словно на шарнирах.

7
{"b":"3537","o":1}