ЛитМир - Электронная Библиотека

Стянув с верхней полки большой шейкер, Тарл принялся на глазок наливать туда жидкости из разных бутылок. Затем он потряс шейкер так энергично, как только позволяла его больная голова, после чего отвинтил крышку и разлил получившуюся грязно-пурпурную смесь в три высоких бокала и одну чистую пепельницу.

– Порядок, граждане, – провозгласил он. – Сейчас все ваши болячки будут излечены. Разбирайте лекарство.

Остальные приплелись к стойке со слабым энтузиазмом молодых орков по пути к ежегодному купанию. Тарл выставил два бокала вперед, пристроил пепельницу на полу перед Котиком, а затем повыше поднял свой бокал.

– Утром выпил – день свободен! – нараспев произнес он слова старинного оркского тоста, после чего энергично залудил коктейль, и остальные с неохотой последовали его примеру.

Несколько секунд никакой реакции не было. Позднее Тусона решила, что так вышло потому, что коктейль мгновенно заглушил все вкусовые ощущения, прежде чем они смогли хоть что-то такое почувствовать. Затем Ронан резко выдохнул – Тарл мог бы поклясться, что мимо него тут же пронеслась струя раскаленного воздуха – и бешено закашлялся. Тусона непременно похлопала бы его по спине, сумей она толком его разглядеть, но глаза ее почему-то собрались в кучку, а кроме того, она была слишком занята своим горлом, которое словно бы вдруг кто-то поджег. В целом впечатление было такое, как будто ты пьешь расплавленный свинец и при этом тебя методично колотят по затылку большой киянкой.

– Клят, Тарл! – только и сумела выдохнуть она. – Что это за клятская бормотень?

– Малость забористо? – ухмыльнулся Тарл, опять с энтузиазмом тряся шейкер. – Этот рецепт я нашел, когда работал в орквильском клубе «Голубой Бальрог». «Крутоверт» называется. Сидорский бренди дает ему крепость. Специальная дрянь с острова Венериче привносит горчинку. Тролльское розовое шампанское немного вспенивает, а жидкость для чистки раковин добавляет определенную изюминку. Когда у орков плохое настроение или страшный бодун, они используют его для поднятия тонуса.

Тусона уже собиралась заметить, что такие изюминки она в дерьме видала и что вместо того, чтобы поднимать тонус, это зелье дает тебе прямо под дых и сшибает на землю, но тут вдруг, к удивлению своему, поняла, что состояние ее необъяснимым образом улучшилось. Эффект киянки пропал, а жжение уменьшилось, оставляя лишь приятный жар в животе, как будто там поселился небольшой, но очень довольный дракончик. Она искоса глянула на Ронана, на лице у которого застыло изумленное выражение – примерно как у воина, внезапно атакованного невесть кем откуда-то изнутри. Впрочем, буквально на глазах напряжение уходило из его мышц, и он заметно расслаблялся. Наконец по лицу его медленно расползлась улыбка, и он испустил мощный вздох облегчения.

– Уже думал, тут мне и конец, – пробормотал он.

Тусона кивнула и погладила его по щеке.

– Никогда такой твари не видела, – вернулась она к предыдущему разговору. – Как думаешь, откуда она?

– Не знаю, – пробормотал Ронан, качая головой.

– А я знаю, – вмешался Тарл, разливая из шейкера по бокалам какую-то вязкую зелень. – Гебраль говорит, совет «Оркоубойной» опять за свое взялся. – Эффектно вытряхнув последние капли из шейкера в свой бокал, он взглянул на Тусону. – Ты сказала, у тебя было ощущение, будто эта тварь специально за Ронаном охотилась. Тогда это точно должны быть они. Кто бы еще позаботился такую первоклассную машину убийства к нему подослать? Ведь если бы не Ронан, они бы сейчас уже половиной всего Среднеземья владели. Нам следовало чего-то такого ожидать. Я хочу сказать, вряд ли они собирались ему за все хорошее отправить коробку шоколадных конфет и приглашение на званый ужин. Логично?

Тусона кивнула.

– Логично, – согласилась она. – Надо бы нам поскорей с этими старперами разделаться.

– Клятская правда! – согласился Ронан. Затем он взял свой бокал и с сомнением изучил новый коктейль. Зеленая гадость давала легкие изумрудные пары и выглядела никак не безвредней стрихнина. Тем не менее отказ от Тарловой стряпни выглядел бы в тот день немного малодушным, так что Ронан зажмурился и опорожнил бокал. Впрочем, второй коктейль оказался куда мягче первого, и он испустил вздох облегчения.

– И что ты теперь намерен делать? – через плечо поинтересовался Тарл. Закончив со вторым коктейлем, он уже занимался следующим, яростно кромсая фрукты, обнаруженные им в холодном буфете под стойкой.

– Да ничего особенного. Просто их убить. Только я еще не знаю, как именно.

– Пусть Тарл им пару-другую коктейлей смешает, – предложил осел. Пристроив пепельницу между передними ногами, он развалился на полу.

– Я так прикидываю, хорошо бы домой в Вельбуг направиться, – неуверенно проговорила Тусона. – Надо с Антраксом переговорить. Он раньше был в контакте с «Оркоубойной», и магической силы у него больше, чем у любого другого в тех краях. Уж он-то наверняка знает, как до совета добраться.

– Верно мыслишь. Можем завтра на рассвете отправиться. А потом, если мы… – Тут Ронан внезапно умолк, когда у него внутри словно бы взбурлил небольшой вулканчик. Несколько секунд ему казалось, будто по всему животу разливается раскаленная докрасна лава, и он ничуть бы не удивился, если бы изо рта у него повалил густой дым. Судя по изумленному выражению на лице Тусоны и тому, как ее брови вдруг исчезли где-то на затылке, она испытывала те же неповторимые ощущения.

– Красотища, правда? – ухмыльнулся Тарл. – Я его в «Пьяной студентке» на Разнуздяй-Бульваре отрыл. Там он называется «Замедленное действие».

– Название подходящее, – выдохнул Ронан. – О многом говорит. – Он осторожно втянул воздух в ненадолго забуксовавшие легкие, а затем стал с опаской наблюдать, как Тарл разливает из большого стеклянного кувшина третий коктейль. Этот был буровато-желтый, полный маленьких фруктовых ломтиков.

– А это что за зверь?

– «Вчерашний завтрак». Изобретен Скорпионом Джо, барменом «Старой заставы» на Сенной площади в Гоблинвиле. Виски, арак, содовая, побольше фруктов, а сверху чуть-чуть «желтого браннадина».

– Хорошо бы, – пробормотала Тусона, бросая на Ронана взгляд типа «вот мы и влипли». Затем они взяли бокалы и потянули в себя адское зелье, но, к их обоюдному удивлению, коктейль оказался легким, прохладным и совершенно изумительным.

– Клят! – воскликнул Ронан. – А ты свое дело знаешь! Этот просто классный!

– Учитесь, ребята, пока я жив, – посоветовал Тарл.

– С этим родиться надо, – отозвалась Тусона.

Тарл улыбнулся и снова принялся изучать обширную коллекцию бутылок за стойкой.

– Раз мы завтра в очередной ваш клятский поход выступаем, – сказал он, – я полагаю, сегодня надо бы хорошую отвальную устроить. Так-так, а тут у нас что?

Медленно и аккуратно вытащив большую бутылку из-за батареи других, Тарл уставился на нее с таким почтением, с каким эльф обычно изучает пакет отборной травки с острова Венериче. Тяжелая полупрозрачная бутылка была сделана не из стекла, а из фигурного кварца. На толстом горлышке имелась выцветшая черная этикетка, на которой можно было разглядеть несколько значков уродливого оркского шрифта, а внутри медленно плескалась густая темная жидкость.

– Ну и ну! – с энтузиазмом воскликнул Тарл. – Вы только гляньте! Бутылка «Блин санцедара»! Двадцатилетней выдержки! И почти полная!

– Блин чего?

– «Санцедара». «Блин санцедара». В переводе это что-то вроде «твоему желудку кранты». Это оркский ликер, сброженный из… гм, я лучше не буду говорить вам, из чего он сброжен, потому что тогда вы до него даже десятиметровым штыкарем[4] не дотронетесь. Но если я вам просто его налью, то это единственный способ живыми на небесах побывать.

Ронан с подозрением глянул на бутылку:

– Ты точно уверен, что живыми?

– Точно, – ответил Тарл. – Хотя завтра утром вам наверняка смерти захочется. – Протянув руку к длинной узкой полке над стойкой, он взял оттуда три изящных стаканчика. – Я уже целую вечность этого дела не пивал, – продолжил он затем, аккуратно отмеряя три порции. – С тех самых пор, как однажды посидел в орквильском «Бочонке», что на 16-й линии. Ох и нажрался же я тогда. Просто до неприличия. Если честно, все ботинки себе в тот раз обоссал.

вернуться

4

Длинная остроконечная палка, которую хранят в караульных помещениях у главных ворот идуинских городов и используют с безопасной высоты городских стен, тычками прогоняя оттуда всяких нежелательных элементов вроде прокаженных, разносчиков чумы и торговых агентов.

9
{"b":"3537","o":1}