ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последовала пауза, в течение которой Ронан пристально смотрел на Белладона, и содержимое внутренностей торговца обратилось в лед. Но Ронан медлил вовсе не ради вящего эффекта. Он столкнулся с чем-то вроде дилеммы. А если короче, просто не знал, что делать.

Когда Ронан только еще начинал учебу в Школе воинов, он думал, что все будет предельно просто. Ты помогаешь добрым и убиваешь злых. Вот тебе черное, а вот белое. Позднее выяснилось, что вся проблема в том, что посередине расположена обширная серая зона, о которой его никто не предупреждал. Взять, к примеру, этого Белладона. Вообще-то всякий, кто по-тихому пытается вытащить меч у тебя за спиной, ничего хорошего, скорее всего, не замышляет, но этот парень явно был тем, за кого себя выдавал, то есть торговцем мечами, и Ронан не мог придумать ни единой причины, чего ради этому торговцу мечами его убивать. Интуиция подсказывала, что ничего хорошего он все-таки не замышляет и самым разумным решением будет по-быстрому его обезглавить, но в голове у Ронана крепко сидел моральный кодекс, вложенный туда его отцом и романтической литературой, которой в избытке он начитался в детстве. В результате он просто не мог заставить себя убить того, кто все-таки мог оказаться ни в чем таком не повинным.

Решив одарить Белладона милостью сомнения, Ронан сунул кинжал в ножны, а затем, думая, что вполне дружелюбным жестом будет немного с этим парнем поболтать, вытащил свой массивный меч. Однако один вид полутора метров бритвенно-острого клинка произвел на Белладона странное действие. Трясясь как эльф после морского вояжа, он оскалился в той судорожной улыбке, которой люди обычно пользуются, когда хотят показаться ужасно, ужасно к тебе расположенными, и отчаянно залепетал:

– Нет! Пожалуйста, не надо! Я могу вам помочь! Ведь вы хотите про Некроса разузнать? Так вот, он был вождем Племени Фаллона, того самого, что несколько лет назад отправлялось в буйные набеги. И я слышал, что пришли они с северо-востока, из какого-то местечка между Сетелем и Гоблинвилем, по ту сторону равнин. Попробуйте там поискать.

Ронан уставился на до смерти перепуганного торговца. Было тут что-то странное, но все же это казалось первым намеком хоть на какую-то подсказку, намеком, который Ронан битых два года безуспешно искал, а в голосе парня слышалась отчаянная нота правды. Теперь Ронан вполне мог двигаться дальше. Он сунул меч обратно в ножны, и Белладон, обмякнув от облегчения, упал на стул. Ноги его так дрожали, что едва просматривались в возникшем вокруг них облаке белой пыли.

Ронан протянул руку к кружке пива, но затем передумал. Вечер был ранний, и до ночи он еще мог покрыть добрых несколько миль. Альтернатива заключалась в том, что бы торчать здесь, тянуть паскудный «Флакон прадедушки» и беседовать с весьма подозрительным торговым агентом, который к тому же был с нот до головы в голубином помете.

Приняв решение Ронан быстро направился к двери. Хозяин крикнул ему вслед:

– Доброй ночи. Теперь вам дорога легче будет. – Затем он снова принялся протирать стойку, которая вроде бы немного запачкалась. В углу одного из эльфов вдруг стошнило. Но Белладон ничего не сказал. Он просто сидел, тупо уставившись в никуда.

* * *

В темнеющей комнате южного города шестеро элегантно одетых мужчин сидели за дорогим столом, внимательно вглядываясь в мерцающее изображение, что разворачивалось перед ними на стене. Там находилась «Таверна у края тьмы», увиденная глазами Белладона. Когда дверь за Ронаном захлопнулась, сцена, похоже, замерла, а затем свет в комнате зажегся, и шестеро мужчин переглянулись.

– Вот воин, который может нас уничтожить, – объявил один. – А мы в этом уверены?

– Предсказание Антракса звучало совершенно недвусмысленно, – ответил другой.

– Тогда нам следует что-то предпринять. Купить его нельзя?

– Нет. Агенты это проверяют, однако Антракс и тут высказался весьма категорично.

– Жаль. Он бы нам очень пригодился. – Первый мужчина немного подумал. – Пожалуй, лучше предупредить Некроса. Думаю, мы могли бы отдать ему Белладона. Нам этот человек в дальнейшем бесполезен.

Он подал знак высохшей старухе, что возилась с котелком, булькающим на прикрытом решеткой огне. Та что то пробормотала, бросила в котелок щепотку дурно пахнущего лилового порошка – и изображение на стене исчезло, словно его выключили.

* * *

Белладон сел прямее и протер глаза, а затем оглядел таверну. Похоже, он не мог вспомнить совсем ничего из случившегося с той самой минуты, как он вошел. Должно быть, он снова отключился. Торговец помотал головой, избавляясь от какой-то расплывчатости. Он был слегка встревожен – в последнее время эти приступы случались с ним очень часто. А началось все после той торговой конференции в прошлом году. Хотя что толку сетовать. Его должны были заботить вещи куда более важные – например, как быть с убогими показателями его продаж за прошлый месяц.

И тут, прямо у него в голове, возник ответ. Ну конечно же! Некрос! По слухам, этот малый был вождем племени буйных психопатов. Вожди принимают решения, а буйным психопатам нужны мечи. Некрос показался Белладону именно той персоной, которую следовало избрать мишенью предприимчивому торговому агенту.

С улыбкой на губах и голубиным пометом по всей одежде Белладон, ответственный за сбыт в регионе Южный Галиадор, отправился навстречу своей судьбе.

ВСТРЕЧА

Мы уже наслышаны о землях, известных как Неболуйские равнины. К тому времени, как Ронан достиг зрелости, они превратились в голую, истерзанную пустошь. Не осталось больше людей, способных наскрести себе пищи из бесплодной почвы, и редкие существа выживали под палящим солнцем. Посему годились равнины разве что для постройки турбаз, и те немногие, что попадали в это дикое и варварское место, возвращались с рассказами про ужасы коммунальных квартир…

Розовая Книга Улай

В ложбинке, в одной из самых пустынных частей Неболуйских равнин тщедушный и сильно напуганный человек сидел у костра, нервно вглядываясь в ночь.

Звали его Тарл (если только вы, случайно, не агент по взысканию долгов, разгневанный супруг или представитель органов правопорядка), и он как раз подумывал, не пора ли нализаться. Нервничал же он по причине того, что чувствовал себя здесь не более непринужденно, чем рыба в мешке с цементом. Естественной средой обитания Тарла был город – и предпочтительно шумный, грязный, многолюдный город с жутким обилием спиртного, женщин, казино и запрещенных препаратов.

Когда он в сумерки остановился здесь на привал, вокруг не было ни малейших признаков жизни – куда ни глянь, масса неровных, зубчатых скал. Затем, когда опустилась темнота, сырой ползучий туман с запахом гнили мягко осел в ложбину и послышались всевозможные странные шумы. Сопение, завывание, рычание, верещание… Короче, как раз те самые шумы, которые обычно производят свирепые Тарлоеды. Некоторые из них явно приближались.

Тарл спешно схватил охапку терпеливо собранного им хвороста и бросил ее в огонь. Ожило еще несколько вялых и нерешительных языков пламени. Тут на отдалении раздался сумасшедший ослиный рев – пожалуй, такой шум мог поднять только осел из преисподней.

Тарл, решив, что если будет еще много шумов, они вполне могут показаться ему знакомыми, принялся громко сам с собой разговаривать.

– Нет, ты точно свихнулся. Сидишь тут в центре пустоши, во многих милях от общественного туалета, в окружении тварей, с которыми даже в картишки не перекинуться. Что ж, сам виноват. Ты же знал, что будет, если те орки тебя за лапу поймают. – Тут что-то пронзительно заверещало почти над самой его головой. Тарл подскочил, и сверкающие искорки замелькали у кончиков его пальцев. Клят! Такое всегда случалось в моменты предельного стресса, и он этого терпеть не мог. Единственным способом эту ерунду прекратить было маленько выпить. Со вздохом Тарл потянулся к винному бурдюку, что лежал на земле возле его рюкзака. В этот момент далекий ослиный рев достиг своего пика, и на него ответило негромкое конское ржание. Негромкое ржание где-то поблизости. Совсем рядом.

13
{"b":"3538","o":1}