ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тихо-тихо и медленно-медленно Тарл вытянулся на все свои полтора метра и положил ладонь на рукоять меча. Кони сами по себе по пустоши не шатаются. Для этого они слишком умны. Значит, там всадник. А кто бы это ни был, он не проедет мимо костра, не поинтересовавшись кто его развел. Дружелюбный путник будет рад компании, а недружелюбный путник… Тарл заскрипел зубами, а за тем почти перестал дышать. Вокруг вдруг сделалось со всем тихо. Все голоса животных разом смолкли.

– Эй, кто там еще? – Голос Тарла упал в тишину как пленок в пустой плавательный бассейн. Красные и зеленые искры заструились из кончиков его пальцев и с треском посыпались на землю. – Эй, я же знаю, что ты там… Скажи хоть что-нибудь. – Ни звука… А потом стук камня о камень, словно кто-то пошевелился. – Слушай, кто бы ты ни был! Скажи чего-нибудь, или я сейчас так пердну, что у тебя уши заложит! Я не шучу… у меня кишечник что надо!

Последовал еще момент тишины, а затем из темноты выступил мощный и довольно устрашающий на вид воин.

За собой он вел здоровенного коня, а в руке держал самый массивный меч, какой Тарлу доводилось видеть. Шею воина опоясывал кожаный ремешок, с которого свисала голова плюшевого мишки. Отчего-то этот фрагмент детской игрушки делал воина еще более грозным. Он помедлил, а затем бросил Тарлу вызов.

– Я Ронан, Победитель Зла. Будешь мне помогать или препятствовать? Выбирай в темпе!

Чтобы принять решение, Тарлу и секунды не потребовалось. Победители Зла склонны быть хорошими парнями, а то, что этот детина «хороший», было вписано в каждую черточку его благородного лица. Кроме того, хорошие парни обычно не втыкают в тебя мечи, если ты с ними любезен. Тарл поднял руку в знак приветствия и расплылся в ухмылке от уха до уха.

– Помогать! Конечно же помогать! Боги мои, ну ты меня и напугал! Я подумал, это ко мне что-то пакостно и злобное так подбирается. Типа полиция. Давай, тащи сюда камень и погрейся у костра!

Ронан воткнул меч в сырую землю и уселся, оставив своего коня стоять в тени без привязи. (Коней воинов редко нужно привязывать. Когда ты принадлежишь воину, ты должен быстро учиться себя вести, иначе кончишь в виде котлеты в какой-нибудь вшивой оркской забегаловке.) Тарл, строго следуя своей политике быть любезным, продолжал трепаться.

– Между прочим, меня Тарл зовут. А ты, значит, Ронан, Победитель Зла? Славное имя. Сразу обо всем говорит. Честно говоря, я и для себя всегда чего-то такого хотел. Чего-то мало-мальски стильного. Скажем, Тарл Смешиватель Коктейлей. Или Тарл Устроитель Пирушек.

Ронан насмешливо на него взглянул.

– А Тарл Вечный Халявщик не подойдет? – предположил он.

Тарл изумленно на него вылупился.

– Мы что, раньше встречались? – озабоченно спросил он. Ронан улыбнулся и покачал головой. Тарл взял винный бурдюк и задумчиво его откупорил. Хотя у этого парня на шее и болталась голова плюшевого мишки, он был далеко не идиот. Тарл от души хлебнул вина, затем вспомнил про свою политику Любезного Парня и предложил бурдюк Ронану. Тот взял его и поднес к губам. Едва он глотнул, как брови его со вполне слышным стуком сошлись у переносицы. Боги милосердные! Ронан ожидал, что вино будет немного грубоватым, но ощущение от него оказалось такое, словно кто-то натер наждаком его горло и обработал паяльной лампой желудок! А какой теперь привкус во рту! Немало он за прошедшие два года пивал вин и стал, как будто, неплохо в них разбираться, но это и близко не было похоже на все, что он пробовал.

Тарл, который твердо верил, что о качестве вина можно судить по размеру комков, которые в нем непременно должны присутствовать, гордо ухмыльнулся.

– Что, круто? От такого шерсть на груди вырастает! Моя ручная крыса после стакана этого зелья обычно котов мочить ходила!

– У тебя ручная крыса имеется? – Передавая бурдюк обратно, Ронан ухмыльнулся себе под нос. По Тарлу скорее было похоже, что он сам чья-то ручная крыса.

– Была. Ее Мариной звали... ну, вообще-то она была не моя, просто мы один подвал делили. Эх, классная была крыса. Каким только фокусам я ее не научил! Дохлой прикидываться, на задних лапках стоять, монеты ко мне подтаскивать, а еще разную ерунду переносить…

– Надо же, какая смышленая! И что она переносила?

– По большей части бубонную чуму, – Тарл улыбнулся при воспоминании о своей любимице, затем лицо его помрачнело. – Надеюсь, с ней все в порядке. Пришлось ее оставить, когда я из Орквиля удочки сматывал. Торопился маленько. Даже попрощаться времени не было.

– Из Орквиля? Опасный городок?

– Ты еще спрашиваешь! Когда впервые туда попал, то для начала три недели Игровой Фишкой пробыл. Да, скажу тебе, я был до жути отчаянный. Потом я себе более безопасное занятие нашел – взялся у клуба «Голубой Бальрог» деньги за вход собирать.

– А почему ты сбежал?

– Так меня засекли, когда я это делал. Ну, я и подумал, что лучше свалить, пока меня в кастрюльке на стол не подали. Знаешь, какие эти орки. Сперва они тебе говорят: – «Эй, мы с тобой как-нибудь непременно позавтракаем», – а через минуту ты сам завтраком становишься. На, выпей еще вина. – Тарл передал бурдюк обратно Ронану. Тот немного на него поглазел, затем перевел дыхание и сделал еще глоток. Пожалуй, это был самый отважный его поступок за многие годы.

* * *

Город Орквиль, что в Северных горах, славится своим философским отношением к жизни. И действительно, у большинства тамошних обитателей к ней очень философское отношение, особенно когда речь идет о чужой жизни. Орквиль также прославился своими казино. Это была родина легализованных азартных игр. Многие годы люди благополучно играли на деньги, но через какое-то время это стало приедаться Ну, выиграешь ты кругленькую сумму или проиграешь. Что с того? Ведь это всего лишь деньги.

Пока бизнес буксовал, казино попробовали игры с другими ставками в попытке возбудить былой азарт и вернуть к себе игроков. А разве что-то может вызвать больший азарт, чем игра на твою жизнь? Какое-то время «смертельный покер» в «Гашник-Паласе» пользовался в городе безумным успехом. А потом люди начали понимать, что это, пожалуй, чуть-чуть через край. Слишком опасно. Если ты выиграл, все путем. Ты классно провел вечер и получил в кровь массу адреналина. Но что, если ты проиграл? То-то и оно. Финита ля комедия. Тебя больше нет.

Затем кто-то набрел на идею об азартной игре на чужую жизнь. Всякий, кто был в достаточной мере безрассуден, мог наняться в качестве Игровой Фишки Если твой наниматель выигрывал, он платил тебе солидный гонорар. Если же он проигрывал… ну что ж, такова жизнь. Или, скорее, смерть. Твоя, разумеется, смерть, а не нанимателя.

Признанно удачливые игроки обычно обнаруживали у входа в казино целую толпу Игровых Фишек, шумно требующую работы. Пресловуто скверные игроки как правило находили несчастливый конец с ножом в спине в каком-нибудь темном проулке по пути к казино. Что ж, слишком многое было против Игровых Фишек, а посему ничего удивительного, что они хотели слегка увеличить свои шансы на выживание…

* * *

Костер в ложбине среди Неболуйских равнин уже угасал. Ронан и Тарл обменялись массой разных историй и выпили много вина. Купаясь в розовом тепле благодушия, что окутывает тебя после пары-другой глотков, Ронан уже решил, что Тарл – хороший парень. Быть может, малость недостает ему знания этических норм. Ну ладно, ладно, они напрочь отсутствуют. Однако в иных отношениях он – хороший парень. Ронан не спеша поднес к губам быстро пустеющий бурдюк. Он уже почти привык к странному вкусу, и следовало признать, что от этого вина возникало просто волшебное тепло в животе. Для холодных ночей в самом центре пустыни – как раз то, что доктор прописал.

По другую сторону костра Тарл с дурацкой ухмылкой на физиономии привалился спиной к валуну. Вообще-то провести ночь в самом центре пустоши во многих милях от благ цивилизации никаким боком не вписывалось в его понятие «славно поразвлечься» – но если он вынужден это сделать, да еще с полным бурдюком вина и в компании парня, которому он явно нравился и который мог безнаказанно щелкнуть по носу дракона, это определенно – наилучший вариант. С довольным видом Тарл наблюдал, как Ронан потягивает из бурдюка вино.

14
{"b":"3538","o":1}