ЛитМир - Электронная Библиотека
***

Капитан, слюнявя палец, переворачивал листки, пробегал взглядом строчки и качал головой. Странно все это. Похоже на бандитскую разборку. Среди местных парней и мужиков много шпаны и хулиганья, но никто из этих бакланов никогда не совершит жестокого убийства с применением пыток, кишка тонка. Да и автомобилей БМВ седьмой серии во всем районе по пальцам считать. Значит, действовали не местные знаменитости, а залетные бандюки, предположительно из Москвы. Но зачем московским бандитам катить две с половиной сотни верст в соседнюю область, неужели в городе или в ближнем Подмосковье совсем не осталось мест, где можно спокойно пострелять и порезать друг друга? Что ж, в таком случае дела нашей дорогой столицы совсем плохи.

В глубокой задумчивости капитан дочитал две последние строчки. Подписи мотоциклистов и приписку, сделанную другим почерком. «Заявление принял прапорщик милиции Гуревич».

– Заявления пока не регистрируй, – приказал Зубков. – Мне самому надо побывать на месте. Если показания подтвердятся, обнаружим хотя бы одно тело, созвонюсь с районным прокурором. А то поднимем раньше времени крик и шум: у нас три трупа, ля-ля три рубля. И осрамимся хуже жуликов. В районе пальцами будут показывать, прохода не дадут…

– Похоже, ребята не врут. Какой им смысл?

– Давай без рассуждений. Поисками смысла занимайся в свободное от службы время. Эти мотоциклисты случайно не датые? Не обкуренные?

– Ни боже мой.

– Где они?

– На улице гуляют.

– Хорошо, – капитан задумался: сезон отпускной, милиционеров в поселке всего четверо, это если считать самого Зубкова. – Позвони сержанта Косенко. Скажешь, капитан приказал прибыть сюда. Срочно. Пусть выгонит с заднего двора на площадь «уазик»и держит его под парами. Надо взять из оружейки два автомата и боекомплект. Плюс бронежилеты.

– А я как же, товарищ капитан? Ведь я же…

– На хозяйстве останешься, – свел брови Зубков. – Должен кто-нибудь выпустить тех ханыг, которых ты, великий гуманист, запер на ночь. Спас от бешеной собаки.

– Но ведь я…

В голосе прапорщика жалобные нотки. Он возился с мотоциклистами, помогая им правильно составить заявление, внимательно выслушал их, поднял с постели капитана. Так старался, что едва в лепешку не расшибся. Другой дежурный, тот же Косенко, и разговаривать с парнями не стал, даже дверь бы не открыл. Пусть себе сидят на холодке остаток ночи и ждут начала рабочего дня, начальство разберется, кто кого пострелял.

А Гуревич как настоящий следователь прокуратуры снял показания, правильно протоколы заявления. И вот выкусил хрен с маком. Сослуживцы выедут на место происшествия, проведут его осмотр, найдут вещдоки. Возможно, схлестнуться с настоящими бандитами и убийцами. Гуревич готов к этой жестокой схватке. Как-никак в армии он не на каптерке отирался, не сухие пайки и подштанники солдатам выдавал, всю дорогу охранял строгую зону, набитую особо опасными преступниками, бандитами и убийцами. Отличник боевой и политической подготовки. Дембельнувшись, окончил среднюю школу милиции. И с физкультурой в хороших отношениях, призер двух областных спартакиад. По большому счету, Гуревич весь из себя такой хороший, такой правильный, такой честный, что самому иногда тошно становится.

Правда, в захолустном поселке его талантам развернуться. Когда вокруг одна бытовуха, мелкая хулиганка, воровство кур и тряпья, до великого сыщика не поднимешься. Но вот он шанс проявить себя. Шанс и облом… Гуревичу придется пропустить самое интересное, самое захватывающее событие, ему снова париться в этом клоповнике, гадать кроссворд и выпускать из камеры проспавшихся алкашей. Обидно до слез.

– Товарищ капитан…

– Ладно. Косенко останется за тебя, – сжалился Зубков.

Он вышел из дежурки, через зарешеченное окно выглянул на площадь. Над поселком в муках рождалось ранее утро, солнце не поднялось над пожарной каланчей, шпиль которой торчал посередине поселка, ни одна собака еще не проснулась. Чистота и пустота. Только у крыльца стояли два запыленных мотоцикла. На лавочке перед входом в отделение, подложив под голову кожаную куртку, вытянулся долговязый парень лет двадцати с хвостиком. Второй мотоциклист нарезал круги возле пыльного палисадника. Он вертел в руках красный шлем с синей полосой и шевелил губами, разговаривая сам с собой. То ли молился, то ли матерился.

Капитан, спустившись на де ступеньки, отодвинул щеколду двери, высунувшись, поманил парня пальцем. Надо убедиться, что московские гости не под кайфом, заодно уж задать им несколько вопросов.

– Оба сюда, – приказал Зубков. – Поживее, граждане.

Малый толкнул коленом задремавшего на лавочке приятеля.

– Пошли, Петька.

Глава вторая

– Моя сдача, – сказал мордастый малый по имени Алексей, он перетасовал колоду карт, Элвис снял. Алексей положил перед собой и перед партнером по две карты.

На столе высилась высокая стопка мятых купюр.

– Можно окна открыть? – спроси Элвис. – Несет тут у вас откуда-то благовониями, как в индуистском монастыре.

– По ночам окна открывать не разрешает хозяин.

Алексей вытер лоснящееся от пота лицо носовым платком. Чертыхнувшись, Элвис взял со стола три карты.

– Еще одну, – сказал он.

– Я открываюсь, – сказал Алексей и положил карты вниз рубашками. Девятнадцать очков.

– У меня двадцатник, – Элвис бросил на стол свои карты, и сгреб деньги в одну кучу. – Еще партию?

– Я голяк, – сказал Алексей и перевел взгляд на Вадима, сидевшего в дальнем углу дивана. – Займи мне еще пятьдесят гринов.

– Я уже тебе все отдал, – сказал Вадим. – Завтра машину заправить не на что. Хоть на паперть иди.

– Сыграем на ту телку? – спросил Элвис. – Ну, которую я немного поимел. Будет твоя сдача.

Алексей перевел взгляд на напарника и в нерешительности пожал плечами.

– Ты что, мать твою чокнутый или совсем чокнутый? – заорал Вадим. – Если хозяин узнает о том, что ты просрал девку, тут будет море крови. Нас уроют. И не сообщат родственникам, на какой помойке оставили трупы. Хозяин говорил…

– Ты, наверное, и срешь только с разрешения хозяина? – подначил Элвис.

– Ты позволишь этому хрену себя оскорблять? – Вадим привстал с дивана.

– Заткнись, – пробормотал Алексей, вытер мокрое лицо рукавом рубахи и заглянул в глаза Элвиса. – Сиди и молчи в тряпку, – он перевел взгляд на Элвиса. – Лады, я ставлю эту шмару против всей твоей выручки. Хотя эта девка и сотни не стоит.

– Какого хрена ты делаешь? – заорал Вадим. – Прекрати, идиот. Эта не наша девка. Сколько бы она не стоила, хоть три рубля, ты не можешь ставить ее на кон.

– Заткнись… Если я захочу узнать твое мнение, задница, сам спрошу.

Алексей показал пальцем на деньги. Руки подрагивали, на щеках и шее выступили нездоровые пятна румянца, напоминающие ожоги. В таком состоянии надо отправляться домой, а не браться за карты. Но Алексей уже не мог притормозить. Он спустил суточную выручку борделя, сам проигрался до копейки и выпотрошил карманы напарника, потому что фортуна повернулась к нему тылом. Теперь можно взять реванш. Требуется лишь малая капля везения.

– Сколько тут в общей сложности? – Алексей перешел на хриплый шепот. – Две штуки?

– Три триста пятьдесят, – уточнил Элвис. – В пересчете на баксы.

– Хер с ним, – охранник подумал, что по теории вероятности его сопернику не может везти до бесконечности. Это против всех законов, придуманных человечеством. Всему свой предел, особенно карточному фарту. А если этот хрен передергивает на раздаче? Черт знает, за руку его не поймали, значит, все чисто. Но сейчас сдача Алексая. – Путь будет девка. Заберешь эту сучку. Если повезет.

– Играем, – кивнул Элвис.

– А чем тебе эта шлюшка по масти пришлась? У нас есть девочки покруче.

– Ничего круче вы мне не показали, – пожал плечами Элвис. Он не отрывал взгляда от рук соперника.

***
4
{"b":"35384","o":1}