ЛитМир - Электронная Библиотека

– А не знаешь, в чем там было дело?

– По-моему, знаю. Пока Крага не было, Камила все болталась с Клайрой, его сестрой. А что Клайра за штучка, ты сам знаешь.

Это Мартин действительно знал, даже слишком хорошо. Высокая, стройная брюнетка с лицом падшего ангела, Клайра обладала быстротой и координацией ленката. Дралась она лучше большинства деревенских мужчин и недавно начала кампанию за то, чтобы воительницами разрешили участвовать в рейдах. Мартин был твердо уверен, что никого чудеснее Клайры он никогда в жизни не видел, но, к несчастью, как деревенскому козопасу, ему ничего не светило. В возрасте шестнадцати лет на одной вечеринке ему удалось с ней немного потискаться, после чего Краг вывел его наружу и предупредил, что если он еще хоть раз коснется его сестры, то он, Краг, лично отволокет его на берег крутой, привяжет к ногам камень и зашвырнет туда, где поглубже.

– Камила хочет отправиться в рейд, но Краг опять ногой топнул. Ты же знаешь его манеры. Его супруга отправится в рейд не раньше, чем женщина одолеет его в поединке. А до тех пор место женщины в доме.

Мартин как раз собирался спросить, как на все это отреагировала Клайра, но тут физиономия Тубо опять вытянулась.

– Нет! – простонал он. – Не могу поверить! – Проследив за его взглядом, Мартин выяснил, что он глазеет на большое блюдо дымящихся кур, которое только что поставили на соседний стол.

– Вон та совсем как Мюриэль! – в ужасе возопил Тубо. – Нет, они не могли поджарить Мюриэль! Вот клят!

Он встал, прошел к соседнему столу и взял блюдо. Затем, не обращая внимания на возмущенные вопли сидящих там людей, он притащил это блюдо обратно к столу, где сидел Мартин, и там его поставил, после чего снова уселся на скамью.

– Это она, – пробормотал Тубо. – Мюриэль. Не могу поверить. Она была одной из лучших. Всегда так радовалась, когда меня видела. – Он нежно погладил хрустящую кожицу дымящейся куры. – Прости, – пробормотал он ей. – Да, кстати, это Мартин.

– Привет, Мюриэль, – машинально отозвался Мартин и тут же воровато оглянулся, желая убедиться, что никто не заметил, как он с жареной курицей разговаривает. Чувствовал он себя полным идиотом, хотя следовало принять во внимание и то, что с жареной курицей его еще никогда лично не знакомили. Не на шутку огорошенный, он повернулся поговорить с Дином. Его друг так съежился на скамье, что почти скрылся под столом.

– Что такое? – спросил Мартин.

– Тсс, – прошипел Дин, явно паникуя. – Не смотри на меня! Не смотри!

– Да ладно, ладно. – Уставившись на свою тарелку, Мартин задумался, отчего так выходит, что он не может иметь нормальных друзей, как все остальные.

– Если ты на меня посмотришь, он сразу поймет, что я здесь, а я не хочу, чтобы он знал.

Излишне было спрашивать, кто такой «он». Только Краг мог повергнуть Дина в такую панику. Мартин собрался было в очередной раз подбодрить своего друга, но тот залопотал дальше.

– Себ говорит, у него опять была ссора с Камилой, – продолжил Дин, кивая на толстого лысеющего вагина, который сидел напротив, – и он в жутко скверном настроении. Он хочет все на меня выплеснуть. Он всем объявил, что хочет меня в выгребную яму бросить! Мартин, я не хочу в выгребную яму!

– Послушай, не волнуйся. До сих пор он еще ничего не сделал, а вот-вот начнется церемония награждения. Пока она будет идти, ты сможешь отсюда выскользнуть. Спрячешься в моей хижине. Там он тебя не найдет. Хорошо?

Дин с сомнением кивнул. В этот момент Каал, деревенский вождь, встал со своего места. Когда он откашлялся, в зале повисла тишина ожидания.

– Леди и джентльмены, – начал Каал. – Извиняюсь, если я кого-то не упомянул…

Аудитория, как обычно, откликнулась радостным смехом. Вождь всегда начинал церемонию награждения именно так, и все этим восторгались.

– А как насчет старины Садрика? – крикнул кто-то. – Он не джентльмен!

– Снова мы собрались здесь, чтобы отметить завершение очередного необыкновенно успешного рейда, – продолжил Каал. – Этот великолепный пир… да, и я думаю, мы непременно должны найти время на то, чтобы поблагодарить Фьону, Лейси и всех девушек за славную работу, которую они проделали, готовя все эти кушанья…

Он зааплодировал группе женщин, собравшейся вокруг Камилы, и все присоединились. Некоторые из женщин встали и ответили на аплодисменты довольно смущенными поклонами и смешками, однако Мартин заметил, что сама Камила даже не улыбнулась. А сидящая рядом с ней Клайра смотрела на Каала с откровенным пренебрежением.

– Спасибо вам, девушки, – продолжил вождь с искренностью, в которую почти верилось. – Что бы мы без вас делали? Мы вас любим!

В этот момент Клайра встала и надменно направилась к двери, однако никто, за исключением Мартина, даже не заметил, как она уходит. Все слишком сосредоточились на Каале. Мартин огляделся, а затем осторожно наклонился к Дину, который к тому времени совсем под стол соскользнул.

– По-моему, тебе сейчас самое время удрать, – прошептал он. – Они все на Каала смотрят.

Голова Дина медленно высунулась из-под стола, точно у черепахи после долгой спячки. Он с сомнением огляделся, затем перевел дыхание и весь выполз наружу.

– Увидимся позже, – прошипел он Мартину, после чего встал и беспечно зашагал меж забитых людьми столов к двери. Мартин обреченно ожидал звона бьющейся посуды или грохота перевернутого стола, которые сфокусировали бы общее внимание на его друге, но Дину невесть как удалось выбраться из Главного зала без сучка и задоринки.

«Чудеса порой случаются, – подумал Мартин. – Наверное, тот ритуал с Гальвосом все-таки сработал. Должно быть, Дин наконец-то научился общаться с богами».

Опять ошибаясь в прогнозах, он опорожнил кружку, игнорируя возмущенный взгляд Тубо, оторвал влажную, нежную ножку от Мюриэль и снова откинулся на спинку скамьи, чтобы послушать, как Каал объявляет победителя в категории «Самый стильно одетый рейдер».

* * *

Дин настолько затерялся в мыслях о несправедливости жизни, что битых пару минут шел на автопилоте, прежде чем понял, что морской туман обратился в плотную пелену поразительной густоты и что видно сквозь него не дальше, чем на пару метров в любом направлении. Затем он вдруг сообразил, что не имеет ни малейшего представления о том, где находится. Брел он уже не по плотной почве деревенских улиц, а по высокой траве и каким-то сорнякам.

Понимая, что он, должно быть, вышел за пределы деревни, Дин развернулся и попытался проследовать назад по своим же следам, но еще через пару минут окончательно заблудился. Туман, если на то пошло, стал только гуще, а его надоедливая сырость раздражала нос. Температура резко упала, и холодок, казалось, впитывался в кости как пролитое вино в землю.

Дин помедлил и прислушался. Туман умертвлял все, и поначалу он не смог различить ни единого звука поверх непрерывного шума моря, который, рассеянный туманом, словно бы приходил сразу отовсюду. Но затем ему вдруг показалось, что где-то справа он расслышал далекий гул голосов. С облегчением Дин направился туда сквозь клубящуюся серятину.

* * *

А в Главном зале церемония награждения подошла к своей кульминации, и возбуждение все нарастало. Весьма престижная награда за «Самое новаторское убийство» в третий раз ушла прямиком к Микелю, на сей раз за пренеприятную операцию с пастухом посредством его же собственных ножниц для стрижки овец. Теперь Каал готовился объявить победителя в номинации «Самый многообещающий новичок».

– … и победителем объявляется… – Для вящего эффекта Каал сделал паузу. Напряжение в зале стало таким, что хоть вилкой коли. – …Нагель, за спасение своего брата Йорга!

Последовала еще одна овация. Под бурные аплодисменты Нагель вскочил со своего места и почти взбежал по лесенке на сцену. Каал властно поднял руку, и хлопки быстро стихли.

– Как вы, возможно, слышали, часть наших парней попала в небольшую переделку во время рутинного налета на прибрежную деревушку в Браннане. Незнакомая им деревушка оказалась базой разбойников-полуорков, и оказанное ими сопротивление было существенно сильнее, нежели ожидалось. В результате пятеро наших парней оказались ранены, а Йорг был захвачен в плен. Случившись в критическую фазу заранее распланированного рейда, данный факт был расценен как способный негативизировать всякий организационно-массовый отклик и переход к следующему объекту. Нагель, однако, добровольно вызвался предпринять индивидуальную вылазку сроком на двадцать четыре часа, а поскольку это прекрасно вписывалось в спроектированные пространственно-временные схемы передвижения главных сил, разрешение было дано. Нагель, расскажи нам об этой вылазке.

16
{"b":"3539","o":1}