ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда друзья достигли края песчаного пляжа, дрейфующий туман заглушил шум прибоя, хотя временами до них все еще доносился громкий женский голос, изрыгающий проклятия по поводу слепого как пиллюк мудозвона, способного целый континент не заметить.

За песчаным пляжем густо росли пальмы. Их листва шелестела на почти неощутимом ветерке с моря, который задувал на пляж щупальца тумана и слабый запах разлагающейся растительности.

Дин растянулся на песке и волком глянул в сторону моря.

– Клятский туман! – пробормотал он. – Меня от него тошнит! Куда ни пойду, там непременно туман. И я никогда не вижу, на какой такой клят направляюсь. Всюду туман, туман, туман. И если не туман, так хотя бы дымка. А в те несколько раз, когда мне удавалось добраться до приличных размеров городка, он бывал полон смога. Это просто клятство кровавое! Так нечестно!

На самом деле так было очень даже честно. Хотя сам Дин этого не знал, но несколько месяцев тому назад он капитально напортачил с очередным ритуалом. Взывая к Нобаху, Богу Тумаков, он в итоге воззвал к Небуле, Богине Туманов, и та благодарно вознаграждала своего почитателя обильной сырой погодой, куда бы он ни направился.

Впрочем, пока Дин угрюмо сидел, сыпля песок сквозь пальцы и жалуясь на судьбу, Мартин его не слушал. Его внимание сосредоточилось совсем на другом. А затем ему показалось, будто он услышал в густых пальмовых зарослях какое-то подозрительное шуршание. Волоски у него на загривке встали дыбом. Мартин положил ладонь на рукоять меча и наполовину вынул его из ножен. Теперь, помимо ноющего под боком Дина, он больше ничего не слышал, но тишина среди пальм казалась гнетущей.

– Дин, – прошептал он, – нам бы лучше вернуться… – А затем деревья словно бы изрыгнули целую ораву полуорков, и мгновение спустя Мартин уже сражался не на жизнь, а на смерть.

* * *

Полуорки, плод союза между орками и людьми, склонны наследовать характеристики обеих рас. Это обычно является их преимуществом, ибо у них есть рост и сила людей, а также хитрость и выносливость орков. К несчастью, однако, они склонны одновременно наследовать типичное для орков неукротимое желание пировать и прискорбно ограниченную возможность переносимость алкоголь, а это, как правило, имеет результатом жутчайшее, почти непрерывное похмелье. Таким образом, как вид они склонны к проявлению выдающегося злонравия и агрессивности. Немногие из наиболее омерзительных полуорков оседают в городах, где неизбежно находят себе работу вышибал в ночных клубах, однако большинство живет в полукочевых племенах преступников и бандитов. Они очень умелые и беспощадные воины.

Когда орава примерно из пятнадцати полуорков вырвалась из тумана, у Мартина уже не осталось времени на раздумья. Он не имел боевого опыта, а все его прежние тренировки проходили либо в одиночестве, либо еще в детстве в компании других мальчишек. К вящему удивлению Мартина его тело отреагировало так, словно было рождено для битв, и он вдруг обнаружил, что стоит над Дином, обеими руками вращая меч, клинок которого словно бы создавал вокруг них смертельный барьер. Мартин слышал, как его собственный голос ревет угрозы и вызовы, а скрючившийся внизу Дин верещит нечто вроде очередного воззвания к богам. И все же Мартин сознавал, что хотя четверо полуорков уже лежали обезглавленными у его ног, противников было слишком много. Через считанные секунды кто-то непременно проскочит мимо его клинка, а тогда их обоих порежут на кровавые лоскутки. Но внезапно враги стали пятиться, держась руками за животы, с почти комическими выражениями боли на физиономиях. Трое-четверо обильно блеванули, пока остальные мучительно стонали и хныкали, и кислый запах блевотины смешался с почти невыносимой вонью экскрементов. Согнувшись от боли пополам, с капающей изо ртов слюной и полными штанами дерьма, полуорки уволоклись обратно в ночь, а Мартин, задыхаясь от зловония, рухнул на колени.

Притащившегося за ним Дина, похоже, охватила истерика, и Мартин собрался было утешить своего друга, но вдруг понял, что тот на самом деле просто смеется.

– Не могу поверить! – отплевывался Дин. – Все сработало! Ни клята не верится!

– Что сработало?

– Моя молитва. В одном из рейдов Краг мне сказал, что мои молитвы больше похожи на проклятия и что мне лучше приберечь их для врагов. Так я и сделал. Когда эти парни на нас набросились, я выкрикнул молитву Бенефере – ту самую, которую я использовал во время рейда на Маремму, когда вся наша, компания слегла от дизентерии. Но только я сделал ее по-настоящему мощной. И она сработала. У них была та же реакция, что и у нашего племени, только гораздо сильнее.

Мартин взглянул на друга и покачал головой.

– В твоей технике есть какой-то капитальный изъян, раз такое происходит с людьми, за которых ты молишься, – заметил он. – Никогда за меня не молись, ладно?

Поднявшись на ноги, парочка прибрела туда, где остальные члены команды с озабоченным видом разглядывали носовую часть корабля. Отлив уже сделал свое дело, и теперь выше ватерлинии зияла дыра размером с человеческую голову. Клайра холодно посмотрела на неудачников.

– А, – зашипела она. – Вот они, голубчики. Парни, которые вложили новый смысл в слово «напортачить». Вам мало было просто врезаться в песчаный пляж, вам к тому же потребовалось на единственный крупный камень на всем этом пляже налететь… – Она осеклась, заметив запятнанный кровью меч Мартина. В нескольких торопливых словах он обрисовал ей их стычку с полуорками. Клайра посмотрела на него с каким-то новым уважением в глазах, и Мартин, ощущая в штанах знакомое шевеление, поспешно присел на корточки и принялся чистить меч пригоршней песка.

– Вот, значит, откуда доносились те вопли, – продолжила Клайра. – А я подумала, вы там чисто мужской спор затеяли. Типа «это не я виноват, это ты виноват». Что ж, все просто замечательно. Время поджимает, на починку корабля уйдет не меньше пяти дней, а теперь у нас по соседству еще и банда разбойников-полуорков. Отлично… Где мы сейчас, вы понятия не имеете?

С помощью секстанта и Мартина, который точно указал, какая из звезд Полярная, Дин сумел выяснить, что они находятся на побережье Сидора рядом с Филовыми холмами, примерно в двадцати милях к юго-западу от Ай'Эля. Поскольку время поджимало, они решили последовать совету Лоббо и отправиться в город. Однако корабль требовал починки, а имея под боком банду полуорков, необходимо было надежно обеспечить его охрану. В конце концов, раз Мартин и Дин уже доказали свою способность управляться с разбойниками, решили, что они вдвоем направятся в Ай'Эль, а женщины останутся на берегу, чтобы чинить корпус.

Так что через полчаса двое мужчин закинули за плечи рюкзаки и попрощались с остальными членами команды. По очереди они пожимали всем руки, пока не осталась одна Клайра. Мартин даже не осмеливался на нее взглянуть. Наконец ее ладонь коснулась его ладони. Одного этого краткого контакта хватило, чтобы его пульс бешено участился. А затем Клайра вдруг подалась вперед и поцеловала его в щеку.

– Удачи, – торопливо пробормотала она, прежде чем повернуться и запрыгнуть на борт выброшенного на берег судна.

Мартин устремился в туман. У него оставалась всего неделя, чтобы найти какую-то совершенно неотразимую мишень для рейда, а затем убедить в этой неотразимости племя. Он шел в плотном тумане по незнакомой местности, явно кишащей свирепыми полуорками, в днище их корабля зияла большая дыра, а его единственным спутником оказался бестолковый ротозей, единственным талантом которого было портачить во всем, за что он возьмется. Странно, однако, что когда Мартин пустился в двадцатимильную прогулку до Ай'Эля, ему хотелось петь, как жаворонку, который только что выиграл в лотерею…

ВЕРНОСТЬ

Аканская пустыня… сухой и бесплодный регион в Сидоре, к югу от Хромовых гор. Немногие существа способны как-то выживать на этих выжженных солнцем просторах, а те, что все-таки выживают, вынуждены адаптироваться, соблюдая строжайшую экономию воды. Взять к примеру Участкового красномордника – ядовитую змею, способную до смерти закусать всякого, кто может быть заподозрен в том, что оставил краны в ванной и на кухне открытыми. Или Сидорского боковика – змею, которой вода вовсе не нужна, ибо она адаптировалась к жизни на чистом спирте, отсюда ее любопытная система движений. Боковик невероятно смертоносен, имея выхлоп, способный убить небольшого грызуна в радиусе полутора метров. Но самой необычной из всех следует признать адаптацию Залетной маргаритки, разумного растения с таким богатым умственным багажом, что оно способно перемещаться в поисках воды посредством левитации. Считается, что это единственный во всем Среднеземье пример цветка-самолета…

Розовая Книга Улай
43
{"b":"3539","o":1}