ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если вы тут трахаться собрались, то я пошел, – предупредил он их, после чего, демонстративно повернувшись к ним спиной, затопал по тропе. Тарл и Гебраль, держась за руки и улыбаясь, направились за ним, а Злыдень послушно затрусил следом.

Когда они перевалили за гребень, тропа выровнялась и еще метров двести тянулась по поляне, прежде чем исчезнуть за опушкой густого леса, что покрывал нижние склоны Тор-Акана. Никакого дома в округе не наблюдалось, и Тарл неуверенно остановился, глядя на осла, который энергично обнюхивал землю. Вскоре Котик поднял мохнатую морду.

– Тусона здесь была, – радостно объявил он, и Тарл сразу же ощутил прилив облегчения. Он целеустремленно зашагал по тропе, и все остальные за ним последовали. То место, где тропа ныряла в плотную чащу, было как вход в тоннель, и их глаза несколько секунд привыкали к темноте. Когда же они все-таки привыкли, то Тарл увидел зрелище, которое необычайно его обрадовало. Ибо прямо перед ними на краю тропы, чистя заляпанный кровью кинжал, в каком-то странном гамаке сидела Тусона.

Осел просеменил к ней и ткнулся в нее мордой. В ответ Тусона улыбнулась и почесала его мохнатые уши. Затем она подняла взгляд на Тарла с Гебралью.

– Привет, Тарл! – воскликнула она. – Как жизнь молодая?

– Когда вижу тебя, Тусоночка, жизнь просто блеск! – заорал Тарл в ответ и тут же об этом пожалел, поскольку ногти Гебрали чуть не пронзили его ладонь. Тогда он торопливо представил друг другу двух женщин.

– Ну что, – продолжил он после того, как они обменялись осторожным рукопожатием, – так ты считаешь, у тебя есть ниточка к Ронану?

– Я точно знаю.

– Кто тебя так убедил?

– Мой гамак, – ответила Тусона, вставая, и тут все увидели, что гамак на самом деле был трупом солдата, одетого в непристойно скудную кожаную униформу, которая наглядно демонстрировала его выпуклые мышцы и волосатую грудь, а также довольно грубо подчеркивала половые органы.

– Боги мои! – воскликнул Тарл. – Что это на нем?

– А это сама госпожа Сучье Вымя им такое придумала. Похоже, у нее в замке что-то вроде мужского гарема.

– В замке? А Ронан тоже там?

– Так этот парень сказал. Рагнар его звали. Один из Шикариных стражников. Теперь уже бывший. Он сам бы вам обо всем рассказал, но слишком много о себе возомнил и подкатить ко мне попытался.

– А он не сказал, что Ронан… гм… – не в силах выдумать тактичной формы для этого вопроса, Тарл замялся.

– Что он сдался? Ну нет, мой Качок в эти игры не играет, – гордо сказала Тусона. – А потому Шикара его в темницу бросила. Этот парень тут по-всякому свое мужество терял, – добавила она, ткнув охранника ногой. – Он мне все рассказал. И как в замок пробраться, и как Ронана найти. Проблема в том, что там надо будет массу всяких магических защит снять. Так что потребуется вся Сила, какую ты собрать сможешь.

– Я? Ну, я ей не ровня, – отозвался Тарл, и лицо Тусоны тут же словно окаменело. Тогда он поскорее продолжил: – Нет, тебе Геб нужна. Она тут самое то!

Тусона перевела взгляд с Тарла на Гебраль, а затем пожала плечами.

– Ладно, – сказала она. – Идите за мной.

Оставив Котика присматривать за конем, они прошли по тропе еще пару сотен шагов до того места, где от нее ответвлялась другая тропа. Некоторое время они по ней следовали, а затем Тусона свернула влево, и метров пятьдесят они пробивались через плотный подлесок, пока, в конце концов, не остановились у большого и очень древнего дуба.

– Вот мы и пришли, – сказала Тусона, и Тарл высунул голову из-за ствола. Там, посреди широкой поляны, стояла их мишень.

Небольшой замок напоминал творение Марвина Пика, созданное им в одном из самых мрачных его настроений. Выстроенный из темного сырого камня замок венчали осыпающиеся башенки, которые словно бы проседали под тяжестью безысходной депрессии. На ворота из корявого почерневшего дуба, судя по всему, пошли только те деревья, чья жизнь была сплошным разочарованием. Над парадным входом к наружной стене были прикреплены каменные изображения бабочки «мертвая голова» и пары скорпионов. Черные вымпелы с норовистыми белыми жеребцами на них вяло свисали с башен, как будто им попросту не хватало энергии, чтобы радостно порхать на ветру, – похоже, занятие столь оптимистичное, как порхание, было далеко за пределами их возможностей. Земля вокруг замка оказалась выжженной и голой. В радиусе пятидесяти шагов на ней ничего не росло, а на подходе к этой зоне все растения начинали сжиматься и чернеть, словно теряли волю к жизни. Общее впечатление воодушевляло примерно в той же мере, что и сифилис мозга. Тарл убрал голову назад.

– Просто очаровательно, – заметил он. – Чудесное местечко для отдыха в выходные.

Вокруг башен ходила пара часовых, и тогда они решили, что лучше будет подождать, пока стемнеет. Пробравшись назад к Котику, они расселись под плотным лесным пологом, болтая и дожидаясь ночи. Тарл взялся рассказывать Тусоне про свои приключения. Он добрался до тех иллюзий, которые Мертвые ребята использовали на площади, и уже перешел было к повествованию о том, как он сумел сварганить огненный шар, но тут Гебраль его перебила.

– Погоди, Тарл, – прервала она словесный поток Тарла. – Можно мне то кольцо посмотреть?

– Конечно, – отозвался Тарл. Порывшись в карманах, он достал тяжелый золотой перстень. Даже в лесном сумраке серебряные и платиновые узоры заблестели и засияли подобно звездам, а зеленый камень, вставленный в золотые извивы, засветился точно глаз ленката. Гебраль какое-то время изучала драгоценность.

– Откуда оно у тебя? – спросила она. Тарл быстро рассказал ей про поединок Ронана с Некросом и про появление Шикары.

– … но когда она превратила Некроса в крысу, Ронан не смог заставить себя убить жалкую тварь, – закончил он. – И тогда вот это брюхо на ножках подошло поближе и схрючило крысу!

– Между прочим, с большим аппетитом, – вставил Котик. – Отменная была крыса. Только пока я ее жевал, я чуть зуба не лишился. Тогда я выплюнул кусок, и там это кольцо оказалось.

– У Некроса на шее было ожерелье, – объяснил Тарл. – А потом оно вместе с ним сжалось.

– И ты говоришь, Шикара знала Некроса?

– Ну да, и он страшно ее достал. А что, это важно?

– Еще как! – Гебраль с торжествующей улыбкой подняла кольцо повыше. – Раньше кольцо принадлежало ей. От него исходит то же ощущение, что и от Силы из этого замка. У Шикары страшная Сила, я такой еще никогда не встречала, но сейчас ее нет в замке, а с этим кольцом я, пожалуй, смогу расковырять любые искры или ловушки, которое она за собой оставила. Думаю, мы сможем спасти твоего друга.

– Возьми кольцо себе, – предложил Тарл. – Меня оно все равно до смерти пугает.

Он посмотрел, как Гебраль надевает кольцо на указательный палец правой руки, а затем повернулся к Тусоне, которая вдруг начала снимать с мертвого стражника одежду.

– Не хочу портить тебе забаву, – заметил он, – но уже темнеет. Пора идти.

– Я знаю, – отозвалась Тусона, – но этот парень может оказаться полезен. Мне нужно, чтобы они открыли дверь, а они ждут, что он вернется.

– Но он же мертв!

– Верно, – с хитроватой улыбкой согласилась Тусона. – Зато ты жив.

Тарл отпрянул от нее, как от прокаженной, и замотал головой.

– Ну уж нет! Ни за что! Я таких модных шмоток не ношу! Ни под каким соусом!

– Нам нужно, чтобы кто-то за этого стражника сошел, – пояснила Тусона.

– Пожалуйста, это правда поможет, – попросила Гебраль.

– Валяй, я не прочь немного поржать, – присоединился осел.

– Клят вам! – заорал Тарл.

Десятью минутами позже он вышел из-за дерева, за которым по собственному настоянию переодевался. Скудный кожаный костюмчик был сделан в расчете на кого-то куда более мускулистого. И уж определенно не на того, рядом с чьими ногами, как однажды заметил Котик, ноги фламинго показались бы упитанными. Наряд свободно висел на Тарле, щедро обнажая его молочно-бледные мощи.

Он выглядел как огородное пугало на сеансе мужского стриптиза.

47
{"b":"3539","o":1}