ЛитМир - Электронная Библиотека

Шикара подумала о Ронане – воине, который освободил ее от чар, но лишь затем, чтобы отвергнуть ее ухаживания. Странное дело, она испытывала большую вину за то, что применила к нему Заклинание Старения, чем за разрушение целого города. Вот ведь несчастье, что такое чудесное тело… Боги, да она же в него влюбилась! А, ладно. Быть может, Ронан будет испытывать к ней иные чувства, когда она ему прежний облик вернет. Если только он за это время от старости не подохнет. Вот будет жалость. Пожалуй, ей следует это проверить. Все равно уже пора проверить, как там дома дела.

Сунув руку в седельную сумку, она вытащила оттуда розовый хрустальный шар, который так удобно подходил к ее ладони. Держа прохладную сферу перед лицом, она на нее дохнула, и в глубине хрусталя вспыхнула искорка. Еще несколько секунд, и искорка расплылась в изображение сидящего за столом мужчины. Это был Карлин, невероятно привлекательный начальник замковой стражи, который, впрочем, в данный момент выглядел скорее как невероятно озабоченный начальник замковой стражи. Шикара тут же поняла, что перед ней человек, обязанный доложить о плохих новостях и понимающий, что находится в очень глубокой заднице.

– В чем проблема? – поинтересовалась она.

– Ну, мм… я не совсем понимаю, как это случилось, но… мм…

– Рожай, пока у тебя еще язык имеется.

– Похоже, что кто-то… мм…

– Что – кто-то?

– Кто-то пленника освободил!

– КОГО?!

– Ну, мм… того черного воина в темнице. Его освободили. Кто-то.

– Tute homo tristis, mus fieristi!

– Пи-и! Пи, пи, пи-пи-и!

Шикара наблюдала за невероятно привлекательной мышкой, пока та испуганными кругами носилась по сидению кресла. Как славно, что она бросила на Ронана заклинание Незримого Ока. Это означало, что она могла увидеть его, где бы он ни оказался, и с легкостью взять его след. Быстро пробормотав нужные слова, Шикара терпеливо подождала, пока в хрустале пройдет кружение и шипение, а затем со сдавленным проклятием подалась вперед.

В хрустальных глубинах стало видно, как Ронан гнется, точно мешок с дерьмом в седле коня, трусящего по дороге через северные подножья Хромовых гор. Выглядел он совсем выдохшимся, и от падения его уберегали только руки той клятской воительницы, что непрерывно и досадно присутствовала в его мыслях с тех самых пор, как Шикара его уволокла. За ними следовал дохлый уродец, который был в хижине, когда Шикара отомстила Некросу, а еще там был бурый осел и какая-то тощая девка – беспризорница.

Вот, значит, как? Она, Шикара, была недостаточно для него хороша? И теперь он с этой костлявой, плоскогрудой воительницей сматывался? Кто-то должен за это заплатить!

Шикара стала озираться, и взгляд ее снова упал на кладбище. Идеально!

– Vivat mortui! Huc venitis, nothi iniucundi!

Ветер, холодный, как зимнее утро в Орквиле, стал задувать вокруг колдуньи, набирая силу и вороша ее длинные рыжеватые волосы. А затем этот ветер вдруг так быстро рванул к кладбищу, что стало видно, как перемещается воздух. Он закрутился у ближайших к воротам могил, собирая сухие листья и мертвую траву в большой ком и, подобно небольшому смерчу, поднимая его вверх. Вслед за этим он внезапно разделился как бы на четыре отростка, каждый из которых, точно гигантская стрела, вонзающаяся в плоть колосса, нырнул в одну из могил.

Следующие несколько мгновений все было тихо. Даже бесчинствующие неподалеку орки сделали перерыв и с разинутыми ртами уставились на кладбище. А затем земля в четырех могилах словно бы забурлила и закипела, извергаясь подобно маленькому вулканчику. Из одной могилы высунулась рука – черная, гниющая рука с гнусной зловонной плотью. Ручейки почвы побежали по разлагающемуся торсу, что появился из второй могилы, пока ее обитатель садился. Он немного посидел, а затем поднял руку и, будто бы в недоумении, почесал остатки головы. Когда он убрал руку, то все ногти остались в гниющей коже на скальпе. Труп посмотрел на свою руку, покачал головой – и спутанные клочья волос, все еще липнувшие к его черепу, упали на землю вместе с небольшими комочками разлагающейся плоти. Тогда труп вздохнул, производя шум, подобный шипению ядовитого газа, вырывающегося из трещины в трубопроводе, после чего окончательно освободился от сковывавшей его земли и встал, а трое остальных последовали его примеру.

Смрад разложения наполнил воздух, когда четыре трупа неуверенно заковыляли к Шикаре. Теперь во всей округе повисла мертвая тишина, если не считать шума, доносившегося из города. Страх поразил орков немотой. Многие пали на колени и спрятали лица от столь жуткого зрелища. Даже Шикара казалась немного неуверенной, однако глубоко внутри она испытывала безумный восторг. «Да! – думала она. – Это просто клят, а не заклинание!» Первый зомби приковылял к ней и остановился в ожидании, а остальные застыли позади. Шикара с отвращением заметила, что живот твари сильно вздулся от газов. Она хотела было заговорить, но тут гнилая кожа на животе лопнула, и оттуда с громким пшиком вырвались тошнотворные газы. Шикара чуть не задохнулась, а труп тут же замахал разлагающейся рукой, безуспешно пытаясь рассеять ядовитые пары.

– Прошу прощения! – медленно и хрипло произнес он. А затем рука его вдруг отпала и смачно плюхнулась на землю.

Шикара повернулась и выкрикнула краткую команду командиру южной кавалерии, а тот в свою очередь рявкнул приказ своим подчиненным. Четверо всадников спешились со своих коней и подвели их к Шикаре. Нагнувшись, она взяла поводья у первого южанина и протянула их зомби.

– Вот, – объявила она. – Держи.

– Чем? – капризно пробурчал зомби, поднимая остаток руки.

– Не смей мне дерзить! – рявкнула Шикара, а затем мысленно передала ясную картинку с Ронаном и четверыми его спутниками в ту вонючую полужидкую кашу, которая осталась от мозгов четырех зомби. – Берите коней и гонитесь за этими людишками! Убейте всех, кроме черного воина, а его доставьте ко мне. Вперед! Летите как ветер!

Хозяевам коней пришлось использовать всю свою силу и опыт для усмирения почти обезумевших, отчаянно сопротивляющихся коней, чтобы они позволили зомби забраться в седла. А затем они их отпустили, и первый конь с испуганным ржанием помчался на запад. Жуткий ездок непрерывно его понукал, а его сотоварищи держались следом.

Шикара мрачно улыбнулась. На спинах перепуганных уродищ зомби уже через день достигнут Хромовых гор. Очень скоро они догонят своего противника. Зомби никогда не останавливались, они неумолимы, а кроме того, они несли с собой Прикосновение Гнили, так что любая смертная плоть, которой они касались, вскоре начинала разлагаться. Не считая самой Шикары, сейчас зомби были, пожалуй, самыми смертоносными тварями в Бехане. Колдунья чуть было не пожалела Ронана и его друзей.

Затем, развернув коня, Шикара принялась выкрикивать приказы своим подручным, и работа по приведению армии в чувство продолжилась в ускоренном темпе. Колдунья не собиралась допускать, чтобы неповиновение одного безмозглого, хотя безусловно привлекательного, упрямца отвлекало ее от намеченной цели. Через двое суток Шикара намеревалась привести армию к воротам Дальнего Абассала. В дальнейшем, когда город падет, их разрушительный поток хлынет в беззащитный Сидор. Вести о ее подвигах распространятся по всему Среднеземью, и городские советы будут безумно рады переговорам. Настала пора, чтобы все они подчинились одному правителю. Вернее, правительнице.

Но вначале ей, пожалуй, придется разрушить несколько городов. Просто чтобы до всех дошло. И чтобы показать им всем, что есть на свете женщина, которой нельзя помыкать. А также, если уж быть совсем откровенной, просто забавы ради.

Шикара откровенно наслаждалась походом.

ПОД УГРОЗОЙ

…однако еще очень много силы и средств требуется направить на борьбу с организованной преступностью. Последние подсчеты показывают, что за прошедший год число изнасилований выросло на 19%, грабежей – на 17%, грабежей с насилием – на 23%, а рост наркоторговли составил целых 47%. И это только в рядах полиции.

«Полицейская газета Ай'Эля»
50
{"b":"3539","o":1}