ЛитМир - Электронная Библиотека

У него ушло немало времени на то, чтобы спуститься к Беломорканалу и добраться туда, где Иссимус руководил развертыванием союзных сил. Почти все решения к тому моменту уже были приняты. По правде, принимая большинство из них, генерал особого выбора не имел. Гномы, прирожденные горные бойцы, расположились вдоль подножия на правом крыле союзной армии. Сидорская гвардия заняла центральную позицию на Беломорканале. Вагины сформировали левое крыло, выстроившись вдоль берега рядом со своими кораблями, причем Краг разделил их на три отряда. Первый, примерно в семьсот человек, вел Мартин, и он растянулся по верху дамбы. Сам Краг вел второй, самый крупный отряд, который дугой растягивался от подножия дамбы в сторону сидорцев. Третий отряд представлял собой резерв из двухсот человек, во главе с Клайрой, который размещался на дамбе в тылу передовых сил и был готов к любой чрезвычайной ситуации.

Хотя генерал Иссимус приказал своей кавалерии слиться с конными наемниками и встать в качестве мобильного резерва позади его армии, сам он спешился, чтобы сражаться в первых рядах вместе со своими воинами, и Тусона решила биться бок о бок с ним. Она прикинула, что генерал представляет собой самую незаменимую часть Сидорской гвардии, являясь центральной фигурой и вдохновителем гвардейцев, и сама назначила себя его телохранителем. Когда Ронан наконец до нее добрался, то охотно с такой ролью согласился, и теперь они вместе стояли перед генералом, окруженные нервными и напуганными гвардейцами, спокойно обмениваясь подробностями двух прошедших дней.

Тарл тем временем оставил надежно завернутого в одеяло Котика выздоравливать на корме вагинского корабля. Осел еще недостаточно окреп, чтобы защищать себя, а орки славились склонностью устраивать посреди сражения перерывчик и в темпе сделать шашлык. Тарл ненадолго примкнул к Тусоне, но она раздобыла ему коня и велела присоединиться к резерву, ибо его магическая способность была, по ее словам, слишком ценна, чтобы он мог рисковать ею в первых рядах. Испытывая заметное облегчение, Тарл легким галопом вернулся к пестрой массе наемников. Не успел он среди них расположиться, как заметил, что Раванона и Синяя Сонья энергично ему машут. Обрадованный, Тарл перебрался к ним, но пока слушал их рассказы о скачках за «Приз Чистых Кровей», его стала терзать нешуточная тревога. Вокруг оказалось немало знакомых лиц, но как он ни пытался, найти то единственное лицо, которое он искал, ему не удавалось. Гебраль куда-то исчезла.

* * *

Армия орков появилась в поле зрения у подножия далекой горы подобно какому-то гнусному черному приливу. В точности как прилив она продолжала безостановочно двигаться вперед. Небо на севере уже почернело от дыма, а грохот барабанов и ритмичный топот сорока тысяч ног сотрясали всю округу. Шеренга за шеренгой продвигалась все дальше и дальше, и по мере приближения орков в рядах союзников стала расти какая-то неловкость – гложущее сомнение, что червем прокапывалось в ум и сердце каждого солдата.

Затем, в нескольких сотнях метров от гвардейцев, армия резко остановилась. Барабанный бой затих, дикие вопли орков смолкли, размахивание знаменами прекратилось. Воинство орков замерло в полной неподвижности подобно громадному злобному хищнику, выбирающему момент для броска на добычу. Не было слышно ни звука, и чувство неловкости еще больше усилилось в сердцах людей, переходя от гложущего сомнения через умеренный страх к смертельному ужасу. Тарл увидел, как некоторые солдаты Сидорской гвардии начинают пятиться, и хотя ему удалось распознать в этом чувстве результат мощного магического заклинания, исходящего от Шикары, он тоже стал его добычей. Побуждению бросить оружие и спасаться бегством с каждой секундой было все трудней и трудней сопротивляться.

Но затем, в тот самый миг, когда Тарлу уже казалось, что вся Сидорская гвардия сбежит с поля боя, не нанеся врагу ни единого удара, невдалеке раздался знакомый хлопок, и прямо на земле слева от кавалерийского резерва материализовалась Гебраль вместе с семью Мертвыми ребятами. Гебраль огляделась и подмигнула Тарлу, но затем лицо ее застыло, превратившись в сосредоточенную маску, которая словно в зеркале отразилась в лицах ее товарищей. Тарл тут же почувствовал волны стойкости и веры в себя, что накатывали от Мертвых ребят и растекались как вода, начисто вымывая из сердец союзников страх и сомнение. Тогда он ухмыльнулся, а затем, привстав в стременах, поднес ладони ко рту, и его крик зазвенел над равниной.

– Ща мы ваши клятские репы поотшибаем! – проревел Тарл и, пока все головы поворачивались в его сторону, повторил кричалку. Раванона с Синей Соньей присоединились, а секунды спустя вся союзная армия как один человек вопила любимую боевую песнь орков прямо им в физиономии, а горы эхом отзывались на жуткий гам.

* * *

Шикара задумчиво застыла на своем белом жеребце в глубине оркских рядов. Значит, ее заклинание Сосать Силу Воли оказалось отбито? Вероятно, на той стороне скрывались серьезные колдуны. Впрочем, Шикара быстро поняла, что они молоды и неопытны. Что ж, в ближайшем будущем она их угомонит, а в настоящий момент ее армии пришло время заняться делом.

Подняв руку, Шикара средним пальцем ткнула в сторону гвардейских шеренг. Оркские командиры прорычали приказы, и когда барабаны снова загромыхали, огромное воинство пошло в атаку. Два крупных отряда отделились по флангам – один направился к возвышению, где расположились гномы, а другой – к выстроившимся вдоль дамбы вагинам. Однако центральный отряд, добрая половина оркской армии, двинулся прямиком на прискорбно малочисленную Сидорскую гвардию.

* * *

Союзники ожидали. Гномы держались спокойно и уверенно, испытывая едва ли не радость от возможности вновь сразиться со своими вековечными врагами. Вагины заметно нервничали, но тоже чувствовали душевный подъем.

Сидорцы же были мрачны и сосредоточенны, намереваясь дорого продать свою жизнь. Стрелы дождем хлынули от наступающих оркских рядов, однако большинство из них безвредно воткнулось в щиты или отскочило от шлемов и кольчуг. А затем с оглушительным ревом орки во весь опор ринулись на союзную армию.

В задних рядах Тарл нервно смотрел вперед и пытался понять, что происходит. По ту сторону скудных шеренг сидорцев было видно, как развеваются черные вражеские знамена. Казалось, этих знамен тысячи и тысячи. Когда первые ряды орков врезались в Сидорскую гвардию, ударная волна оказалась почти ощутима. Тарл с тревогой взглянул на Гебраль и Мертвых ребят. Небольшой отдельной группкой они сидели на земле, глаза их были закрыты, а на их лицах жесткими линиями застыло сосредоточенное выражение. Тарл понимал всю значимость этой группки. Он по-прежнему чувствовал буквально висящую в воздухе Силу заклинания Шикары, готовую просочиться в ряды союзной армии и наполнить ее сомнениями. Было жизненно важно, чтобы Мертвые ребята этому противодействовали, иначе битва тут же была бы проиграна. Тарл и сам был бы рад им помочь, но знал, что его Сила для этого не годится. Ему лучше было действовать как солдату, используя свою магию в качестве оружия. К несчастью, это значило приблизиться на неудобно близкую дистанцию к месту действия.

Тарл с трудом сглотнул, отчаянно стараясь не потерять контроль над содержимым своего желудка. Не в последний раз он пожалел о том, что бросил замечательную, совершенно безопасную работу в орквильском клубе «Голубой Бальрог»…

* * *

Главные силы орков ударили по сидорцам как молот, и все же невесть как ряды защитников устояли. Люди сражались отчаянно. Оркские клинки, казалось, налетали на них со всех сторон, а коварно зазубренные наконечники длинных копий, которые совали орки из задних шеренг, то и дело старались их пронзить. Сталь звенела о сталь, клинок прорубал плоть, мучительные крики раненых наполняли воздух, а земля под ногами скользила от красной и черной крови. Но в самом центре всего этого безумия твердо стоял Иссимус, и его ободряющие выкрики перекрывали шум сражения. Над генералом развевался Сидорский штандарт с белым цветком табогеи на зеленом поле, а рядом с ним бились Роман и Тусона. Громадный меч Ронана сеял панику во вражеских рядах, его удары надвое разрубали орков, а рука Тусоны била быстрее змеи, ее клинок безостановочно вспыхивал и гас. Никто из орков не мог им противостоять, и груда тел росла. Но когда один орк падал, другой тут же занимал его место, и сидорцев медленно, но верно начали теснить.

64
{"b":"3539","o":1}