ЛитМир - Электронная Библиотека

На склоне горы орки и остеры тоже позорно бежали. Гномы выстояли, хотя не раз были близки к бегству и хотя великое множество крепких фигур с раздвоенными бородами лежало мертвыми и ранеными. Те же из них, кто еще мог сражаться, теперь устремлялись вниз к Беломорканалу, ибо видели, что сидорцы по-прежнему бьются с врагом не на жизнь, а на смерть, и понимали, что битва все еще может повернуться в любую сторону.

* * *

Иссимусу и его сподвижникам уже казалось, будто они сражаются с целым морем врагов. Немногие из гвардейцев остались в живых, а те, что еще стояли, готовы были вот-вот рухнуть от изнеможения. Один за другим они падали, пока вокруг генерала не остались лишь Ронан, Тусона, Тарл и еще пять человек, а орки все напирали и напирали. Хотя остальные совсем выдохлись, меч Ронана по-прежнему летал, нанося убийственные двуручные удары, и ни один враг не мог ему противостоять. Пали трое гвардейцев, затем четвертый, а затем вылетевшее из оркских рядов копье пронзило грудь Иссимуса. Задыхаясь, он повалился на спину, и стоящий рядом с ним знаменосец бросил штандарт, чтобы баюкать умирающего генерала у себя на коленях. Тогда Тарл подхватил знамя и с вызовом им замахал, но тут вылетевшая из ниоткуда стрела вонзилась ему в плечо. Пронзительно вскрикнув, Тарл упал на землю, и последнее, что он увидел, пока глаза его закрывались, было то, как Ронан с Тусоной спина к спине отчаянно бьются в кольце врагов.

* * *

Неожиданно Гебраль раскрыла глаза и потрясено огляделась. Нуждаясь для успешного противостояния Шикаре в полной концентрации, она все же держала последний остаток своей Силы настроенным на Тарла и услышала его мучительный вскрик. Увидев, что Идол и Кулачина лежат мертвыми на траве, Гебраль вздрогнула, а потом нетвердо поднялась на ноги и обвела взглядом остальных. Теперь им предстояло справляться без нее. А ей надо было спасти одного человека.

* * *

С неимоверным трудом собирая остатки силы, Тусона всадила меч в горло массивного уттука слева от нее, но не раньше, чем он своей булавой успел нанести Ронану скользящий удар по голове. Ошеломленный Ронан опустился на колени, и Тусона встала над ним, готовая при необходимости его защищать, но вдруг получилось так, что орков вокруг них словно бы и не осталось.

Затем неподалеку раздался негромкий хлопок, и рядом с раненым Тарлом материализовалась Гебраль. Тусона одарила ее усталой улыбкой, но когда она опять повернула голову вперед, то увидела, как по грудам трупов к ним шагает Шикара. На лице у колдуньи застыло выражение гнева и разочарования. Ватной от усталости рукой Тусона попыталась поднять меч, но к ужасу своему обнаружила, что не может двинуть и пальцем. Должно быть, Шикара наложила на нее какие-то чары, и теперь она оказалась беспомощна. Как Тусона ни пыталась, она не могла заставить свои застывшие мышцы откликнуться.

Наконец Шикара остановилась в нескольких метрах от нее, и лицо ее сделалось жестким от сосредоточения. Краем глаза Тусона увидела, как сидящая рядом с Тарлом Гебраль подняла руку, а кольцо у нее на пальце засветилось изумрудной зеленью. Похоже, между двумя женщинами происходил ментальный поединок. Тусона поняла, что Гебраль сдерживает Шикару, но по напряжению на ее лице было видно, что долго она не продержится, и победная улыбка уже играла на губах темной колдуньи.

Тусона лихорадочно попыталась вырваться из хватки, в которой Шикара ее держала, но тщетно. А затем у нее и вовсе пропала надежда. Внезапно из груды трупов вырос оркский лучник. Скривив рот в оскале, он стоял там, и к луку его была прилажена стрела. Шикара нагло ухмыльнулась.

– Пристрели ее, – приказала она лучнику. – Не воительницу. Вон ту мелкую и костлявую, которая там с кольцом на пальце сидит. Ее пристрели.

Тусона беспомощно наблюдала, как орк невесело ухмыляется, а потом поднимает лук и с безошибочной точностью сажает стрелу Шикаре между лопаток. С изумленным вскриком та опустилась на колени, и Тусона почти физически ощутила, как ментальная сила Гебрали высвобождается из хватки раненой колдуньи. Внезапно она обнаружила, что снова может управлять своим телом. Собравшись для одного последнего усилия, Тусона проковыляла вперед и всадила острие своего меча в глотку Шикаре. Какое-то мгновение колдунья смотрела прямо ей в глаза. Тусона почувствовала, как Сила этой женщины борется, стараясь в свою очередь высвободиться из хватки Гебрали, но затем глаза Шикары закатились, и ее безжизненное тело осело на землю.

Несколько мгновений Тусона устало опиралась о меч и втягивала воздух в натруженные легкие, после чего решила оглядеться. Ронан уже сел прямо и обалдело мотал головой. Гебраль обнимала раненого Тарла, но Тусона видела, что он все еще дышит, а став свидетельницей чудесного исцеления умирающего осла, она не считала, что Тарлу что-либо угрожает.

В нескольких шагах от нее оркский лучник осел на землю среди трупов и жалобно захныкал. Держа меч наготове, Тусона угрожающе к нему подступила.

– Почему ты это сделал? – вопросила она. – Почему ты свою госпожу застрелил?

Чирик поднял взгляд на страшную воительницу и устало пожал плечами.

– Эта безумная тварь нас через половину Среднеземья протащила, – отозвался он. – И если честно, с меня уже хватит! Я домой хочу! К жене и детишкам!

А потом замученный тоской по долгу орк опустил лицо на ладони и тихо зарыдал.

* * *

Мартин с трудом встал на ноги и помотал головой, чтобы хоть немного ее прояснить. Рядом с ним Дин прыгал козлом и орал: «Мы победили! Мы победили!» Тогда Мартин обалдело огляделся. Повсюду лежали трупы, но единственными живыми существами на этом фланге были вагины. «Боги мои! – подумал он, – а ведь Дин прав! Мы действительно победили!»

И тут, аккуратно перешагивая через трупы, к нему подошли Клайра с Фьоной. Озабоченный вид на лице Клайры мигом сменился облегчением, едва она увидела, что Мартин стоит на ногах.

– С тобой все в порядке! – выдохнула она, и Мартин хотел было набрать воздуха и подтвердить, что с ним все хорошо, если не считать нескольких синяков и царапин. Но не смог, ибо Клайра схватила его и принялась так неистово целовать, что Мартин чуть снова сознания не лишился. А затем он с лихвой возвратил ей страстные поцелуи.

Дин жадно за ними наблюдал. «Замечательно, – думал он. – Вот как надо товарищей по оружию приветствовать». И Дин радостно повернулся к Фьоне.

– С тобой все хорошо! – выдохнул он в той же манере, что и Клайра, а затем схватил оторопевшую женщину и от души расцеловал. Фьона тоже откликнулась, хотя и несколько в иной манере, нежели Мартин.

Так Дин стал последним раненым бойцом союзных войск в битве при Беломорканале. Он также стал единственным, кому пришлось лечить серьезно отбитую мошонку.

ДЕЛО К КОНЦУ

Не пропустите архитектуры каналов Ай'Эля. Конечно, Ночной огонь очень зрелищен, и все знают про Птичий рынок, но вас просто изумит невероятная красота водных сооружений. Осмотрите изящные резные ворота шлюзов и чудесные набережные каналов. Шлюхи и канальи Ай'Эля славятся по всему Среднеземью.

«Примерная Хроника Сидора» (допущены досадные опечатки)

Тусона сидела в ресторанчике на открытом воздухе, чувствуя себя как никогда счастливой. Стол перед ней был заставлен пустыми тарелками, а также недопитыми стаканами и бутылками. Ронан сидел рядом, могучей рукой обнимая ее за плечи, а Тарл и Гебраль развалились по другую сторону стола. Плечо Тарла было забинтовано, и рука лежала на перевязи, но он уже выздоравливал. Полностью оклемавшийся Котик лежал рядом на брюхе, погрузив морду в здоровенную миску мулампоса, и Тарл веселил всех описанием последствий предыдущего употребления низкорослым ослом этого огненного блюда.

– А этот анальный трубадур конечно же был под столом, только скатерть его скрывала, – закончил он. – Никто не знал, что он там. Все, кто в том заведении обедал, держались за носы и с отвращением на меня таращились. Если не считать одного парня, который кабаре-бар содержал. Он подошел и спросил меня, не думал ли я когда-нибудь в шоу-бизнес податься…

67
{"b":"3539","o":1}