A
A
1
2
3
...
30
31
32
...
74

– Эй, что это ты делаешь?

– Дырку собираюсь вырезать.

– Как, в деньгах?

– Вот именно.

Сложив несколько купюр стопкой, Рейчел вырезала бритвой кружок диаметром примерно в серебряный доллар. Осмотрелась, нашла на полу какой-то черный предмет и поместила его в банкноты. Собрала пачку. Черный предмет оказался в самой середине.

– Это детектор Кью, – пояснила она. – Такие используют в ГПС.

– Тебе виднее.

– ГПС – это глобальная система позиционирования. Попросту говоря, слежка за деньгами. Еще одну такую штуковину я помещу в подкладку сумки, но большинство преступников знают, что к чему, и предпочитают держать деньги в собственных сумках. А вот банкноты – самое подходящее место. Когда денег целая куча, просмотреть каждую пачку просто нет времени.

– Как удается сделать его столь маленьким?

– Детектор?

– Ну да.

– Можно и поменьше. Но тут вся проблема в источнике питания. Требуется батарея. На этом мы проигрываем. Дальность действия – не меньше восьми миль. Думаю, будет достаточно.

– И каким образом ты собираешься отслеживать?

– Ты имеешь в виду передвижение денег?

– Ну да.

– Главным образом, с помощью ноутбука, но есть вот еще что. – Рейчел высоко подняла некое приспособление. Вращаясь в мире медицины, я видел его сплошь и рядом, но, наверное, был единственным врачом, который им не пользуется.

– Ручной пилот?

– С особым экраном. В нужный момент он будет со мной. – Рейчел вернулась к делу.

– А остальное – что это?

– Датчики-передатчики разные. Не знаю пока в точности, что понадобится, но детектор Кью, во всяком случае, хочу засунуть тебе в башмак. И в машине поставлю камеру. Лучше бы, конечно, в петлицу пиджака воткнуть, но это слишком рискованно. – Рейчел принялась раскладывать проводки. – И еще кое-что я должна тебе сказать.

Я наклонился к ней.

– Помнишь, когда мои родители развелись?

– Конечно. – Как раз тогда мы познакомились с Рейчел.

– При всей близости, мы никогда об этом не говорили.

– Мне всегда казалось, что тебе этого не хочется.

– Ты прав, мне не хотелось.

Да и я не жаждал. Я был изрядным эгоистом. Два года продолжался наш роман, а я ни разу не попытался разговорить ее на эту тему. Останавливало меня не только то, что «все время казалось». Я видел, за этим разводом стоит темная и печальная история. Зачем в ней копаться? Лучше держаться подальше.

– Во всем был виноват отец.

Я едва не брякнул глупость вроде «виноватых в таких делах не бывает» или «у каждой медали две стороны», но сохранившиеся крупицы здравого смысла удержали меня. Рейчел по-прежнему смотрела на проводки.

– Отец разбил жизнь моей матери. Отнял у нее душу. И знаешь как?

– Понятия не имею.

– Он изменял ей.

Она, наконец, взглянула на меня. Я выдержал ее взгляд.

– Это повторялось вновь и вновь. Он изменял, она ловила его на обмане, он клялся, что это никогда не повторится. И продолжал в том же духе. Мама жестоко страдала. – Рейчел тяжело вздохнула и перевела взгляд на свои электронные игрушки. – Так что когда я узнала в Италии, что у тебя кто-то появился…

Я мог бы выдвинуть тысячу возражений, но в этом не было никакого смысла. Впрочем, как и в том, что она поведала. Ее история кое-что объяснила. И только.

Я промолчал.

– Думаю, я погорячилась тогда, – сказала Рейчел.

– Мы были молоды.

– Мне просто хотелось… Надо было сразу тебе все объяснить.

Рейчел явно протягивала мне руку. Я было открыл рот, но так ни слова и не выговорил. Слишком много на сегодня. Чересчур много. Требование выкупа пришло шесть часов назад. Секунды бежали одна за другой, и тиканье часов отдавалось в моей груди мучительной болью.

Снова раздался звонок. Я схватил мобильник похитителей, но он молчал. Я поднял трубку городского телефона. Ленни.

– Что случилось? – без предисловий начал он.

Я взглянул на Рейчел. Она покачала головой. Я кивнул: мол, ясно.

– Ничего.

– Твоя матушка сказала, что ты виделся с Эдгаром.

– Не волнуйся.

– Ты ведь знаешь, старый мерзавец всегда готов тебя обштопать.

Стоило возникнуть Эдгару Портсману, как Ленни разом срывался с катушек.

– Знаю, знаю.

Повисла короткая пауза.

– Ты звонил Рейчел? – вновь заговорил Ленни.

– Было дело.

– Зачем?

– Так, пустяки.

Очередная пауза.

– Ты меня за нос водишь?

– Ну да, вроде клоуна из Вегаса.

– Ладно, черт с тобой. Слушай, насчет рокетбола завтра утром не передумал?

– Да честно говоря, предпочел бы перенести.

– Ладно. Слушай, Марк.

– Да?

– Если я тебе понадоблюсь…

– Спасибо, приятель.

Я повесил трубку. Рейчел по-прежнему возилась с проводками. Сказанное ею осталось позади, дым развеялся. Она подняла глаза и что-то разглядела у меня на лице.

– Марк.

Я промолчал.

– Если твоя дочь жива, мы вернем ее. Обещаю.

По-моему, я впервые ей не вполне поверил.

Глава 21

Специальный агент Тикнер листал страницы доклада.

Дело Сайдмана стало для него даже не вчерашним, а позавчерашним снегом. За последние годы ФБР пересмотрело свои приоритеты. На первое место вышел терроризм. На второе и так далее, вплоть до десятого, – тоже терроризм. К делу Сайдмана он подключился, только когда стало ясно, что речь идет о похищении. Вопреки тому, что показывают по телевидению, местная полиция всегда готова работать с ФБР. У федералов другие источники информации, другие технические возможности. Если связаться с ними слишком поздно, это может стоить жизни. Ригану хватило ума не тянуть резину.

Но коль скоро дело о похищении оказалось закрыто (Тикнер с трудом заставлял себя в данном случае употреблять последнее слово), оставалось – по крайней мере официально – отойти в сторону, что он и сделал. Однако в мыслях он нет-нет да и возвращался к этому делу – такие вещи, как одежда похищенного ребенка, не забываются.

Тикнер перечитал короткий доклад в третий раз. Выстроить логическую цепочку он пока не пытался: рано. Однако прочитанное сбивало с толку. Следовало найти какую-нибудь точку опоры. На это и были сегодня направлены усилия Тикнера.

Рейчел Миллз. Она-то каким боком причастна к похищению?

Перед столом, не зная, куда деть руки, стоял молодой сотрудник Тикнера по фамилии то ли Келли, то ли Фицджералд – словом, что-то ирландское. Тикнер откинулся на спинку стула, скрестил ноги и постучал карандашом по столу.

– Тут должна быть какая-то связь, – сказал он то ли Шону, то ли Патрику.

– Она называет себя частным детективом.

– А лицензия у нее есть?

– Нет, сэр.

– Тогда тут что-то другое, – покачал головой Тикнер. – Проверь ее телефонные переговоры, отыщи друзей, выясни все, что только можно. Потом немедленно ко мне.

– Слушаю, сэр.

– И позвони в это агентство – в СЦС, я имею в виду. Скажи, что я к ним еду.

– Так точно, сэр.

Парнишка-ирландец вышел из кабинета. Тикнер проводил его взглядом. Когда-то они вместе с Рейчел проходили подготовку в Квонтико. У них был один инструктор. Тикнер никак не мог решить, с какого конца подойти к делу. Местные полицейские были ему по душе далеко не всегда, но Риган понравился. Малый с воображением, такие на дороге не валяются. Тикнер поднял трубку и набрал номер мобильника Ригана.

– Детектив Риган.

– Сколько лет, сколько зим!

– А-а, Тикнер? Все еще носите солнцезащитные очки?

В трубке слышались отдаленные звуки ситара.

– Вы заняты? – вежливо поинтересовался Тикнер.

– Ничуть. Просто медитирую.

– Как Фил Джексон?

– Точно. Только у меня нет этих дурацких колец. Надо бы вам как-нибудь ко мне присоединиться.

– Хорошая мысль. Непременно вставлю в список первоочередных дел.

– Право, это пойдет вам только на пользу, агент Тикнер. А то, чувствую, голос у вас чрезмерно напряженный. – Риган помолчал. – Полагаю, у вас ко мне дело?

31
{"b":"354","o":1}