A
A
1
2
3
...
32
33
34
...
74

– Нет.

– Что ж, отлично. – Тикнер упер руки в колени и наклонился к собеседнику. Он собрался задать очередной вопрос, но тут заверещал мобильник.

– Извините. – Тикнер полез в карман.

– А нам еще долго? – поинтересовался Дорфман. – А то у меня дела.

Тикнер не удосужился ответить. Он встал и прижал телефон к уху.

Звонил малыш О'Мэлли.

– Ну что, накопал что-нибудь? – спросил Тикнер.

– Да, есть кое-что.

– Выкладывай.

– Мы проверили телефонные звонки за последние три года. До нынешнего дня Сайдман ей не звонил – по крайней мере, из дома и с работы.

– Если не ошибаюсь, меня ожидает некое «но»?

– Не ошибаетесь. Рейчел Миллз ему сама звонила, правда, только один раз.

– Когда это было?

– Два года тому назад, в июне.

Тикнер быстро произвел подсчеты. Так, стало быть, за три месяца до убийства и похищения ребенка.

– Что-нибудь еще?

– Да я пока и не начинал, можно сказать. Я попросил нашего агента заглянуть в квартиру Рейчел на Фоллз-Черч. Он еще там не закончил, но отгадайте, что обнаружилось на ночном столике?

– Ты что, ребусы мне загадываешь, Райан?

– О'Мэлли.

– Ладно. Что нашел наш Пинкертон? – Тикнер потер переносицу.

– Фотографию, сделанную на студенческом балу.

– Что-что?

– Я не уверен, что именно на балу. В общем, фотография в рамке. Снято пятнадцать – двадцать лет назад: прическа у Рейчел по тогдашней моде. К плечу приколота лента с цветком. Как она называется?

– Бутоньерка?

– Вот-вот.

– Ну и какое это имеет отношение к…

– На фотографии изображен парень.

– Что за парень?

– Наш агент уверен, что это, я имею в виду ее спутника, не кто иной, как доктор Сайдман.

Тикнер на мгновение замер.

– Копайте дальше, – распорядился он. – И чуть что, сразу докладывайте.

– Слушаю, сэр.

Тикнер положил мобильник в карман. Итак, Рейчел с Сайдманом ходили на бал. И как это понимать? Она, если память не изменяет, из Вермонта. Сайдман жил в Нью-Джерси. В школах они учились разных. А в колледже? Надо выяснить.

– Что-нибудь случилось?

Тикнер повернулся у Дорфману:

– Давайте еще раз кое-что уточним, мистер Дорфман. Диск принадлежал Монике Сайдман?

– Так мне сказали.

– Да или нет, мистер Дорфман?

– М-м… – Дорфман откашлялся. – Да.

– Таким образом, она была вашим клиентом.

– Да, это мы можем подтвердить.

– Следовательно, жертва убийства – ваш клиент.

В ответ гробовое молчание.

Тикнер упер в Дорфмана тяжелый взгляд:

– Ее имя было в каждой газете штата. Почему вы не связались с нами?

– Мы не знали о кассете. Сотрудник, который занимался этим делом, уволился, – виновато промолвил Дорфман и пояснил: – Еще до убийства. А у других как-то руки не дошли проверить список клиентов.

«Защищается, – догадался Тикнер. Это было ему на руку. Он верил собеседнику, но не хотел показывать. – Пусть понервничает».

– И что записано на диске?

– Думаю, фотографии.

– Думаете?

– Чаще всего именно так и бывает. Хотя не всегда. Обычно мы используем диски для хранения фотографий, но иногда и сканируем документы. Так что с уверенностью сказать не могу.

– Это еще почему?

Дорфман поднял руки.

– Не беспокойтесь. У нас есть дубликат. К сожалению, диски более чем годичной давности отправляются в архив. Сейчас он закрыт, но когда вы позвонили, я послал туда человека. С материала уже снимают копию.

– Где находится ваш архив?

– В подвале. – Дорфман взглянул на часы. – Наверное, все уже готово или вот-вот будет готово. Желаете спуститься и взглянуть?

Тикнер поднялся со стула:

– Потопали.

Глава 24

– Ничего, справимся, – сказала Рейчел. – Вся эта электроника – настоящее произведение искусства. Даже если засекут, не беда. У меня тут есть пуленепробиваемый жилет со встроенной камерой.

– А ее, что, засечь нельзя?

– Ну как тебе сказать… Понимаю, ты беспокоишься, но давай будем реалистами. Вполне вероятно, все это – чистая подстава. Не отдавай денег, пока не увидишь Тару. Старайся не оставаться один в замкнутом пространстве. Насчет датчика Кью можешь не волноваться – если все это не блеф, Тару мы получим прежде, чем они начнут проверять деньги. Хотя понимаю, решение тебе предстоит принять трудное, Марк.

– Да нет, все правильно. В прошлый раз я играл в беспроигрышную игру. Теперь придется рискнуть. Но никакого жилета.

– Ладно, тогда вот как поступим. Я спрячусь в багажнике. В машину они могут заглянуть – а ну как на заднем сиденье кто-нибудь есть? – а в багажник вряд ли. Провода я отсоединю: когда багажник откроется, подфарники не включатся. Постараюсь поддерживать с тобой связь, но на безопасном расстоянии. Тут промашки быть не должно. Но учти: я не волшебница. Связь может и прерваться. В таком случае прошу тебя: не пытайся меня найти. С этими ребятами ухо надо держать востро, чуть что – сразу заметят.

– Ясно. Вид у тебя такой, будто читать стихи в Гринвич-Виллидж собралась. – Рейчел была вся в черном.

– Вот-вот. Ну как, готов?

К дому подъехала машина – раздался скрип тормозов. Мы выглянули в окно. Увиденное мне очень не понравилось.

– Проклятие!

– Что там?

– Это Риган, полицейский, который ведет дело. Я, наверное, уж месяц как его не видел.

Рейчел побледнела, что было особенно заметно на черном фоне.

– Совпадение?

– Совпадений тут быть не может, – сказала она.

– Каким, интересно, образом они разнюхали насчет выкупа?

– Думаю, дело не в этом. – Рейчел отошла от окна.

– А в чем?

– Полагаю, мой визит в СЦС не остался незамеченным.

Я нахмурился:

– Ну и что?

– Долго рассказывать. Слушай, я спрячусь в гараже. Он спросит про меня. Ответь, что я вернулась в Вашингтон. Будет давить, скажи, что я твоя старинная знакомая. Наверняка ему захочется тебя допросить.

– Но почему?

Рейчел направилась к двери.

– Держись уверенно и не позволяй ему задерживаться. Я буду ждать тебя у машины.

Спорить времени не было.

– Ладно, будь по-твоему.

Я дождался, пока Рейчел выйдет из кабинета, и открыл дверь, заслоняя Ригану обзор.

– Никак ждали меня? – улыбнулся Риган из коридора.

– Я слышал, как вы подъехали.

Он кивнул с таким видом, будто мои слова нуждались в серьезной проверке.

– Несколько минут для меня найдется, доктор?

– Честно говоря, вы выбрали не самое лучшее время для визита.

– Вот как? – Риган даже не замедлил шаг. Шаря глазами, он скользнул мимо меня в переднюю. – Собрались куда-нибудь?

– Что вам угодно, детектив?

– Нам стало известно кое-что новое.

Я молча ждал продолжения.

– Разве вам не интересно узнать, что именно?

– Отчего же?

На лице Ригана застыло почти благостное выражение. Он посмотрел на потолок, словно прикидывая, в какой цвет его покрасить.

– Где вы были сегодня?

– Прошу вас оставить меня.

Он не сводил глаз с потолка.

– До чего вы сердитый сегодня, даже удивительно.

Но удивленным Риган не выглядел.

– Вы сказали, что у вас есть что-то новое. Если так, выкладывайте. Если нет – убирайтесь. Для допроса я не в настроении.

Он улыбнулся, призывая меня к спокойствию.

– Говорят, вы посетили одно частное детективное агентство в Ньюарке.

– И что с того?

– Зачем?

– Знаете, детектив, я снова вынужден попросить вас оставить этот дом. Ваши вопросы ни на дюйм не приближают возвращение моей дочери.

– Уверены? – Он пристально посмотрел на меня.

– Будьте добры, уходите. Немедленно.

– Как скажете. – Риган направился к двери, но на пороге остановился. – Где Рейчел Миллз?

– Не знаю.

– Но не здесь?

– Нет.

– И где она может быть, в данный момент не представляете?

– Полагаю, возвращается в Вашингтон.

– Ах так! А как вы с ней познакомились?

33
{"b":"354","o":1}