ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну и что дальше?

За спиной послышались шаги. Рейчел поспешно стерла размытую тушь под глазами – надо же хоть чуть-чуть прилично выглядеть – и переместила на поясе, подальше от посторонних взглядов, очки ночного видения.

По ступенькам с грохотом шагали двое мужчин. Они миновали Рейчел. Один обернулся и одарил ее улыбкой. Она улыбнулась в ответ. Мужчины сбежали с эскалатора и повернули к метро.

Рейчел быстро оценила ситуацию. Этих двоих можно использовать, как прикрытие. Она последует за ними, может, даже заговорит. Кто ее в чем заподозрит? Надо надеяться, поезд, в который сел Марк, еще не отошел. Ну а если отошел? Да нет, какой смысл думать о плохом?

Рейчел направилась было к мужчинам, когда что-то заставило ее остановиться. Калитка. Железная калитка справа. Закрытая. Объявление гласит: «Открыто по выходным и праздничным дням».

Сквозь заросли Рейчел различила вспышку фонаря.

Она подошла поближе. Попыталась вглядеться во тьму, но, кроме того же луча фонаря, ничего не увидела. Слишком густые кусты.

Фонарь погас.

Она подождала в надежде, что фонарь вновь загорится. Этого не произошло.

Очки можно использовать только в темноте. Новейшая модель оснащена сенсорной системой, позволяющей работать и при свете, но Рейчел считала, что чем меньше искусственного освещения, тем лучше.

Слева было место, где – если прижаться к стене – тьма стояла кромешная. Отлично. Конечно, деревья и кусты мешают, но ничего, справиться можно.

Очки легкие, однако миниатюрными их никак не назовешь. Следовало бы купить другую модель, похожую на бинокль. Собственно, таких большинство. Но – не купила. Очки так просто не наденешь, нужно закреплять, как маску. Правда, есть и преимущество: нацепишь их – и руки свободны.

Пока Рейчел возилась с очками, фонарь зажегся вновь. Она попыталась установить источник света, и, кажется, ей это удалось. На сей раз точка вроде сдвинулась немного вправо. И вперед, ближе к ней.

А затем, не успела она и глазом моргнуть, как фонарь погас.

Рейчел не сводила взгляда с того места, откуда, по ее соображениям, исходил свет. Темно. Совсем темно. Так, с очками порядок. Ночная оптика просто усиливает освещение, пусть самое слабое. Но в данном случае вообще никакого нет. Раньше это была неразрешимая проблема, но теперь придумали инфракрасное излучение, позволяющее обнаружить предметы, невидимые невооруженным глазом.

Его-то Рейчел и включила. Тьму прорезали ярко-зеленые полосы. Рейчел смотрела не сквозь линзы – перед ней был фосфоресцирующий экран, вроде телевизионного. Окуляр увеличивает картинку (видишь отражение, а не реальные предметы), а зеленая она потому, что человеческий глаз различает оттенков этого цвета больше, чем любого иного. Рейчел напряженно вглядывалась в изображение.

Кто-то есть.

Картинка смутная, но, кажется, это невысокая женщина. Похоже, она скрывается за кустом, прижимая что-то к губам. Наверное, мобильник. Периферийное зрение такие очки практически блокируют, хотя авторы именно этой модели утверждают, что тридцать семь процентов сохраняется. Рейчел скосила взгляд направо и увидела Марка. Он опускал на землю сумку с двумя миллионами долларов.

Затем он двинулся в сторону женщины. Ступал он неуверенно – должно быть, опасался споткнуться в темноте о камень.

Рейчел переводила окуляры с Марка на женщину и обратно. Марк подходил все ближе. Женщина по-прежнему скрывалась за кустом, увидеть ее он никак не мог. Заподозрив недоброе, Рейчел нахмурилась.

И тут женщина вскинула руку.

Точно разглядеть было трудно: мешали деревья и кусты, – но, похоже, она тычет в него пальцем. Они теперь совсем близко друг от друга. Рейчел прищурилась. И тут-то ей стало ясно, что это вовсе не палец – слишком велик для пальца.

Это пистолет. Женщина целится Марку в голову.

Окуляры вдруг затуманились. Рейчел вскрикнула и отшатнулась: в тот же миг ей на рот легла, словно бейсбольная перчатка, чья-то крупная ладонь.

* * *

Тикнер сидел за рулем. Риган, устроившись рядом, поглаживал пятно на подбородке.

– Слушайте, ваши солнечные очки не дают мне покоя, – сказал он. – Это что, ФБР такими снабжает?

– С ними легче похищенных детей искать, – усмехнулся Тикнер.

– Ясно. И исчезнувшее оружие тоже. – Риган поерзал на сиденье. – Слушайте, Ллойд…

– Да?

– Как-то не складывается картинка, а?

– Так у нас еще не все кубики в наличии.

– Но ведь уже тепло?

– Еще как.

– Так может, подобьем бабки?

Тикнер кивнул:

– Прежде всего, если лабораторный анализ ДНК, заказанный Эдгаром Портсманом, соответствует действительности, значит, ребенок жив.

– Во что трудно поверить.

– Согласен. Но зато многое объясняет. Кто больше всех заинтересован в том, чтобы похищенный ребенок был жив?

– Отец, – сказал Риган.

– А чье оружие таинственно исчезло с места убийства?

– Отца.

– Точно. – Тикнер сложил пистолетом средний и указательный пальцы и прицелился в Ригана.

– Так где же все это время находился ребенок?

– Его прятали.

– Ценное соображение, ничего не скажешь.

– Да нет, вы подумайте. Мы все это время глаз не спускали с Сайдмана, и он это знает. Так кому прежде всего с руки спрятать малышку?

– Приятельнице, о которой нам ничего не было известно. – Риган понял, к чему клонит Тикнер.

– Больше того, эта приятельница из бывших федералов. Эта приятельница знает методы нашей работы: как организовать получение выкупа, как спрятать ребенка. Надо найти знакомых Стейси, сестры Сайдмана, и заручиться их поддержкой.

Риган задумался.

– Ладно, – заговорил он, – положим, все так оно и есть. Эти двое совершают преступление. Получают два миллиона и ребенка. Но дальше-то что? Преступники полтора года прохлаждаются и вдруг решают, что неплохо бы еще денег получить?

– Им требовалось время, чтобы отвести от себя подозрения. Может, надо было расплатиться по закладной на поместье жены. Может, понадобилось два миллиона, чтобы сбежать отсюда. Откуда мне знать?

– Мы все время упускаем одну и ту же вещь. – Риган нахмурился.

– А именно?

– Если за всем этим стоит Сайдман, то как получилось, что он сам едва на тот свет не отправился? Это ведь не подстава – мол, подстрели меня так, чтобы все выглядело правдоподобно. Он вырубился полностью. Санитары, оказавшиеся на месте первыми, вообще сочли его трупом. Да мы и сами, ничтоже сумняшеся, почти десять дней называли это происшествие двойным убийством.

– Да, это вопрос, – кивнул Тикнер.

– А куда он сейчас направляется? Я имею в виду, что ему понадобилось на мосту Джорджа Вашингтона? Думаете, он решил, что пора удрать с двумя миллионами в кармане?

– Не исключено.

– По-вашему, когда люди пытаются скрыться, они расплачиваются на мосту талонами?

– Нет, но он может не знать, как легко его в таком случае выследить.

– Да бросьте вы, все это знают. Вы покупаете талон на почте. Там говорится, когда и где именно вы можете по нему проехать. Но даже если Сайдман такой тупица, чтобы не подумать об этом, то ваша Рейчел – или как ее там? – должна понимать, что к чему. Бывший агент все-таки.

– Рейчел Миллз. – Тикнер неторопливо кивнул. – Да, вы правы.

– Спасибо.

– Ну и что из всего этого следует?

– А то, что нам до сих пор не за что зацепиться. А потому и не понятно, что происходит.

Зазвонил мобильник.

– Вы где? – послышался голос О'Мэлли.

– В миле от моста Джорджа Вашингтона, – ответил Тикнер.

– Нажмите на газ.

– Зачем? Что за спешка?

– Нью-йоркская полиция только что засекла машину Сайдмана, – пояснил О'Мэлли. – Он запарковался у парка «Трайон-форт». Это в миле-полутора от моста.

– Знаю, – бросил Тикнер. – Через пять минут, даже меньше, будем там.

* * *

Хеши казалось, что все идет слишком уж гладко.

Он видел, как доктор Сайдман вышел из машины. Присмотрелся, никого не обнаружил и начал спускаться со старой крепостной башни.

37
{"b":"354","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Спасти лето
Уроки обольщения
На пике. Как поддерживать максимальную эффективность без выгорания
Роботер
Перекресток Старого профессора
Смерть под уровнем моря
Темная страсть
Корона из звезд
Удиви меня