ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обыграй дилера: Победная стратегия игры в блэкджек
Тайны Баден-Бадена
Последняя миля
Братство бизнеса. Как США и Великобритания сотрудничали с нацистами
Крокодилий сторож
Все наши ложные «сегодня»
Особенности кошачьей рыбалки
Мальчик, который переплыл океан в кресле
Смотрящая со стороны
A
A

– И ты сбежал с места убийства?

– А если бы нет?

– Полиция взяла бы тебя.

– Вот именно.

Ленни покачал головой и понизил голос:

– Они передумали. Они больше не считают, что все это твоих рук дело…

– Что ты хочешь сказать?

– Теперь они подозревают Рейчел.

Я заморгал, не зная, что и сказать.

– Она тебе объяснила свое посещение больницы?

– Пока нет. – Я немного помолчал. – Не понимаю, откуда взялась подобная мысль?

Ленни кратко посвятил меня в ход рассуждений полиции – ревность, ярость плюс версия, объясняющая, почему я забыл главное из того, что предшествовало выстрелам, а именно – кто покушался на меня. От потрясения я потерял дар речи.

– Бред, – выговорил я наконец.

Ленни промолчал.

– Этот малый во фланелевой рубахе только что пытался убить нас.

– И чем все это закончилось?

– Я же говорил тебе. Он был не один. Его застрелили.

– А ты кого-нибудь, кроме него, видел?

– Нет. Но Рейчел… – Только тут я понял, к чему он клонит. – Эй, Ленни, не может быть, чтобы ты всерьез так думал.

– Я просто хочу понять, что она делала в больнице.

– Отлично, давай спросим у Рейчел.

Выходя из кухни, я заметил на лестнице Черил. Она смотрела на меня, скрестив на груди руки. Такого выражения на ее лице раньше я никогда не видел. Это заставило меня остановиться. На ковре расплывались капли крови: наверное, Рейчел оставила. На стене висела большая, студийного типа, фотография всех детей, они старались держаться как можно более непринужденно. Они были сняты в одинаковых свитерах с высоким воротом на белом фоне. Дети, а все остальное – белое.

– Я все сделаю сам, – сказал Ленни жене. – Иди спать.

Мы поспешно прошли в кабинет. На телевизоре лежала кассета с последним фильмом Уолта Диснея. На полу лежала доска из-под игры в монополию. Партия не окончена. Кто-то – наверное, один из ребятишек – нацарапал на клочке бумаги: «Ничего не трогать», – и оставил на доске. Проходя мимо камина, я обратил внимание на то, что Ленни с Черил недавно повесили новые фотографии: дети стали старше. А прежние снимки, те, на которых мы изображены «на официальном балу», исчезли. Что это могло означать, я не понял. Возможно, ничего. А может, Ленни и Черил следуют собственному совету – живут дальше.

Рейчел сидела за столом Ленни, склонясь над клавиатурой компьютера. Слева на шее – засохшая кровь. Увидев нас, Рейчел быстро подняла голову и вновь вернулась к работе. Я осмотрел ее ухо. Задето сильно. Пуля прошла сквозь верхнюю часть и попутно снесла кожу на черепе. Еще дюйм – да какой там дюйм, четверть дюйма! – и поминай, как звали. Я наложил повязку. Рейчел не обратила на это ни малейшего внимания. Ну что ж, пока сойдет, потом сделаю поосновательнее.

– Оп-па! – Рейчел хлопнула в ладоши и включила принтер.

Он заурчал. Ленни кивнул мне. Я открыл рот.

– Рейчел?

Она посмотрела на меня.

– Потолковать бы, – сказал я.

– В другой раз, – бросила она. – А сейчас надо уходить отсюда. Я напала на верный след.

* * *

Ленни так и застыл на месте. В кабинет незаметно вошла Черил, по-прежнему держа руки скрещенными на груди.

– Что за след? – осведомился я.

– Я проверила звонки на мобильнике, – ответила Рейчел.

– А разве это возможно?

– Без проблем. – В голосе Рейчел слышалось нетерпение. – И входящие, и исходящие. Практически любой аппарат фиксирует их.

– Ясно.

– Проверка исходящих ничего не дала. Номера не отпечатались. Следовательно, этот малый или вообще никому не звонил, или звонил по заблокированным номерам.

– Дальше. – Я старался поспевать за ее мыслью.

– А вот входящие – иной коленкор. Собственно, на экране высветился только один номер. Как явствует из показаний электроники, звонок был сделан в полночь. Мне удалось выяснить откуда. Из частного дома. Он принадлежит некоему Верну Дейтону и находится в Хантерсвилле, штат Нью-Джерси.

Ни имя, ни название городка мне ничего не говорили.

– А где это?

– И это выяснила. Недалеко от границы с Пенсильванией. Я все там прозвонила в радиусе нескольких сотен ярдов. В доме никого нет. Стоит один-одинешенек на территории в несколько акров в самом сердце Нигдеграда.

Я почувствовал стеснение в груди и повернулся к Ленни:

– Мне нужна машина.

– Минуту, – остановил меня Ленни. – Для начала нам нужно получить ответы на несколько вопросов.

– Насчет фотографий? – вставая, спросила Рейчел.

– Прежде всего.

– Да, это я на них изображена. Да, я была там. Все остальное – не твое дело. Марку я должна кое-что объяснить, тебе – нет. Что еще?

Ленни, что случается не часто, не нашел ответа.

– И еще ты хочешь знать, не я ли убила своего мужа, так? – Рейчел перевела взгляд на Черил. – Ты тоже считаешь, что это я убила Джерри?

– Да не знаю уж, что и думать, – ответила Черил. – Знаю другое: мне хочется, чтобы вы оба убрались отсюда.

– Черил, – покачал головой Ленни.

Она метнула на него взгляд, способный убить разъяренного носорога.

– Они не должны были являться со своими делами в наш дом.

– Но ведь Марк – наш лучший друг. Он крестный нашего сына.

– Тем хуже. Получается, он подвергает опасности наш дом. Наших детей.

– Не надо преувеличивать, Черил.

– Она права, – вмешался я. – Нам надо уйти, и чем скорее, тем лучше. Дай ключи от машины.

Рейчел вытащила из принтера распечатку и пояснила:

– Указания.

Я кивнул и посмотрел на Ленни. Опустив голову, он раскачивался с носков на пятки. И вновь я вспомнил наше общее детство.

– Может, стоит позвонить Тикнеру и Ригану? – предложил он.

– И что же мы им скажем?

– Я мог бы попробовать объяснить. Если Тара действительно в этом месте… – Ленни оборвал себя на полуфразе и встряхнул головой, словно поняв, насколько смешно его предположение. – Короче, они хотя бы подготовятся для визита туда…

Я вплотную приблизился к нему:

– Они нашли жучок, который поставила Рейчел.

– О ком ты?

– О похитителях. Как – непонятно, но нашли. А теперь, Ленни, сложи два и два. В записке о выкупе говорится, что у похитителей в полиции есть осведомитель. Полтора года назад они узнали, что я все рассказал властям. Теперь – что за ними следит электроника.

– Это еще ничего не доказывает.

– А ты считаешь, у меня есть время для поиска доказательств?

Ленни помрачнел.

– Ты же прекрасно понимаешь, я так рисковать не могу.

– Понимаю.

Ленни полез в карман и передал мне ключ.

Глава 34

Едва получив сообщение о стрельбе в доме Сайдмана, Риган и Тикнер вскочили на ноги. Они уже были на пути к лифту, когда Тикнеру позвонили.

– Специальный агент Тикнер? – раздался официально-строгий женский голос.

– Он самый.

– Говорит специальный агент Клаудиа Фишер.

Это имя было Тикнеру знакомо. Он даже раз или два встречался с этой самой Клаудией.

– Да, слушаю вас.

– Вы где сейчас?

– В Пресвитерианской больнице Нью-Йорка, но сию минуту отправляюсь в Нью-Джерси.

– Ничего не выйдет. Вам следует немедленно явиться по адресу Федерал-плаза, дом один.

Тикнер посмотрел на часы – всего пять утра.

– Сейчас?

– По-моему, «немедленно» и означает «сейчас».

– А в чем дело, позвольте поинтересоваться?

– Вас хочет видеть заместитель директора Джозеф Писцилло.

Писцилло? Это не шутка. Писцилло – главный на всем Восточном побережье. Он – босс шефа начальника Тикнера.

– Но я выезжаю на место преступления.

– Это не просьба. Заместитель директора Писцилло ждет вас. Он рассчитывает, что вы будете у него не позднее, чем через полчаса.

Клаудиа Фишер отключилась. Тикнер положил мобильник в карман.

– Что там еще? – осведомился Риган.

– Мне надо идти. – Тикнер ускорил шаг.

– Куда?

– Босс вызывает.

– Прямо сейчас?

51
{"b":"354","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дори и чёрный барашек
Охотник на кроликов
#Сказки чужого дома
С милым и в хрущевке рай
Хронолиты
Подземный город Содома
Четвертая обезьяна
13 минут
Девятнадцать стражей (сборник)