ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не двигаться! – Он ощупал царапину и недоверчиво посмотрел на ладонь: кровь. – С ума сошел?

Я лежал на спине, тяжело дыша. По-моему, кости были целы. Только имеет ли это теперь значение? Он подошел ко мне и ударил по ребрам. Боль была такая, словно раскаленный нож воткнули. Я перекатился на живот. Он грубо схватил меня за руки и потащил куда-то. Я попытался подтянуть к животу ноги. Силен он был, как бык. Ступеньки, ведущие к трейлеру, помехой не оказались. Он просто подтянул меня наверх, толкнул дверь плечом и швырнул меня внутрь, как мешок с торфом.

С глухим стуком я опустился на пол. Верн Дейтон вошел и закрыл дверь. Я окинул взглядом помещение. Отчасти оно выглядело так, как можно было ожидать, отчасти – нет. В первой половине на стене висели ружья (старинные мушкеты, охотничьи винтовки), неизбежная голова оленя, обрамленное удостоверение члена Национальной ассоциации по охране природы, американский флаг из плотной ткани. Во второй половине оказалось то, чего ожидать было трудно: абсолютная чистота. В углу я заметил пустой детский манеж. Игрушки были сложены в фиберглассовые ящики и разложены по полочкам разного цвета. Ящики пронумерованы, на каждом своя наклейка.

Верн Дейтон посмотрел на меня. Слегка взъерошив волосы, забросил длинные локоны за уши. Лицо грубоватое. Деревенщина.

– Это ты ее так отделал? – спросил он.

Сначала я даже не понял, о ком идет речь, потом сообразил: он разглядел рану Рейчел.

– Нет.

– Значит, оттягиваешься? Женщин колотишь?

– Что ты с ней сделал?

Верн Дейтон взял револьвер, загнал патрон в патронник, крутанул барабан и направил ствол мне в колено:

– Кто тебя послал сюда?..

– Никто.

– Ну что, пульнуть в тебя?

С меня было достаточно. Я перекатился на спину, каждую секунду ожидая выстрела. Но его не последовало. Дейтон просто следил за моими передвижениями, держа, однако, все время на мушке. Я сел и угрюмо посмотрел на него. Кажется, мой взгляд смутил Дейтона. Он отступил на шаг назад.

– Где моя дочь? – спросил я.

– Что-что? – Он склонил голову набок. – Шутишь?

Я посмотрел ему прямо в глаза и понял: это не спектакль. Он действительно не понимает, о чем я.

– Вы явились сюда с оружием, – заговорил Дейтон, наливаясь кровью. – Убить меня собрались? И жену? И детей? – Он помахал дулом прямо у меня перед носом. – Не вижу, что может мне помешать прикончить вас обоих и закопать в лесу.

Дети. Он сказал: дети. Что-то во всем нашем предприятии вдруг показалось мне диким. Я решил попытать счастья.

– Послушайте, – заговорил я, – меня зовут Марк Сайдман. Восемнадцать месяцев назад была убита моя жена и похищена дочь.

– Чего ты там бормочешь?

– Подождите, дайте объяснить.

– Секунду. – Верн прищурился и потер подбородок. – Теперь я припоминаю. По телевизору видел. В тебя тоже стреляли, не так ли?

– Да.

– Но почему вы решили украсть у меня оружие?

– Да никто на него не покушается. – Я прикрыл глаза, пытаясь найти нужные слова. – Я здесь… Я ищу здесь свою дочь.

Он начал что-то понимать.

– Так вы думаете, я замешан в этом деле? – У него даже челюсть отвисла от изумления.

– Теперь уж не знаю.

– Знаешь что, растолкуй-ка мне лучше, что к чему.

Именно этим я и занялся. Рассказал все. Теперь эта история мне самому казалась полным бредом, но Верн ни разу не перебил меня. Он слушал с полным вниманием. Под конец я сказал:

– Похоже, все упирается в этого типа… Или, по крайней мере, он как-то замешан в деле… Как, не представляю. Нам в руки попал его мобильник. Входящий звонок на нем зарегистрирован только один. Отсюда.

Верн задумался:

– И как же его зовут?

– Не знаю.

– Да, но я звоню много кому, Марк.

– Нам известно, что этот звонок был сделан вчера вечером.

Верн энергично потряс головой:

– А вот это невозможно.

– Почему?

– Вчера вечером меня не было дома. Я отвозил заказ и вернулся всего за полчаса до вас. Заметил вас только благодаря Манчу – так мою собачку зовут. Он зарычал. Если бы просто залаял – не важно. А когда рычит эдак низко, значит, пришел чужой.

– Погодите, погодите. А никого другого дома не было?

Он пожал плечами:

– Почему, были. Жена и ребятишки – одному шесть, другому три. Не думаю, чтобы они могли звонить. Да и Кэт тоже – так поздно она никому не звонит.

– Кэт?

– Ну да, моя жена. Ее Кэт зовут. Сокращенно от Катарины. Она из Сербии.

– Как насчет кружечки пива, Марк?

– Да неплохо бы, Верн, – услышал я с удивлением собственный голос.

Верн Дейтон развязал меня. Я потер запястья. Рядом сидела Рейчел. Ничего он ей не сделал, просто хотел держать нас порознь – отчасти потому, что думал, будто это я избил ее, заставляя работать на пару. У Верна была ценная коллекция оружия (многие экспонаты в рабочем состоянии), и кое-кто проявлял к ней нездоровый интерес. Верн решил, что и мы того же поля ягода.

– «Будвайзер»?

– Отлично.

– А вы, Рейчел?

– Спасибо, не надо.

– Тогда, может, что-нибудь послабее? Скажем, воды со льдом?

– Вот это в самый раз, благодарю.

– Не за что, – улыбнулся Верн. Улыбка его не особенно красила.

Я снова потер запястья. Заметив это, он осклабился:

– Такими шнурками мы пользовались во время войны в Заливе. Должен сказать, на иракцев они действовали безотказно.

Верн вышел на кухню. Я посмотрел на Рейчел. Она пожала плечами. Верн возвратился с двумя бутылками «Будвайзера» и стаканом воды, чокнулся с нами и сел.

– У меня двое ребятишек. Мальчики. Верн-младший и Перри. Если бы с ними что-нибудь случилось… – Он негромко присвистнул и покачал головой. – Не думаю, что вам удалось бы унести отсюда ноги.

– Я надеюсь найти свою дочь, – сказал я.

– Да это-то понятно. Только вот стоит ли морочить себе голову? Понимаете, о чем я? – Он перевел взгляд на Рейчел. – Вы уверены, что звонок был отсюда?

Рейчел извлекла мобильник, поколдовала над ним и показала Верну осветившийся экран. Верн вытащил зубами сигарету из пачки «Винстона» и покачал головой:

– Я в этих штуках не разбираюсь.

– Может, ваша жена поможет?

Верн неторопливо кивнул.

– Она оставила записку, мол, за продуктами в магазин ушла. Кэт обычно с раннего утра закупками занимается. Есть тут у нас лавка, она круглосуточно работает. – Он запнулся. Мне кажется, Верну хотелось нам помочь, но в то же время его смущала сама мысль, будто его жена может в полночь звонить незнакомому мужчине. Верн поднял голову. – Слушайте, Рейчел, может, вас перевязать по новой?

– Нет, спасибо, все в порядке.

– Точно?

– Право, не беспокойтесь. – Обхватив стакан с водой обеими ладонями, она поднесла его ко рту. – Извините, Верн, а как вы познакомились с Катариной?

– По Интернету. Знаете, есть там программа, по которой ищут невест за границей. Называется «Вишневый сад». Раньше такие знакомства заводились по почте. Сейчас уже, кажется, нет. Заходишь на нужный сайт. Рассматриваешь фотографии женщин – из Восточной Европы, России, Филиппин, да откуда угодно. Затем – размеры, краткая биография, пристрастия и антипатии, все в этом роде. Если тебе кто-то приглянулся, получаешь за деньги адрес. Бывают и пакетные услуги – если тебя больше чем одна заинтересовала.

Мы с Рейчел обменялись быстрым взглядом.

– И давно это было?

– Семь лет назад. Мы начали переписываться по электронной почте. Кэт тогда жила на какой-то ферме в Сербии. У ее родителей не было ни гроша за душой. Она, бывало, четыре мили топала до ближайшего компьютера. Позвонить захочешь – так нет, у них там даже телефона не было. Так что она сама должна была искать, откуда бы позвонить мне. И вот однажды Кэт заявила, что приезжает. Чтобы увидеться. – Верн поднял обе руки, предупреждая возможные вопросы. – Знаете, обычно в таких случаях девушки просят деньги на билеты. Так что я был готов к этому. Но Кэт приехала на свои. Я отправился в Нью-Йорк. Мы встретились. И через три недели поженились. Через год появился Верн-младший. Еще через три – Перри…

55
{"b":"354","o":1}