A
A
1
2
3
...
60
61
62
...
74

– Но ведь усыновление предполагает целую процедуру. Такая бюрократия – мало не покажется. Я знаю случаи, когда сюда хотели взять детей из-за границы – детей-калек. Ты и представить не можешь, сколько бумаг надо было заполнить. Уму непостижимо.

– На это мне ответить нечего.

Ванеш свернула на дорогу, ведущую в Риджвуд. Я отстал на двадцать-тридцать футов. У «лексуса» замигал правый подфарник, и машина остановилась у придорожного ресторанчика. Ванеш вышла и направилась к нему. Я тоже притормозил и скосил взгляд на Рейчел. Она закусила губу.

– Может, просто в туалет понадобилось? – предположил я.

– После осмотра Татьяны она заходила в ванную. Там и дела свои могла сделать, верно?

– Тогда проголодалась?

– Неужели она кажется тебе дистрофиком, Марк?

– Ладно, наши действия?

Рейчел взялась за ручку дверцы:

– Подвези-ка меня поближе.

* * *

Дениз Ванеш практически не сомневалась, что Татьяна морочит ей голову.

Кровотечение у нее было якобы. Но Дениз проверила простыни. Их не меняли, а никаких пятен крови нет. Кафель на полу тоже чистый. И туалет. И вообще следов крови нигде не видно.

Само по себе, правда, это еще мало что доказывает. Девушка вполне могла прибраться. Но есть ведь и иные приметы. Гинекологический осмотр не показал никаких отклонений от нормы. Буквально никаких. Ни малейших. На вагинальном волосяном покрове также не обнаружилось следов крови. Закончив осмотр, Дениз проверила душ. Чисто. А ведь девушка звонила менее часа назад. И жаловалась на обильное кровотечение.

Не сходится.

Ну и наконец, в самом поведении что-то странное. В таких случаях девушки всегда боятся. Это естественно. Дениз вывезли из Югославии, когда ей было девять лет, в пору относительно мирного периода правления Тито, и все равно она знала, какой это был ад. Татьяне же Соединенные Штаты вообще должны были показаться раем. А она боится, и страх какой-то особенный. Обычно девушки видят в Дениз либо мать, либо спасительницу, смотрят на нее наполовину с содроганием, наполовину с надеждой. А Татьяна отводит глаза. Слишком суетится. И еще. Ее привез Павел. Обычно он внимательно следит за своими подопечными. Но на сей раз его не было. Дениз уже собралась спросить, где он, но в последний момент передумала. Если все в порядке, Татьяна сама непременно упомянет его.

Не упомянула.

Да, что-то явно не так.

Дениз не хотелось выказывать своих подозрений. Она закончила осмотр и поспешно удалилась. Нацепив черные очки, она внимательно огляделась – не следит ли кто за ней. Вроде никого не видно. Пошарила глазами в поисках полицейской машины без опознавательных знаков. Тоже нет. Разумеется, она в таких делах не специалист. Работала Дениз со Стивом Бакаром уже почти десять лет, и все шло без сучка без задоринки. Именно поэтому раньше она никогда не принимала особых мер предосторожности.

Едва сев в машину, Дениз взялась за мобильник. Надо позвонить Бакару. Впрочем, нет. Если за ними следят, то наверняка звонок засекут и выследят их. Может, стоит позвонить из автомата на ближайшей заправке? Но не исключено, что противник и такую возможность предусмотрел. Увидев знак места отдыха, Дениз подумала, что скоро найдет не один, а целую кучу автоматов. Тогда и позвонит. Если сразу уехать, никто ее не заметит или, по крайней мере, не узнает, из какого именно автомата она звонила.

Но может, и это небезопасно?

Дениз принялась лихорадочно прикидывать возможности. Допустим, ее и впрямь преследуют. В таком случае к Бакару являться нельзя. Лучше не торопиться и позвонить ему из дома. Но ведь ее телефон может прослушиваться. В общем, звонок из автомата, особенно оттуда, где кабин много, представлялся наименее рискованным.

Дениз тщательно обмотала трубку носовым платком, стараясь при этом не стереть других отпечатков, а их должно быть множество. Зачем облегчать противнику жизнь?

– Да? – поднял трубку Стив Бакар.

Услышав его явно напряженный голос, Дениз совсем духом упала:

– Где Павел?

– Дениз, ты?

– Я, кто же еще?

– А в чем дело?

– Я только что была у девушки. Что-то не так.

– О Боже! – простонал он. – Что еще?

– Она позвонила по аварийному номеру и пожаловалась на кровотечение. Но по-моему, солгала.

Наступило молчание.

– Стив, ты меня слышишь?

– Отправляйся домой. Никому ни слова.

– Ладно. – Краем глаза Дениз заметила подъехавший «камаро» и нахмурилась. Вроде эту машину она уже видела.

– Какие-нибудь бумаги у тебя дома есть? – спросил Бакар.

– Разумеется, нет.

– Точно?

– Сто процентов.

– Что ж, прекрасно.

Из «камаро» вылезала женщина. Даже издали было видно, что у нее перевязано ухо.

– Отправляйся домой, – повторил Бакар.

Не успела незнакомка ступить на асфальт, как Дениз повесила трубку и скользнула в туалет.

* * *

Еще ребенком Стив Бакар любил телепередачу «Бэтмен-4». Каждый сюжет начинался более или менее одинаково. Совершается некое преступление. О нем сразу становится известно комиссару Гордону и начальнику полиции О'Хара. Недотепы-законники, естественно, мрачнеют, быстро обсуждают ситуацию и приходят к выводу, что выход всего один. Комиссар Гордон поднимает особую трубку, звонит Бэтмену. Тот, не раздумывая, берется за дело и, поворачиваясь к Робину, говорит: «Вперед!»

Ощущая неприятное бурчание в животе, Бакар в нерешительности уставился на телефон: звонить? не звонить? Но, в конце концов, главное ведь – выбраться из передряги. Политес и оправдания хороши в мирные времена. А когда начинается война, когда на карту поставлена жизнь, все просто: МЫ или ОНИ. Бакар поднял трубку и набрал нужный номер.

– Привет, Стиви, – проворковала Лидия.

– Мне снова нужна помощь.

– Очень нужна?

– Очень.

– Едем.

Глава 38

– Я нашла ее в туалете, – доложила Рейчел. – По-моему, она уже успела позвонить куда-то.

– Почему ты так решила?

– Мне пришлось стоять в очереди. Между нами оказалось всего три человека. Значит, что-то ее задержало. Иначе она была бы далеко впереди.

– А куда она звонила, можно выяснить?

– В обозримом будущем – нет. Все телефонные кабины заняты. И даже будь у меня прежние, фэбээровские, возможности, на определение номера потребовалось бы время.

– Словом, надо продолжать преследование.

– Да. – Рейчел повернулась назад. – У вас атлас автомобильных дорог имеется?

– И не один, – улыбнулась Катарина. – Верн любит карты. Какие вам дороги нужны: мира, страны, штата?

– Штата, конечно.

Катарина покопалась в кармане сиденья у меня за спиной и протянула нужный атлас Рейчел. Та принялась ручкой размечать его.

– Что это ты делаешь? – полюбопытствовал я.

– Да и сама толком не знаю.

Зазвонил мобильник.

– Ну как вы там, ребята?

– Все нормально, Верн, спасибо.

– Я уговорил сестру присмотреть за детьми. Сам еду по делам, в восточном направлении. А вы где?

Я сообщил, что мы приближаемся к Риджвуду. Городок этот Верн знал.

– В самом деле? Значит, я всего в двадцати минутах езды от вас. Встретимся в кафе на Уилси-сквер.

– Вообще-то мы собирались навестить эту акушерку.

– Ничего, подожду.

– Договорились.

– Слушайте, Марк, – сказал Верн, – поймите меня правильно, не хочу драматизировать, но если дело дойдет до стрельбы…

– Я сразу же дам вам знать.

«Лексус» свернул на Линвуд-авеню. Мы немного приотстали. Рейчел, низко склонив голову, продолжала делать какие-то отметки в атласе, периодически отвлекаясь на определитель. Показались первые дома предместья. Дениз Ванеш свернула на Уолзерли-роуд.

– Домой едет, точно, – заявила Рейчел. – Ну и пусть ее. А нам надо все это обмозговать.

– Как это – «обмозговать»? – не понял я. – Нельзя ее отпускать.

– Брать рано. Я не закончила.

– Не закончила – чего?

61
{"b":"354","o":1}