ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Экспедитор
Темный паладин. Рестарт
Тобол. Мало избранных
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
Мысли парадоксально. Как дурацкие идеи меняют жизнь
Сценарист
Склероз, рассеянный по жизни
Взлет и падение ДОДО
История пчел
A
A

Зазвонил мобильник. Взглянув на экран, Рейчел увидела, что это Марк. Только она собралась ответить, как в комнате, словно из ниоткуда, возник какой-то мужчина. Почуяв неладное, Дениз обернулась и отскочила в сторону. У Рейчел перехватило дыхание.

Это был мужчина, который душил ее в парке.

Пистолет, направленный на Рейчел, в гигантской руке казался детской игрушкой.

– Телефон, – бросил мужчина.

Рейчел отдала мобильник, стараясь не коснуться страшных пальцев. Мужчина прижал дуло пистолета к ее лбу.

– Оружие.

Рейчел повиновалась. Телефон снова зазвонил.

Мужчина нажал на кнопку ответа:

– Доктор Сайдман?

– Кто это? – Даже Рейчел услышала голос Марка.

– Мы находимся в доме Дениз Ванеш. Немедленно приезжайте. Один. Без оружия. Тогда я все расскажу о вашей дочери.

– Где Рейчел?

– Здесь. В вашем распоряжении тридцать минут. И учтите. Вы всегда пытаетесь ловчить в таких ситуациях. Не советую. Ваша приятельница мисс Миллз умрет первой. Ясно?

– Ясно.

Мужчина отключился и посмотрел на Рейчел. Зрачки у него были карие, с золотистым оттенком. Взгляд кроткий – как у косули. Великан повернулся к Дениз Ванеш. Она вздрогнула. Мужчина медленно улыбнулся.

Намерения его были очевидны.

– Нет! – отчаянно вскрикнула Рейчел при виде, как пистолет поднимается на уровень сердца Дениз. Прозвучали три выстрела. Пули попали в одно и то же место. Тело Дениз обмякло и сползло с кушетки на пол. Рейчел вскочила. Мужчина перевел пистолет на нее:

– Сидеть!

Она покорилась. Дениз Ванеш была мертва. Вне всякого сомнения. Глаза широко открыты. На пол стекает кровь, особенно красная на фоне окружающей белизны пространства.

Глава 41

Ну и что прикажете теперь делать?

Я звонил Рейчел, чтобы сказать об убийстве Стивена Бакара. И выяснил, что ее держат в заложницах. Так что же – повторяю – следует предпринять? Я пытался все спокойно обдумать, разложить по полочкам, но для этого явно не хватало времени. Человек, с которым я говорил по телефону, прав: я действительно «ловчил». Полтора года назад, когда обратился за помощью к полиции и ФБР. И теперь, когда подключил к поиску дочери бывшего агента федеральной службы. «Ловчить» меня подталкивала надежда. Конечно, оба раза я рисковал. Но сейчас мне казалось, что все было бесполезно. Похитители никогда не собирались возвращать мне ребенка. Ни полтора года назад. Ни вчера вечером.

Ни в настоящий момент.

Быть может, я упорно искал ответ, который и без того был мне известен. Верн сразу это понял и сказал: «Если не морочить себе голову…» Кажется, этим я и занимался. Ведь даже сейчас, когда мы разворошили осиное гнездо, я по-прежнему тешил себя надеждой. А вдруг Тара жива? Вдруг она сделалась жертвой мошенников, торгующих детьми? Ужасно? Да. Но альтернатива, откровенная альтернатива, заключалась в том, что Тара мертва. Признать подобное я был не в состоянии.

Я уж и сам не знал, чему верить, на что надеяться.

Я взглянул на часы. Прошло двадцать минут. Прикинув, что надо сделать в первую очередь, я набрал прямой номер Ленни на работе.

– В Ист-Рутерфорде убит некто Стивен Бакар, – сказал я.

– Бакар? Это какой Бакар – адвокат?

– Ты его знаешь?

– Несколько лет назад мы пересеклись на одном деле, – пояснил Ленни. – О черт!

– Что такое?

– Помнится, ты интересовался, не связана ли каким-нибудь образом Стейси с делами об усыновлении. Тогда я не углядел никакой связи. А сейчас, когда ты назвал имя… Словом, три, нет, четыре года назад Стейси спрашивала меня о Бакаре.

– В какой связи?

– Да уж и не помню толком. Что-то насчет того, как стать матерью.

– Как это?

– Говорю же, не помню. Да и тогда особого внимания не обратил. Просто велел ей ничего не подписывать, не показав предварительно мне. – Ленни помолчал. – А откуда тебе известно, что он убит?

– Сам только что видел труп.

– Так, больше ни слова. Вполне вероятно, линия прослушивается.

– Ты мне нужен. Свяжись с полицией. Пусть пошуруют у Бакара в кабинете. Он организовал целую сеть подпольной торговли детьми. Не исключено, что и Тара попала в его силки.

– Каким образом?

– Нет времени объяснять.

– Хорошо, позвоню Тикнеру и Ригану. Между прочим, Риган ищет тебя день и ночь.

– Догадываюсь.

Не дожидаясь очередного вопроса, я отключился. Честно говоря, не знаю, на что рассчитывал, привлекая к поискам полицию. Всерьез я не верил, будто в адвокатском кабинете можно отыскать следы, ведущие к Таре. Но вдруг? Чем черт не шутит! И если сейчас все пойдет наперекосяк (а опасность этого очевидна и весьма велика), мне хотелось, чтобы кто-нибудь завершил то, что я не успел.

Вот и Риджвуд. Я ни секунды не сомневался, что по телефону мне сказали правду. Эти люди не торгуют информацией. Они здесь, чтобы подчистить следы. Мы с Рейчел знаем слишком много. И я им нужен только для того, чтобы покончить разом с нами.

Так как же быть?

Времени почти не осталось. Если задержаться, если забыть, что времени мне дано всего тридцать минут, этот тип может разозлиться. Плохо. Я снова подумал о полиции, но вспомнил слова о моей склонности к «ловкачеству» и еще о том, что не исключена возможность утечки. У меня есть пистолет. Я умею им пользоваться. Я прилично стреляю. Но в тире. А убить человека – дело, надо полагать, совсем другое. А может, и нет. У меня больше не осталось никаких сомнений в том, что таких типов надо истреблять. Да и раньше – были ли?

В квартале от дома Дениз Ванеш я остановился, нащупал в кармане пистолет и зашагал вниз по улице.

* * *

Он звал ее Лидией. Она звала его Хеши.

Она появилась пять минут назад – небольшого роста миловидная женщина с кукольными глазками, расширенными от возбуждения. Она стояла, склонившись над трупом Дениз Ванеш и глядя, как на пол стекает струйка крови. Рейчел сидела неподвижно. Руки были связаны за спиной. Лидия повернулась к ней.

– Ты сегодня виделась с девушкой по имени Татьяна?

Рейчел промолчала. Хеши опустил шторы на окнах.

– Она мертва. Мне кажется, тебе это интересно. – Лидия села рядом с Рейчел. – Помнишь телевизионный фильм «Семья смеется»?

«Это еще к чему? Да она явно сумасшедшая», – подумала Рейчел и неопределенно кивнула:

– Да.

– Ну и как он тебе?

– По-моему, полный бред.

Лидия откинула голову и расхохоталась:

– Я играла Трикси.

– И, наверное, страшно этим гордитесь, – заметила Рейчел.

– О да! Еще как горжусь! – Лидия склонила голову набок и придвинулась к Рейчел. – Ты не догадываешься, что скоро умрешь?

Рейчел и глазом не моргнула.

– В таком случае, может, вы скажете, что сделали с Тарой Сайдман?

– Действительно, пора. – Лидия встала. – Итак, я была актрисой. Работала на телевидении. А в телесериалах наступает момент, когда раскрываются карты, чтобы зрителям стало все понятно, а герой получил свою награду. У нас сейчас настал как раз такой момент. Извини, дорогая. – Лидия повернулась к Хеши: – Заткни ей рот кляпом, Медвежонок.

Хеши заклеил Рейчел рот скотчем и вернулся к окну. Лидия склонилась к самому уху Рейчел, так что дыхание ощущалось.

– Послушай-ка меня, – зашептала она, – это наверняка покажется тебе забавным. – Лидия наклонилась ниже. – У меня нет ни малейшего представления о том, что случилось с Тарой Сайдман.

* * *

Итак, я не собирался подъезжать к самому дому и стучать в дверь.

Будем говорить без обиняков. Нас хотят убить. Единственный мой шанс состоит в том, чтобы захватить противника врасплох. Расположения комнат в доме я не знал, но рассчитывал проникнуть внутрь через боковое окно. Я был вооружен. Я был уверен, что стрелять буду без колебаний. Жаль, конечно, что нет лучшего плана, но сомневаюсь, что, даже будь у меня время, придумал бы что-нибудь путное.

Зия как-то говорила о моем эго хирурга. Признаюсь, тогда меня это напугало. А сейчас я не сомневался, что с делом справлюсь. Я не дурак. Знаю, что надо соблюдать осторожность. А если ничего не выйдет, если мне не удастся подкрасться к ним незаметно, предложу сделку – Марк Сайдман в обмен на Рейчел Миллз. Я не дам себе увлечься разговорами о Таре. Да, я хочу верить, что она жива. Да, я хочу верить, что им известно, где она. Но жизнью Рейчел в погоне за миражом я больше рисковать не намерен. Своей – пожалуйста. Но не ее.

66
{"b":"354","o":1}