ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она озабоченно повертела конверт в руках. Как он попал сюда? Заглянула в кабинет Ленни. Вид у босса был угрюмый. Ясно, имя его лучшего друга – доктора Марка Сайдмана вновь замелькало на первых полосах газет. Обычно в это время Элинор босса не тревожила. Но обратный адрес на конверте… «В общем, – решила она, – пусть лучше сам посмотрит».

* * *

По-моему, Дина Левински не удивилась, увидев меня.

Не говоря ни слова, она знаком предложила мне войти. На стенах висели ее картины, некоторые покосились. От обилия картин у меня закружилась голова, в квартире словно витал дух Сальвадора Дали. Мы устроились на кухне. Дина предложила заварить чай. Я отказался. Она положила руки на стол. Ногти обгрызены. Волосы приглажены. Глаза опущены. Дина стала похожа на ту заурядную девчонку, с которой я некогда учился в начальной школе.

– Нашел фотографии? – спросила она.

– Да.

– Не надо было мне говорить про них.

– Так зачем же сказала?

– Я солгала тебе.

Я кивнул.

– Я не замужем. От секса я не получаю никакого удовольствия. У меня вообще проблемы во взаимоотношениях с людьми. – Она пожала плечами. – У меня даже проблемы с тем, чтобы говорить правду.

Дина вымученно улыбнулась мне. Я ответил ей тем же.

– Врачи рекомендуют нам бороться с собственными страхами. Единственный способ сделать это – взглянуть в лицо правде, как бы ни была она горька. Но видишь ли, я не знаю, в чем эта правда состоит. Вот почему я и направила тебя туда.

– Ты ведь уже не в первый раз приходила к нам в дом?

Она кивнула.

– Там и познакомилась с Моникой?

– Да.

– И вы подружились?

– У нас было кое-что общее.

– Да? И что же именно?

Дина посмотрела на меня, и я уловил страдание в ее глазах.

– С вами обеими дурно обращались? – спросил я.

Дина кивнула.

– Эдгар приставал к ней?

– Нет, нет, не Эдгар. И вообще к ней в этом смысле никто не приставал. Все дело в ее матери. Мать ее тиранила и физически, и духовно. Эта женщина была серьезно больна. Наверное, это для тебя не новость.

– Пожалуй.

– Монике нужна была поддержка.

– И ты свела ее с психиатром?

– Пыталась. То есть я устроила ей свидание с доктором Радио. Но ничего не получилось.

– Почему?

– Моника не из тех, кто верит в лечение. Она считала, что сама справится со своими бедами.

Я кивнул. Это мне было известно.

– В тот раз, – сказал я, – ты спросила меня, любил ли я Монику.

– Да.

– И что же заставило тебя задать этот вопрос?

– Моника думала, что ты ее не любишь. – Дина принялась кусать ногти. Впрочем, кажется, от ногтей ничего уже не осталось. – И естественно, считала себя не достойной любви. В этом мы похожи. Но есть и различие.

– Что за различие?

– Моника чувствовала, что есть в этом мире одно существо, которое будет любить ее всегда.

Ответ я знал заранее:

– Тара.

– Конечно. Она подловила тебя, Марк. Впрочем, ты, наверное, и сам это знаешь. Это не было случайностью. Она хотела забеременеть.

Печально, но я не удивился. Я вновь попытался, как подобает хирургу, все разложить по полочкам.

– Итак, Моника считала, что я ее разлюбил. Боялась, что буду настаивать на разводе. Это ее угнетало. Она плакала по ночам. – Я умолк. Собственно, и обращался я не столько к Дине, сколько к самому себе. Развивать эту мысль мне не хотелось, но останавливаться было поздно. – Здоровье у нее слабое. Она постоянно нервничает. И тут звонок Рейчел.

– Твоей бывшей приятельницы.

– Да.

– Кроме того, Моника знала, что ты хранишь ее фотографию.

Я закрыл глаза. В ушах зазвучала музыка, которую я слышал в машине Моники. Музыка наших студенческих лет. Музыка, которую я когда-то слушал вместе с Рейчел.

– И тогда, – сказал я, вновь глядя на Дину, – Моника наняла частного детектива, чтобы выяснить, продолжается ли наш роман. А он сделал эти снимки.

Дина кивнула.

– У нее появилось доказательство, что я собираюсь оставить ее ради другой женщины. Предлог – психическое нездоровье. Я заявлю, что она не способна выполнять материнские обязанности. Я известный и уважаемый врач, а у Рейчел связи в прокуратуре. Все кончится тем, что Тару, единственное существо, которое Монике дороже всего на свете, возьмут под опеку.

Дина поднялась из-за стола, сполоснула стакан и наполнила его водой. Я задумался над тем, что же случилось в то утро. Почему я не услышал звона разбитого стекла? Почему не услышал чужих шагов?

Все очень просто. Потому что чужих в доме не было.

– И что же потом? – Глаза у меня наполнились слезами.

– Ты сам знаешь, Марк.

Я сощурил глаза.

– Я не думала, что она способна на это, – сказала Дина. – Считала, что просто пугает. Моника ведь была так подавлена. Когда она спросила меня, не знаю ли я, как раздобыть оружие, я думала, она хочет покончить с собой. Мне и в голову не могло прийти, что…

– …она хочет покончить со мной.

Внезапно стало трудно дышать. Навалилась страшная усталость. Даже заплакать не было сил. И все же кое-что осталось неясным.

– Ты сказала, что Моника просила тебя достать пистолет.

Дина кивнула.

– Ну и…

Она покачала головой:

– Нет. Да и откуда бы? Моника сказала, что оружие есть дома, у тебя в столе, но она не хочет оставлять следы. И тогда Моника обратилась к человеку, чьи сомнительные связи могли оказаться полезными.

– К Стейси. – Все встало на место.

– Да.

– И Стейси достала ей пистолет?

– Не думаю.

– Отчего же?

– В то утро Стейси приходила ко мне. Видишь ли, мы с Моникой решили навестить ее вместе. Так Стейси стало известно мое имя – от Моники. Она пришла узнать, зачем Монике оружие. Я не сказала, потому что до конца не была уверена. Стейси тут же ушла. Я не знала, что и делать. Собралась было позвонить доктору Радио, но на тот день у меня и так была назначена с ним встреча, и я решила, что дело ждет.

– Дальше.

– А дальше – не знаю. Правда, Марк, не знаю. Но уверена, что стреляла в тебя Моника.

– С чего бы это?

– Я испугалась и позвонила тебе домой. Ответила Моника. Она плакала. Сказала, что ты мертв. И сразу бросила трубку. Я перезвонила. Но никто не ответил. А потом был сюжет в теленовостях. Когда сказали, что пропала твоя дочь… я ничего не поняла. Решила, что скоро найдется. Но все обернулось иначе. И о том, что на этих фотографиях, я ничего не знала. Надеялась только, что они прольют свет на случившееся. Даже не с вами, не с тобой и Моникой. С вашей дочерью.

– А почему так долго ждала?

Дина на мгновение закрыла глаза, и мне показалось, что она молится.

– Видишь, какое дело, я серьезно заболела. Попала в больницу с нервным срывом. И все напрочь забыла. Или, может, хотела забыть, тоже не исключено.

У меня в кармане зазвонил мобильник. Это был Ленни. Я откликнулся.

– Ты где? – спросил он, тяжело дыша.

– У Дины Левински.

– Поезжай в ньюаркский аэропорт. Терминал С. Немедленно.

– А в чем дело?

– Мне кажется… – Ленни откашлялся, – мне кажется, я знаю, где Тара.

Глава 43

Я добрался до терминала С. Ленни поджидал меня у стойки регистрации в зале вылетов. Было шесть утра. В аэропорту толпились уставшие от ожидания пассажиры. Ленни протянул мне клочок бумаги, найденный им у себя в кабинете. Я прочитал кривые строчки:

ЭЙБ И ЛОРЕН ТАНСМОР

МАРШ-ЛЕЙН, 26

ХЕНЛИ-ХИЛЛЗ, МИССУРИ

Вот и все. Просто имя и адрес. Больше ничего.

– Я уже посмотрел, где это, – сказал Ленни. – Местечко рядом с Сент-Луисом.

Я продолжал изучать клочок бумаги.

– Марк, ты слышишь меня?

Я посмотрел на Ленни.

– Полтора года назад Тансморы взяли на воспитание девочку. Тогда ей было шесть месяцев от роду.

Позади Ленни раздался голос служащей:

– Следующий, пожалуйста.

69
{"b":"354","o":1}