ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И ты украл Тару.

Ленни молча кивнул.

– Пошел с ней к Бакару.

– Бакар – мой давний клиент. Кое-что из его делишек мне было известно, хотя и не в полном объеме. Я был уверен, что лишнего болтать он не станет. Я сказал, что мне нужна безупречная семья. Деньги не в счет, положение не в счет. Пусть это будут просто хорошие люди.

– Так Тара оказалась у Тансморов.

– Да. Ты должен меня понять. Я считал, что ты мертв. Да и все остальные так думали. Потом, когда выяснилось, что рана не смертельна, возникло подозрение, что тебе навсегда суждено остаться овощем. Ну а когда и оно, к счастью, не подтвердилось, когда ты поправился, было уже поздно признаваться. Я мог угодить в тюрьму. Представляешь, что это значило бы для моей семьи?

– Совершенно не представляю.

– Ты несправедлив, Марк.

– А как я могу быть справедливым в таком положении?

– Слушай, я ведь ни на что не напрашивался. – Теперь Ленни почти кричал. – Просто оказался в большой беде. Я сделал то, что считал нужным, для твоей дочери. Неужели лучше пожертвовать своей семьей?

– Правильно, лучше пожертвовать моей.

– Хочешь правду? Да, конечно, лучше. Я на все пойду, лишь бы защитить своих детей. На все. А ты?

На сей раз я промолчал. Мне нечего было возразить Ленни. Я, не задумываясь, отдал бы свою жизнь за жизнь дочери. И если уж быть честным до конца, то и вашу – не приведи Бог, конечно.

– А ты, что бы ты сделал на моем месте? – спросил Ленни.

И об этом мне думать не хотелось.

– Ты кое о чем забыл, – сказал я вместо ответа.

Ленни закрыл глаза и промычал что-то невразумительное.

– Как насчет Стейси?

– Никто ей не хотел ничего дурного. Ты обо всем правильно догадался. Она продала Монике револьвер, а когда поняла, зачем он ей понадобился, попыталась вмешаться.

– Но было слишком поздно.

– Да.

– Тебя она видела?

Ленни кивнул.

– Видишь ли, я все ей выложил. И она честно хотела быть полезной. Хотела поступить правильно. Но, в конце концов, наркотики оказались сильнее ее.

– Она тебя шантажировала?

– Требовала денег. Я дал. Но суть не в деньгах, а в ней самой. Словом, я все рассказал Бакару. Ты должен меня понять. Тогда я еще считал, что у тебя нет шансов выжить. А когда ты все же выкарабкался, понял: так просто ты это дело не оставишь, ведь пропала твоя дочь. Я поговорил с Бакаром. Он выдвинул идею похищения. На этом, мол, можно заработать кучу денег.

– И ты заработал?

Ленни отшатнулся, словно я ударил его по лицу.

– Разумеется, нет. Я отложил свою долю на обучение Тары в колледже. Но сама идея мне понравилась. Все будет выглядеть так, словно Тары больше нет. Дело закрыто, ты успокаиваешься, а мы качаем деньги из Эдгара, часть из них идет Таре. Словом, все выглядело наилучшим образом…

– За исключением…

– Да, за исключением. Узнав о существовании Стейси, эта компания решила, что не может позволить себе зависеть от поведения наркоманки. Остальное тебе известно. Они соблазнили ее деньгами. Тайком записали на пленку. А потом, втайне от меня, убили.

Я подумал о последних минутах Стейси. Понимала ли она, что ее ждет смерть? Или просто отключилась в ожидании очередной дозы?

– Утечка информации через тебя шла?

Ленни промолчал.

– А им ты сказал, что сведения идут от полиции.

– Неужели ты не понимаешь? Ну какая разница, ведь так или иначе Тару тебе возвращать не собирались. В это время она уже была у Тансморов. После того, как выкуп был заплачен, я думал, что дело закончено, все теперь пойдет своим ходом.

– И что помешало?

– Бакару захотелось еще денег.

– Ты был в курсе?

– Нет, комбинацию провели без меня.

– И как ты узнал об этом?

– От тебя, в больнице. Я пришел в ярость. Позвонил Бакару. Успокойтесь, говорит, никто ничего не узнает, нас вычислить невозможно.

– Но ведь вычислили?

Ленни кивнул.

– И ты знал, что я подбираюсь к Бакару. Я сам тебе это сказал по телефону.

– Да.

– Минуту. – У меня вдруг онемела шея. – Бакар решил подчистить концы. Он позвонил двум чокнутым. Женщина, как ее там, Лидия, убила Татьяну. Хеши должен был разобраться с Дениз Ванеш. Но… – Я быстро оценил в уме ситуацию. – Стивена Бакара я застал мертвым. Убили его только что, кровь еще текла. Ни Лидия, ни Хеши сделать этого не могли. Это твоих рук дело, Ленни. – Я посмотрел ему прямо в глаза.

– Думаешь, мне очень хотелось? – В голосе прозвенела ярость.

– Так в чем же дело?

– То есть как это в чем? В колоде Бакара я был джокером. Когда все пошло наперекосяк, он заявил, что направит власти по моему следу. Засвидетельствует, что это я стрелял в тебя и Монику и что я передал ему Тару. Полиция меня, повторяю, ненавидит. Слишком часто я оставлял ее с носом. Да копы только и мечтают поквитаться со мной. Ради этого на любую сделку пойдут.

– И тебя засадили бы? – Ленни вдруг показался мне таким несчастным. – И твоим детям стало бы плохо?

Он кивнул.

– И ты хладнокровно убил человека.

– А что мне оставалось делать? Ты сейчас волком смотришь на меня, но в глубине души наверняка знаешь правду. Это ведь ты заварил кашу. А я расхлебывай, вытаскивай тебя из беды. Вот и попался. Я хотел тебе помочь. Тебе и твоему ребенку. – Он помолчал. – Стреляя в Бакара, я считал, что действую и в твоих интересах.

– В моих?

– Ох, Марк, простой расчет.

– О чем ты?

– А вот о чем. Бакар мертв, все можно свалить на него. Абсолютно все. И дело закрыто. – Ленни встал вплотную ко мне. На мгновение мне показалось, что он собирается обнять меня. Не собрался. – Мне хотелось, чтобы ты обрел покой, Марк.

– И ты написал анонимку, которую нашла Элинор.

– Да.

– Стало быть, добрая цель оправдывает гнусные средства?

– Поставь себя на мое место. Как бы ты поступил?

– Не знаю, – искренне сказал я.

– Я сделал это ради тебя.

Самое печальное заключается в том, что Ленни не лгал. Я посмотрел на него.

– Ленни, ты всегда был моим лучшим другом. Я люблю тебя. Я люблю твою жену. Я люблю твоих детей.

– Ну и как же ты теперь намерен поступить?

– Если я скажу, что сделаю всю эту историю достоянием гласности, ты и меня убьешь?

– Ни за что, – сказал он.

Но при всей моей любви к Ленни, при всей его любви ко мне, я не поручусь, что поверил ему.

Эпилог

Прошел год.

Первые два месяца я только и делал, что мотался в Сент-Луис и обратно, вырабатывал вместе с Эйбом и Лорен планы на будущее. Сперва дело шло туго. Несколько недель я не отпускал от себя Тансморов, потом мы с Тарой начали ходить вдвоем на детскую площадку, в зоопарк и так далее. Однако она постоянно оборачивалась. Дочери требовалось время, чтобы привыкнуть ко мне. Это я понимал.

Десять месяцев назад умер во сне отец. После похорон я купил дом в двух кварталах от Эйба с Лорен и переехал туда на постоянное жительство. Эйб и Лорен – удивительные люди. Например, мы называем мою дочь Ташей. Это уменьшительное от «Наташи» и на «Тару» похоже. Как хирургу, делающему пластические операции, мне это нравится. Я все жду, когда что-нибудь пойдет не так. Но пока все в порядке. И пусть это покажется странным, но я даже не задаюсь вопросом, как это получается.

Мать купила квартиру в кондоминиуме и тоже переехала сюда. После смерти папы у нее не осталось причин жить в Каслтоне. Произошло множество трагических событий – отцовский инсульт, гибель Моники и Стейси, похищение Тары. Всем нам требовался второй акт. Я рад, что мама живет поблизости. У нее появился приятель по имени Сай. Она счастлива. Сай мне нравится, и не только потому, что у него есть сезонный билет на футбол. Он веселит маму. Я и забыл, как она умеет заразительно смеяться.

Я часто разговариваю с Верном. Как-то они привезли к нам на весенние каникулы Верна-младшего и Перри. Мы отлично провели время. Верн взял меня на рыбалку. Раньше я никогда не сидел с удочкой. Мне понравилось это занятие. В следующий раз, говорит, поохотимся. «Ни за что», – сказал я, но Верн умеет убеждать.

73
{"b":"354","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лес тысячи фонариков
Источник
Ghost Recon. Дикие Воды
Успокой меня
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
1984
Гвардия в огне не горит!
Зона Посещения. Расплата за мир
Мама для наследника