ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ах, как я вам благодарна, – заговорила она. – Но, уверяю вас, все это к лучшему. Дядя Артур не способен поступить несправедливо, а мистер Мак Намара честный человек.

Он повернулся к ней, намереваясь ответить, но воздержался. Он не мог сказать ей того, в чем он был глубоко уверен. Она верила в своего родственника и его друзей, и ему не подобало чернить Мак Намару. Язык его был скован.

Она опять задумалась. «Если бы только не этот его поступок». Ей от души хотелось помочь ему, так, как он помог ей когда-то. Но что могла она сделать? Закон – такая сложная, запутанная, сбивающая с толку штука!

– Я провела эту ночь на «Мидасе», – сказала она, – и вернулась верхом рано утром. Дерзкий налет, не правда ли?

– Какой налет?

– Как, разве вы ничего не слышали?

– Нет, – твердо ответил он. – Я только что встал.

– Ваш участок ограбили. В полночь три человека связали сторожа и обобрали шлюзные чаны.

Удивление его казалось вполне естественным. Он забросал ее вопросами. Однако она с удовлетворением заметила, что он избегал смотреть ей в глаза. Он был не слишком искусным лжецом.

А вот лицо Мак Намары своей скрытностью напоминало железную маску. Она невольно сравнила их, причем молодой человек, сидящий рядом с нею, ничего не потерял от этого сравнения.

– Да, я присутствовала при этой истории. Негр хотел связать меня, чтобы я не подняла тревоги, но не сделал этого из великодушия. Этот негр был настоящим рыцарем.

– А что вы сделали, когда они уехали?

– Я сдержала слово и ждала, пока они не скрылись. Затем я подняла на ноги весь лагерь и направила мистера Мак Намару и его людей прямо по следу их, вниз по ущелью.

– Вниз по ущелью! – воскликнул забывшийся Гленистэр.

– Ну, да, конечно. А вы думаете, что они ушли вверх по ручью? – Она посмотрела на него в упор, и он опустил глаза. – Нет, погоня пустилась было в этом направлении, но я направила их куда следовало.

Глаза ее странно засветились, а у него зашумела кровь в ушах.

«Она направила их вниз по ручью. Так вот почему не было погони. Значит, она подозревает. Она все знает».

Гленистэр был потрясен. Любовь к этой девушке вновь поднялась в нем неудержимой волной, требуя выхода. Но мисс Честер, не совсем уверенная в том, что сможет направить дальнейший разговор по угодному ей руслу, встала: ей пора возвращаться в гостиницу.

– Я ясно разглядела налетчиков, – сказала она на прощанье, – и могла бы установить их личность.

Дома он нашел Дэкстри, смывавшего следы ночного приключения.

– Мисс Честер узнала нас вчера.

– Почем ты знаешь?

– Она только что сказала мне. Кроме того, она направила Мак Намару и его свору вниз по ручью, вместо того, чтобы направить их вверх. Вот почему мы так удачно удрали.

– Ну, не молодец ли она? Теперь мы с нею квиты. Интересно, сколько мы намыли золота? Давай взвесим его.

Дэкстри подошел к кровати, откинул одеяло и показал четыре тяжелых и мокрых мешка из оленьих шкур, лежавших там, где он вчера бросил их.

– Тут, должно быть, золота тысяч на двадцать долларов, считая и то, что я отдал Уилтону, – сказал Гленистэр.

В этот момент дверь открылась внезапно и без всякого предупреждения. Молодой человек быстро накинул на мешки одеяло, схватил магазинку Дэкстри и направил ее в дверь.

– Не стреляй, мальчик, – раздался возглас. – Ну, и нервный же ты.

Гленистэр уронил ружье. То была Черри Мэллот. По ее тяжело вздымавшейся груди и раскрасневшемуся лицу было видно, что она бежала всю дорогу. Не дав им опомниться, она закрыла дверь на ключ и торопливо заговорила:

– Они ищут вас, ребята. Прячьтесь поскорей. Они уже близко.

– Кто?

– Что?

– Скорей. Я слышала разговор Мак Намары с судебным приставом Вуризом. Кто-то проследил вас. Говорю вам, они идут сюда. Я удрала черным ходом и прилетела сюда по грязи. Смотрите, на что я похожа.

Она стряхнула грязь с изящных ботинок и с юбки.

– Не понимаю, что вы говорите, – сказал Дэкстри, бросив многозначительный взгляд на своего компаньона. Чем мы провинились?

– А, ну тем лучше. Я прибежала на всякий случай, чтобы вы успели скрыться, если бы вам вздумалось. У них есть ордер на арест; они уполномочены задержать вас за ограбление прииска вчера ночью.

Она кинулась к окну; мужчины посмотрели через ее плечо.

По узкому тротуару шли Вуриз, Мак Намара и еще три человека.

Дом стоял на отлете, так что всякий, кто подходил к нему, мог видеть его со всех сторон. Убежать было невозможно, так как задний» выход выходил прямо на луг, представлявший собой сплошную трясину. Они увидели, что еще один человек обошел дом и приближался с тыла.

– Ах, черт! Они произведут обыск, – сказал Дэкстри, и компаньоны мрачно взглянули друг на друга.

Гленистэр с быстротою молнии выхватил мешки из-под одеял и бросился в заднее помещение, но немедленно же вернулся и безутешным взглядом обвел их почти ничем не меблированное жилье. Тут ничего нельзя было спрятать; глупо даже думать об этом. Он вспомнил о чердаке и на мгновение воспрянул духом, но тотчас же сообразил, что именно с чердака и начнется обыск.

– Я говорил тебе, что он парень въедливый и не отстанет от нас, – сказал Дэкстри.

Шаги приближались и становились все громче.

– Он не дурак. Ему не удалось поймать нас в горах, так он прихлопнет нас здесь. Следовало бы догадаться и спрятать золото. – Он повернул барабан своего почерневшего кольта; лицо его стало жестким и сосредоточенным.

Черри Мэллот, не спускавшая глаз с Гленистэра, увидела, что на его лице вспыхнуло отчаянное выражение загнанного зверя.

Раздался стук в дверь.

Трое, запертые в доме, стояли неподвижно и напряженно слушали. Гленистэр кинул мешок на кровать.

– Иди в заднюю комнату, Черри. Будет драка.

– Кто там? – спросил Дэкстри, желая выиграть время.

Внезапно девушка скользнула к пустой железной печке, стоявшей в углу комнаты. Печка эта, очень распространенная на Севере, представляет собой вертикальный металлический цилиндр, в который сверху насыпается уголь. Она приподняла крышку и увидела, что печка на одну четверть полна золой. Она взглянула на Гленистэра.

Тот понял ее, и четыре мешка немедленно очутились на дне печки; Гленистэр тотчас же засыпал их золой. Быстрота его была не менее молниеносна, чем догадливость женщины, и, когда прозвучал ответ на вопрос Дэкстри, все уже было сделано.

– У нас есть ордер на обыск в вашем доме, – сказал Вуриз.

– Что вы ищете?

– Золотой песок с Энвил Крика.

– Ладно. Ищите.

Вошедшие быстро принялись обыскивать все углы помещения, не обращая внимания ни на девушку, равнодушно следившую за ними, ни на старика, сопровождавшего яростным взглядом каждое их движение. Гленистэр сохранял равнодушно-насмешливый вид, держа правую руку наготове и готовый ко всему.

Мак Намара руководил обыском. Он потерял всю свою прежнюю притворную учтивость. Казалось, поражение озлобило его. Маска спала с его лица, и теперь обнаружилась истинная его сущность: настойчивость, высокомерие и жестокость. Он все время хранил презрительное молчание. Обыск был основательный, и много раз сердца двух мужчин и Черри Мэллот учащенно бились, когда Мак Намара или Вуриз приближались к печке или проходили мимо нее.

Наконец Вуриз приподнял крышку и посмотрел внутрь. В тот же миг Черри с криком бросилась к Дэкстри.

– Не надо, не надо, – взмолилась она. – Не горячитесь. Вы сами будете потом жалеть, Дэкс. Ведь они уже почти кончили.

Судебный пристав не заметил ничего подозрительного в поведении Дэкстри, но, по-видимому, подметил, что старик намерен вступить в бой. В это время Мак Намара с грозным видом выходил из задней комнаты.

– Пускай ищут, – говорила девушка растерявшемуся Дэкстри. – Все равно ничего не найдут. Стойте смирно и не делайте глупостей.

Вуриз и так исполнял свои обязанности без всякого удовольствия; когда же он увидел горящие глаза хозяев, ему окончательно опротивел обыск в доме, где его, видимо, не прочь были подстрелить.

21
{"b":"3540","o":1}