ЛитМир - Электронная Библиотека

– Приходится. Правда, в основном готовлю диетические блюда. У мужа язва. Кашки на воде, протертые супчики, паровые котлеты... Он в общественных местах питаться не может. Если поест в ресторане – с партнерами по бизнесу, – ох как потом мучается!

– Сочувствую вашему мужу.

– Да ну вас! – вдруг сердито сказала она. Неволин смутился – в самом деле, эти слова прозвучали как-то двусмысленно.

А потом он опять вспомнил о Лизе. «Как ты могла?!» – мысленно воззвал он к ней.

– Ненавижу тех, кто пьет, или там наркоманов всяких... – продолжила хозяйка сурово. – Ведь они для чего пьют или колются?

– Для чего? – машинально спросил Неволин.

– Для того, чтобы ускользнуть из реального мира. Здесь скучно, сложно, глупо... А там, в своих грезах, люди видят себя совсем другими. Значительными. Там они совершают подвиги, там ждет их замечательное будущее. А здесь они никто.

– Человек хочет ускользнуть от себя... – согласно вздохнул Неволин. – Трудно смириться, что ты – не эксклюзив, а обычный гомо сапиенс, каких миллионы и миллиарды – было и будет.

«Лиза, если бы ты знала, как мне сейчас больно... Хотела бы ты сама испытать такое, а? Хотела бы? Нет, то-то и оно...»

Неволин увидел на подоконнике колоду карт, потянулся к ней.

– Сыграем? – мрачно спросил он. Спать ему решительно не хотелось.

– Что? – опешила Роза. Глаза у нее были странные – мало того что они косили, еще они были непривычного, какого-то слишком яркого темно-серого цвета. Точно свинец.

– Ну, в подкидного – сыграем? – повторил Неволин, тасуя карты.

Роза захлопала своими странными глазами. То ли она на него, Неволина, сейчас смотрела, то ли еще куда – не поймешь...

– Ладно, сыграем. Просто, на интерес, – нехотя согласилась она. – Вы еще и картежник, ко всему прочему...

В ее голосе Неволин снова уловил осуждение. Но невозмутимо раздал карты и сообщил:

– Пики – козыри... Кто первым будет ходить?

Первую партию они сыграли агрессивно, быстро, точно от этого что-то зависело. Роза осталась «в дураках».

– Еще? – с азартом спросила она. – Ничего, я сейчас отыграюсь!

Вторая партия закончилась с тем же результатом.

Во время третьей Роза жульничала, и Неволин подловил ее на этом. Они сердились, кричали... Потом «в дураках» два раза остался Неволин.

Он играл и все время думал о Лизе, о том, что надо сделать, чтобы она поняла, какую боль причинила ему...

Константин был взрослым, нормальным мужчиной, тридцати шести лет от роду, он почти никогда не страдал от ревности – то ли повода ему не давали его женщины, то ли он сам по себе был таким. Но сейчас, думая о Лизе, он просто сходил с ума... «Чтобы ты, Лиза, почувствовала то же самое! Или... – он вдруг замер с поднятой картой в руке – ...или – чтобы я перестал себя чувствовать «в дураках»?..»

Отомстить. Отомстить Лизе. Боже, как банально!

– Что, съели?.. – торжествующе воскликнула Роза. – А мы вот вам еще одного короля подкинем... Чем теперь бить будете?..

Неволин снова посмотрел на нее. Она была совсем не в его вкусе – он никогда не любил полных. И к тому же ее возраст... Ну, допустим, Роза еще далеко не старуха, но один ее халат из фиолетовой байки чего стоит! Это будет не месть Лизе, а мазохизм какой-то. Месть самому себе.

– Сыграем на желание? – тем не менее вдруг холодно предложил он.

– То есть?

– Проигравший выполняет желание выигравшего.

– Что? – возмутилась Роза. – Мы же просто играем, на интерес!

– На интерес – не интересно. Или боитесь проиграть?

– Я?..

– Да, вы!

– Я – нет... А вдруг вы какую-нибудь глупость от меня захотите? – совсем по-детски, растерянно спросила она и почему-то покраснела.

– Это уж непременно... Но если все-таки выиграете вы?

– Я тогда заставлю залезть вас под стол и кукарекать! Алкоголик несчастный...

– Что ж, у вас есть шанс, Роза.

Она немного подумала, а потом ответила:

– Нет.

И улыбнулась. У нее появлялась ямочка на щеке, когда она улыбалась.

* * *

Роза ветров – график, изображающий режим ветра в данном месте; обычно строится по многолетним данным для месяца, сезона, года. По разным направлениям сторон света проводятся линии, длина которых определяется частотой ветров, затем их концы соединяют.

(Из популярной энциклопедии.)

* * *

Зачем он сказал про желание?

У Розы никаких желаний не было. Она встала из-за стола и ушла к себе.

Но тем не менее его слова почему-то выбили ее из колеи. С чего она взяла, что гость имел в виду именно это? Возможно, он просто шутил...

Но она совсем растерялась. Так растерялась, что даже забыла запереть за собой дверь. Упала на кровать и уставилась в потолок.

Было поздно. Очень поздно.

Но она боялась заснуть, боялась, что снова увидит во сне огромный белый лайнер и на нем, на капитанском мостике... О, как странно мечтать о том, что не сбылось и никогда уже не сбудется, о том, что безвозвратно исчезло больше двадцати лет назад, даже, если быть точнее, – ровно двадцать три года назад.

«Я же не люблю тебя, – мысленно обратилась она к Алику Милютину. – Ты мне не нужен. Я счастлива. Какого черта ты меня преследуешь?.. Ты вообще – умер. Навсегда умер!»

Слезы медленно потекли из глаз Розы.

А потом она услышала, как тихо скрипнула дверь. Роза вся сжалась, сжала кулаки – так, что ногти впились в ладони.

Это был ее гость, Константин Георгиевич Неволин.

Тот еще тип! Не стоило, конечно же, пускать его в дом.

«Все равно я проиграла... – мелькнула предательская мысль. – По жизни проиграла!» Почему она так подумала? Роза медленно разжала кулаки...

В темноте она увидела, как Неволин стянул с себя майку, потом, позвякивая металлической пряжкой на ремне, снял брюки. Надо было возмутиться, закричать, прогнать нахала, но Роза почему-то не могла этого сделать. Вот не могла – и все тут! Она, порядочная женщина, мать семейства, ни разу не изменившая мужу...

Константин лег рядом, положил ей руку на плечо. Потом коснулся пальцами ее лица, словно ловил трепет ее ресниц. Смахнул слезинку со щеки – и даже как будто не удивился тому, что она плачет.

Он молчал, и это было хорошо, потому что если бы Неволин заговорил, Роза непременно прогнала бы его. Он касался ее, изучал – наверное, тоже закрыв глаза, и Роза все ждала, что он в любой момент сам уйдет от нее, и это будет еще хуже – наверное, после такого только и останется, как свихнуться от стыда. Стыда за то, что ты уже не женщина.

Но его ладони не исчезали, все время были рядом, и они не делали ничего такого, что Розе было бы неприятно. Этот Константин Георгиевич никуда не торопился, он был экономен и расчетлив, копил секунды и минуты, был хитер и щедр одновременно.

И в какой-то момент Роза окончательно поняла – Неволин никуда не уйдет. Все начатое будет завершено, и все точки над «i» будут расставлены. Он возьмет, но он и отдаст. Он честный купец.

Из его сомкнутых губ вырвался то ли вздох, то ли тихий стон, и это почему-то ужасно взволновало Розу. Его стон эхом отозвался у нее внутри.

Она все-таки женщина. Она все еще жива!

Роза осторожно, не открывая глаз, осмелилась прикоснуться к нему.

Это было дико и странно – чувствовать рядом с собой совершенно чужого, незнакомого мужчину, тем более после стольких лет замужества. Роза ощущала себя чуть ли не девственницей, таким странным казалось ей происходящее... Она едва не засмеялась.

Тем более что муж Николай, при всех своих прочих достоинствах, таким рвением не отличался. За все годы их брака он превратился в сурового менялу и поднимать курс не собирался. Последние супружеские объятия были месяц назад. Подарок на день рождения...

Она все-таки засмеялась.

В ответ Неволин тоже тихо засмеялся и осторожно укусил ее за плечо.

Он был легкий и сильный, и, не сомневаясь ни в чем, вел за собой Розу – туда, к своей цели. И она покорно и даже радостно шла за ним. Им было, в общем, по пути.

7
{"b":"35403","o":1}